14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Мы так устали и так беспомощны»

Очевидцы в Сирии уверяют, что после начала российской операции в Сирии, ситуация там стала хуже, чем когда-либо. Целые населенные пункты опустели, от ударов пострадали несколько больниц. По словам собеседника «Шпигеля», который уже несколько лет координирует оказание медицинской помощи в Сирии, «никогда страх и отчаяние не были так велики, как сегодня. Люди бросают все и бегут как в трансе, только чтобы спастись от бомб».

Диктатор казался немного бледным и похудевшим, но был сама вежливость. Башар Асад благодарил Владимира Путина за его поддержку «единства и независимости Сирии». Российская интервенция, как заявил Асад вечером 20 октября в Москве, предотвратила развитие событий в стране по еще более трагическому сценарию. Несколькими часами позднее его первый за четыре года зарубежный визит завершился, и он вылетел обратно в Дамаск.

Участники госвизитов нынче редко откровенничают перед камерами. Но не менее редко интерпретация и действительность оказываются так далеки друг от друга, как это было 20 октября в Москве. Говорить о независимости в то время, когда твоя власть целиком и полностью зависит от Москвы и Тегерана, кажется столь же абсурдным, как и апеллировать к единству Сирии. После вмешательства России в сирийскую войну страна далека от единства как никогда.

По оценкам, в Сирии сегодня насчитывается 9 миллионов так называемых внутренних беженцев, которые скитаются по стране. С тех пор, как российские ВКС наносят удары по территориям повстанцев на северо-западе страны, тем самым облегчая наступление «Исламского государства» (в России признано террористической организацией), люди там оставляют селения и города, еще недавно бывшие их малой родиной. 40–70 тысяч жителей из провинций Хама, Идлиб и Алеппо спасаются бегством от ракет и осколочных бомб с российских самолетов и вертолетов, которые наносят удары не то чтобы точнее сирийских ВВС, зато чаще и интенсивнее. Более конкретных цифр не существует.

Это игра с огнем, не поддающаяся контролю: священные войны не знают компромиссов и уж точно не предполагают переговоров. Однако до сих пор и Москве, и Дамаску, и ИГ блестяще удается эта игра: объявлять противника заклятым врагом, но не нападать на него. Вашингтон пока наблюдает за этим со стороны, президент Барак Обама призывает к «стратегическому терпению». Сегодня многие, и в том числе многие американцы, считают такую политику рискованной. «Наше правительство закрывает глаза на действительность, – говорит советник по национальной безопасности президента США Джорджа Буша-младшего Стивен Хэдли. – Цель России – стабилизировать власть Асада в западной части страны и тем самым стать непременным участником любого международного процесса разрешения кризиса в регионе. И сейчас Москва приближается к этой цели».

Предполагая, что российская операция в долгосрочной перспективе закончится провалом, Обама опять-таки выдает желаемое за действительное. Ведь наземную операцию, сопряженную с большими потерями, русские планируют предоставить союзническим силам шиитов: иранцам, ливанской «Хезболле» и поредевшей армии Асада. Ее начало было анонсировано еще несколько недель назад. Как сообщалось, сотни воинов «Хезболлы» уже направляются в Сирию, включиться в борьбу готовы до 3000 иранских «Стражей исламской революции». «В ближайшие дни мы одержим в Сирии крупные победы», – пообещал командующий КСИР (Корпус стражей исламской революции. – «Профиль») еще 12 октября.

Однако то, что за этим последовало, нельзя назвать победами, равно как и поражениями. Ведь в первых боях участвовали исключительно сирийские, но не иранские войска. Зато пали несколько ключевых командиров КСИР: 8 октября в бою погиб генерал Хусейн Хамедани, самый высокопоставленный иранский офицер за последние 30 лет. 12 октября смерть настигла двух бригадных генералов, шестью днями позднее – одного полковника, затем – командующего военизированными формированиями. Все они находились на фронте в качестве «советников» или «наблюдателей», вот только речь шла о борьбе не против ИГ, как было объявлено впоследствии, а против повстанцев. Через своих информаторов в повстанческой армии они получали данные о том, «когда и где линию фронта будет осматривать делегация высоких иранских чинов», как утверждает один из командиров группировки «Фронт Леванта» в Алеппо.

При всей поддержке, которую Иран оказывал Асаду оружием, деньгами и инструкторами в последние годы, Тегеран неизменно придерживался одного: никаких боевых частей в Сирию не направлялось. Вперед шли другие – ливанцы, иракцы, афганцы.

То, что иранские войска и силы «Хезболлы», которые на время отводились из Алеппо, теперь действительно должны перейти в наступление, свидетельствует: Дамаск и Тегеран полагаются на то, что российская авиация расчистит им путь ударами с воздуха.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK