16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Не вашего ума дело

Акционеры разоренной некогда нефтяной корпорации ЮКОС не получат от российских властей ни копейки из $2,1 млрд, присужденных им Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) в качестве компенсации за нарушение права частной собственности. Сэкономить на этом государству помог Конституционный суд (КС) России, который на прошлой неделе признал – решение ЕСПЧ по делу ЮКОСа противоречит Конституции РФ, а значит, его можно не исполнять.

При этом ему удалось решить сложную логическую задачу – юридически обосновать тезис о том, что «если нельзя, но очень хочется, то можно». С одной стороны, КС признал нерушимость принципа Pacta sunt servanda – договоры, тем более международные, каковым является и Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод», должны выполняться. С другой – не умалил и национальный суверенитет, а также принцип невмешательства во внутренние дела государства.

На том и стоит российская Конституция и ее главы о правах человека и государственном строе, нарушать которые, решил КС, ни одному международному закону или суду не дозволено.

Постановление КС не стало сенсацией, поскольку российские власти и правосудие готовили обоснование для него давно и планомерно и ничего не скрывали. Кроме того, КС подчеркивает, что подобная практика может применяться лишь в исключительных случаях. Беда только в том, что в российских реалиях такие исключения чаще всего становятся правилом и применяются в зависимости не от правовых коллизий, а от частного мнения или даже сиюминутного настроения того или иного высокого чина. Между тем неисполнение международных обязательств как минимум негативно скажется на репутации России в цивилизованном мире. Как максимум вполне вероятно, что подобные действия могут стать основанием для исключения нашей страны из международных структур. По крайней мере, Совет Европы уже выразил озабоченность отказом России исполнять решение Страсбурга.

Три шага к свободе

Россия уже через несколько лет после ратификации в 1998 году Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод стала одним из лидеров по числу жалоб в ЕСПЧ и вынесенных в отношении нее решений, однако долгое время в Москве к этому международному институту относились вполне терпимо. О принципиальных разногласиях с ЕСПЧ российские политики заговорили лишь в середине 2015 года в связи с очередным витком «дела «ЮКОСа». Причем трудно сказать, что же в первую очередь сыграло роль – то ли принципиально непримиримое отношение в Кремле к бывшим топ-менеджерам «ЮКОСа», разоблачение которых там называют не иначе как «особым случаем», то ли действительно беспрецедентные масштабы финансовых претензий.

К тому времени Россия оказалась должна акционерам «ЮКОСа» сразу по двум решениям международных судебных инстанций. Во‑первых, $2,1 млрд (включая судебные издержки) по решению ЕСПЧ, который признал российские власти виновными в нарушении права акционеров на частную собственность (ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции). А именно: в том, что налоговые претензии, непомерные штрафы и пени ($10,6 млрд долгов и $13,6 млрд штрафов), предъявленные на заре уголовной эпопеи «ЮКОСа», в 2003–2004 годах, были выдвинуты с нарушением трехлетнего срока давности привлечения к ответственности. Во‑вторых, $50,1 млрд по решению Постоянного третейского суда в Гааге (ПТС, Гаагский арбитраж) за «незаконную экспроприацию активов «ЮКОСа» в нарушение «Энергