12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

На дне Кавказа

За 2013—2014 годы на Северном Кавказе сменился лидер по упоминаниям в прессе и полицейских сводках. Дагестан уступил «почетное» первое место Ингушетии. В республике активизировалось исламское подполье, окончательно развалился бюджет, а реальный уровень безработицы один из самых высоких в стране.

 

Ингушетия на протяжении всей своей истории после распада СССР была одним из беднейших регионов России, беднейших и опаснейших. За 23 года существования Федерации ситуация не изменилась, хотя Кремль пытался ее исправить, переназначая руководство республики.

Самые большие надежды связывались с назначением на пост президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, силовика, который, по задумке Москвы, должен был навести порядок в регионе, разобраться с исламским подпольем, коррупцией, клановостью и кумовством в управлении, безработицей и другими проблемами.

Евкуров лихо начал, отодвинув от кормушек и бюджетов тех, кто процветал на этом все 90-е годы и первую половину 2000-х. На какое-то время Ингушетия пропала из ежедневных сводок о взрывах, терактах, обстрелах полиции и других силовиков. Однако уже в 2013 году ситуация вновь начала ухудшаться.

Подрывы постов полиции и ГИБДД, регулярные операции по ликвидации боевиков, засевших в домах в Назрани и других населенных пунктах, — все это снова стало нормой для республики.

«Силовики почти не контролируют ситуацию. Если поначалу Евкуров сумел перестроить работу местной полиции и ФСБ, скоординировать их с федералами, то сейчас от этой выстроенной системы ничего не осталось, хотя формально от нее никто не отказывался», — рассказал «Профилю» один из силовиков, работающий на Кавказе и занимающийся обеспечением безопасности как раз в Ингушетии.

По словам нашего источника, в 2013—2014 годах количество молодых людей, уходящих «в леса», увеличилось. Во всех республиках Северного Кавказа работают вербовщики от исламистов. Их добычей становятся молодые люди, у которых нет постоянной работы и легального дохода, которые не видят для себя перспектив существования в рамках той системы, которая считается законной и легитимной. «У них нет перспектив, потому что ничего не меняется. В Ингушетии ты не можешь заняться бизнесом так, чтобы он был легальным на 100%, ты не можешь найти работу, ты вообще почти ничего не можешь, кроме как влачить довольно жалкое существование, перебиваясь с тех продуктов, что удалось вырастить, на те, которые удалось украсть», — говорит офицер.

Эта бесперспективность и стала катализатором для всплеска исламистских настроений в обществе, для увеличения числа террористов и радикалов за счет местной молодежи.

Юнус-Бек Евкуров, только придя на пост президента республики, объявил приоритетными целями борьбу с терроризмом и налаживание нормальной работы всех властных институтов в регионе. План был хорош. Если бы в Ингушетии удалось победить клановость и гигантскую коррупцию, то заработали бы социальные лифты и республика перестала быть кузницей кадров для исламского подполья. Но пока статистика говорит об обратном.

За 2013 год — около 60 уголовных дел по фактам коррупции местных чиновников. 299 сотрудников администрации республики и администрации Назрани — родственники чиновников. Эти данные приводит Михаил Тульский, президент исследовательского центра «Политическая аналитика». Представители Ингушетии в других регионах России становятся фигурантами уголовных дел о коррупции и вымогательстве, как полпред республики в Саратове, которого осудили за мошенничество.

Развить политическую конкуренцию в рамках правового поля тоже не получилось, хотя Евкуров планировал это сделать. В 2013 году был арестован местный правозащитник Илес Татиев, который выступал против Евкурова. Татиев получил три года колонии. Это, конечно, прогресс, при прошлых руководителях республики правозащитников и политических оппонентов просто похищали и убивали, при Евкурове посадили, но эта посадка вызвала волну протестов.

Член местного парламента Ахмед Белхороев после критических высказываний в адрес Евкурова в федеральных СМИ написал письмо президенту Путину с просьбой защитить себя от угроз местных силовиков, которых якобы натравил на него лично Евкуров.
Все эти скандалы и суровая статистика — место в хвосте списка регионов по уровню доходов и в лидерах по уровню безработицы и преступности — говорят о том, что ставка Москвы на силовика Евкурова не сработала и его нужно менять. Вопрос – на кого?    

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK