11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Карусельки у нас будут, ждем их»

В воскресенье в России пройдут выборы в Госдуму. Тысячи наблюдателей – от партий и независимых – будут работать на избирательных участках и следить за соблюдением всех норм. «Профиль» поговорил с теми, кто готовил волонтеров, и с представителями различных политических сил о том, с какими трудностями столкнулись наблюдатели на этих выборах, о проблемных регионах и о том, какие нарушения ожидаются в этот раз. 

Григорий Мельконьянц, сопредседатель совета движения в защиту прав избирателей «Голос»:

– Законодательство, которое было принято, серьезным образом ограничило возможность отправлять наблюдателей и журналистов на избирательные участки. Оно же создало дополнительные риски для наблюдателей. Мы видим, что, например, в Алтайском крае эти риски подтверждаются. Как только списки наблюдателей были сданы в избирательную комиссию, администрация получила к ним доступ и начала оказывать давление на наблюдателей, чтобы они отказались от работы в день голосования. Еще одно ограничение состоит в том, что наблюдатель не может работать одновременно на нескольких участках – только на одном. Это, конечно, снижает эффективность. И даже если наблюдателю станет известно о конкретном нарушении, он не сможет поехать на место, поскольку составлять списки надо не позднее, чем за три дня до голосования. По этой же причине власть знает заранее, на каких участках есть наблюдатели, а на каких их нет. Наблюдателей сильно не хватает. По сравнению с прошлыми выборами, их меньше раза в два. Сыграл роль перенос выборов на сентябрь. Это сделало всю кампанию вялой. Это отразилось и на активных гражданах. Они не видят кампанию, поэтому и наблюдать не хотят. Мы проводили обучение наблюдателей, особенно, в регионах. У нас очень много материалов: справочников, памяток. Проблем с обучением нет. Есть бесплатная горячая линия. Были бы люди. А вот как раз с людьми проблема достаточно серьезная. Ожиданий никаких нет. Я думаю, что в тех центрах наблюдения, где будет достаточно наблюдателей и будут яркие агитационные кампании, в день голосования будет достаточно жарко. Но в Москве грубых фальсификации будут вряд ли, потому что городские власти захотят избежать волнений. Есть нарушения до дня голосования, но во время выборов нарушений мало. Выборы в Москве стараются проводить нейтрально. Чтобы не было претензий. После выборов мы все проанализируем, дадим общую картинку. Для этого постараемся максимально равномерно распределить тот небольшой ресурс наблюдателей, который у нас есть, по регионам. Мы присутствуем в 40 регионах.

Инна Куртюкова, «Гражданин наблюдатель»:

– Ситуация с наблюдателями, конечно, хуже, чем на президентских выборах 2012 года. Тогда к нам был очень большой приток волонтеров – в одной Москве только тысяч пять пришло. Сейчас новых идет меньше. У нас, правда, старые наблюдатели стали членами комиссий с правом решающего голоса. По Москве это две с половиной тысячи человек. Это наш «костяк». Точные цифры сказать сложно. На все участки даже в Москве людей не хватает. Ситуация зависит от конкретных округов. По итогам выборов мы сделаем хорошую выборку по Москве и Петербургу, оп остальным регионам, наверное, получится выборка в 5-10%. Она тоже будет репрезентативной. Сегодня у нас последняя лекция для наблюдателей. Сделали видеолекцию, разослали ее по наблюдателям. Мы предполагаем, что могут быть приписки по явке избирателей на участки. Они могут быть связаны с привязкой местных администраций к конкретным партиям. 

Для того, чтобы в каком-то регионе какая-то партия прошла в Госдуму, ее региональный список должен выиграть у ее же регионального списка в другом регионе. То есть, получается внутрипартийное соревнование между регионами вместо традиционного и привычного всем соревнования между партиями. И администрации регионов, которые предпочитают какую-либо партию, будут пытаться приписать ей побольше явку. Там, где выборы будут проводиться по мажоритарной системе – то есть, в одномандатных округах – наверное, нарушений будет побольше, потому что выше конкуренция. В Москве в течение месяца или больше идет давление на сотрудников разных компаний. В основном, в строительной сфере. Например, сегодня нам позвонила избирательница и анонимно рассказала о разговоре двух работников Метростроя, который она случайно подслушала. Мужички шли и разговаривали между собой, что их заставляют брать открепительные и приносить начальству. Эти открепительные, видимо, не позволят им самим проголосовать, но будут выданы «карусельщикам». В принципе, ничего нового, кроме того, что это происходит уже в строительных компаниях. Раньше такого не было. 

Дмитрий Нестеров, член Совета общественного движения по контролю за соблюдением законности на выборах СОНАР:

– У нас вполне определенная тенденция с большими федеральными выборами. По сравнению с предыдущими кампаниями 2011-12 годов нынешние выборы гораздо меньше интереса вызывают и у избирателей, и у наблюдателей. Их исход предсказуем. Практически на 90% ясно, кто пройдет, а у кого нет шансов. В 2012 году у нас была большая волна сразу во многих городах. Люди поняли, что с выборами что-то не так, увидели это собственными глазами, подумали, что от них что-то зависит, и пошли в наблюдатели, чтобы попытаться что-то изменить. Сейчас это во многом ушло. Потому что люди поняли, что выборы устроены достаточно сложным образом, и их роль на участке может мало что изменить. Все нарушения, включая давление, недопуски кандидатов, перетекут на другие фазы выборов – доизбирательные. Как нам показала федеральная кампания, те изменения в законодательство, которые ввели за последние пять лет и которые ограничивают пассивное избирательное право (право выдвигать свою кандидатуру на выборы – «Профиль»), точечно отцепили ресурсных кандидатов – условных Прохорова, Ходорковского. То есть, эти люди не имели даже возможности выдвинуться, чтобы их потом уже сняли. На всех этапах есть рычаги, фильтры, которые приводятся в действие и влияют на конечный итог. Отсюда у населения и низкий интерес к выборам. Те, кто остается и продолжает наблюдать, руководствуются какими-то более глубокими мотивациями – уважением к институту выборов в целом, например. «Пусть он больной, надо все равно за ним смотреть, наблюдать, контролировать», –  так они рассуждают. 

Но большинство людей мотивацию потеряли. Отсюда вывод: независимых гражданских наблюдателей, не представляющих партии, в этот раз будет гораздо меньше, просто в разы. Многие из тех, кто придет, уже стали членами комиссий с правом решающего голоса, они знают, как работает система, им интересны будут технические стороны процесса –  в точности ли соблюдается законодательство, процедуры. Регион, который вызывает опасения – Подмосковье. Мы надеемся, что в этот раз там будет чище, чем обычно. В том числе благодаря тому, что регион под свой контроль взяло руководство ЦИК во главе с Эллой Памфиловой. Плюс сверху поступают сигналы: не надо сильно фальсифицировать, надо обеспечить прозрачность. Такие сигналы не до всех регионов доходят, но до Подмосковья в этот раз, надеюсь, дойдут. В регионах вроде Мордовии, Дагестана, Саратовской области, Татарстана как фальсифицировали, так и продолжат это делать. А вот перенос выборов на сентябрь не сказался на интересе к ним. В некотором смысле, в сентябре даже лучше и удобнее – теплее, легче добираться до участков. Вот агитировать да, сложнее, а участвовать в выборах легче. Вспомните 2013 год и выборы мэра Москвы. Они были еще ближе к лету, но там была интрига, и люди пришли. А здесь ее нет.

Елена Бабченкова, координатор движения «За честные выборы»:

– Проблем с людьми у нас нет, желающих стать наблюдателями много. Это говорит о том, что молодое поколение (а мы работаем, в основном, с ним) действительно интересуется данными процессами. Они приходят и говорят: «Да, мы хотим посмотреть, как пройдут выборы на нашем избирательном участке». Я слышала, что у других наблюдательских организаций есть проблема с привлечением людей, но у нас таких проблем в этот раз нет. Возможно, потому что к нам приходит очень много людей, которые только начинают следить за выборами и у которых еще не успел остыть интерес. Что касается нарушений, то тут пока говорить рано. Посмотрим. Пока можно сказать о нарушениях во время предвыборной кампании. И на этом этапе нарушений значительно меньше, чем, например, в прошлом году на региональных выборах.

Марек Мрака, наблюдатель от ОБСЕ:

– ОБСЕ пока не дает никаких комментариев – это политика организации. Мы внимательно за всем следим и обо все подробно расскажем на пресс-конференции в понедельник днем.

Екатерина Винокурова, Профсоюз журналистов:

– Я хочу отметить два момента. Первый – по ограничениям. В марте этого года без всякого обсуждения депутаты Госдумы приняли закон, по которому журналисты не могут присутствовать на избирательных участках именно как журналисты, если у них нету специальной аккредитации от ЦИК или областного Избиркома. Этот закон безусловно направлен на то, чтобы облегчить фальсификации, особенно в регионах. Такую аккредитацию может получить журналист, который работает в штате редакции, за 2 месяца до выборов. Учитывая специфику рынка журналистики в России, мы с вами понимаем, насколько это запретительная мера.  

Что я попробовала сделать: сперва мы пытались с Профсоюзом журналистов добиться отмены этого, но, к примеру, Леонид Левин на круглом столе ЦИК сказал, что в этом вопросе они не будут слушать журналистов. И для него это абсолютно нормально. Потом мне удалось выйти на Эллу Памфилову, которой я объяснила специфику: журналисты часто меняют место работы, редакции меняют юрлица, многие люди вообще работают по договору, а не по ТК, это нормальная практика, и особенно она характерна для государственных телеканалов. Элла Александровна пошла нам навстречу, и в итоге было принято постановление про аккредитацию, согласно которому закон этот становится, на самом деле, никчемной бумажкой. Никакие доказательства представлять не надо, все полагаются на добрую волю редакции. Я являюсь сторонником концепции того, что надо оставаться абсолютно законопослушным человеком, но в данной ситуации такой закон мы соблюдать совершенно не обязаны.

Что касается второй части, журналистов-наблюдателей, тут все гораздо хуже. Журналисту всегда было выгоднее приходить как журналисту, а не как наблюдателю. Дело в том, что журналисту раньше не надо было получать согласие Избирательной комиссии на фото- и видео- съемку. В 2011 году я и журналист издания тогда еще Lenta.ru Илья Азар ловили карусели. Мы вклинились в группу, которая должна была делать вброс, мы пришли на участок и заявили, что знаем о подготовке фальсификации и хотим остановить уголовное преступление. Естественно, мы начали снимать это всё на фото и видео. Сейчас мы с Азаром пошли бы прицепом с самими нарушителями, потому что сейчас нужно разрешение от избирательной комиссии, а она была в сговоре с фальсификаторами. Сейчас у журналистов и наблюдателей сравнялись права, и это плохо. 

И тем не менее, я буду работать на этих выборах как журналист, буду пресекать все фальсификации, и призываю своих коллег это делать. Среди моих коллег есть люди, которые даже являются членами избирательных комиссий с правом решающего голоса. Это очень хорошая практика – вне зависимости от того, чем закончатся выборы, я считаю, что на выборы надо ходить.

Сергей Тимуров, руководитель контрольной группы московского отделения КПРФ:

– Сейчас количество наблюдателей нарастает даже не в геометрической прогрессии, а в экспоненте. Сейчас 92% участковых избирательных комиссий города укомплектованы нашими членами комиссий с решающим голосом, а вот с совещательным голосом мы имеем право направить по два человека – от партий и от кандидата в депутаты. Цифры быстро растут.

Вы сейчас мне позвонили, а у меня еще пять списков желающих необработанных, будем выходить в среднем по два человека на участок, ближе к трем. Сейчас минимум по человеку на участок мы достигли. В Москве 3634 избирательных участка, вот и считайте.   

На этих выборах, если у нашей партии появляется четвертый человек, мы пользуемся формой наблюдателей. Сейчас наблюдателей мы почти не выставляем, чтобы не связываться процедурами, которые они придумали. Наблюдателей у нас единицы. Так, в основном, мы используем двух членов ИК с правом совещательного голоса. Они могут работать независимо, и полномочий у них больше, чем у наблюдателей. Сейчас, на этих выборах, нам эти ограничения наблюдателей не сильно мешают. А вот с муниципальными будут проблемы (в Москве они пройдут в 2017 году). 

Настроение у нас боевое. Нарушений ждем – есть сигналы по поводу того, что в жилищнике Нагатино-Садовники иногородних сотрудников послали всех по домам брать открепительные талоны, а потом со всех руководство жилищника их собрало. Как они будут их использовать – можно только догадываться. Аналогичное произошло и в паре строительных фирм. Такие вещи, – карусельки, – у нас будут, ждем их. 

Мы активно работаем с организациями по правам избирателей, многие из них участвуют в обучении наших кадров, многих координаторов знаем, и они нас знают. Они помогают там, где могут. Они от разных партий могут идти, и от «Яблока», и от «Справедливой России», но мы знаем, что они объединены единой целью – честными выборами.  К сожалению, в этом году у них плохой приток, слабоватый. У нас больше.»

Евгения Власова, координатор программы наблюдения «Яблока»:
– Мы приняли решение направлять людей не в качестве наблюдателей, а в качестве членов комиссий с правом совещательного голоса. Связано это с новыми ограничениями на наблюдателей и с тем, что сведения про них в территориальные избиркомы надо подавать не позже, чем за три дня до выборов. Для того чтобы избежать этой необходимости, мы назначаем наших людей именно в комиссии. У них больше прав и более стабильное положение в комиссии, чем у простых наблюдателей. Единственное, они не могут голосовать на заседаниях и подписывать протоколы об итогах голосования. Все остальные права – такие же.

Что касается количества людей, в этом году оно меньше, чем в предыдущие годы. В предыдущем году в Москве было голосование, в регионах мы тоже работали, и видели тенденции – после 2011 года количество наблюдателей лишь уменьшалось. И тем не менее мы и далее взаимодействуем с региональными ассоциациями, продолжаем обучение, сегодня вечером будет одна лекция. Планируем, что где-то около 1000 наблюдателей у нас в Москве будет.  Идет спад интереса у потенциальных наблюдателей. Это работа только для волонтеров, она у нас не оплачивается, поэтому вот такая картина – столько людей реально готово участвовать.

Взаимодействуем с «Голосом» по самым разным направлениям. Во-первых, они отправляют к нам людей для получения документов для работы в комиссиях, от партий идти легче. Естественно, мы приглашаем их всех обучиться в «Яблоке», но если нет – просто берут комплект документов. Мы взаимодействуем с ними по заграничным наблюдателям – из «Сонара» и «Гражданина наблюдателя» присылают запросы тех или иных заграничных наблюдателей оформить через «Яблоко». Кто-то из них напрямую идёт через нашу партию, из порядка 30 стран. 

С наблюдателями других партий мы в настоящий момент не взаимодействуем, однако же мы консультируем всех на наших занятиях, что взаимодействовать можно со всеми привычными наблюдателями (за исключением одной партии). Надо смотреть, кто на участке. В регионах даже с ЛДПР бывало сотрудничали. В основном это Парнас, Справедливая Россия, где-то коммунисты – только если приличные люди сидят, заинтересованные в контроле, а не только получить копию протокола. 

Пока сведений о возможных нарушений в день голосования нет. Единственное, есть регионы, где выдавалось очень большое количество открепительных учреждений – в Московской области есть территориальные комиссии, выдавшие порядка 1000 удостоверений. Это вызывает некоторое напряжение. Объясняется это тем, что в день голосования люди из этих регионов будут голосовать в Москве, и все же в среднем таких удостоверений выдают 70-100, а не 1000.

Константин Мазуревский, первый заместитель руководителя центрального исполнительного комитета «Единой России»:

– Избирательным штабом партии принято решение о том, что на каждый участок будет направлено по два наблюдателя. Это максимальное количество, которое возможно по закону. Мы партия большая и можем себе это позволить. Они смогут работать посменно и не ослаблять фокус внимания в течение всего дня голосования и во время подсчета голосов. Мы привлекаем не только членов партии, но и беспартийных. Взаимодействуем с молодежным избирательным штабом, который готовит наблюдателей. Обучение проходило в три этапа: теоретический курс, практическое занятие в формате деловой игры и урок по взаимодействию наблюдателей между собой и с избирательными комиссиями. Кроме этого, мы напомнили партийным юристам все тонкости избирательного законодательства. Мы считаем, что наши наблюдатели люди профессиональные, порядочные и способны справиться с задачей обеспечить открытые,  конкурентные и легитимные выборы. Мы в этом не сомневаемся. Если будут нарушения, они будут сообщать и оперативно пресекать. Но лично я думаю, что когда у нас есть 14 партий, которые назначат своих наблюдателей, плюс члены комиссий с совещательным голосом плюс множество региональных и муниципальных выборов, которые пройдут в этот же день, что-либо сфальсифицировать невозможно. Но даже если попытки будут, каждая из них будет немедленно пресекаться.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK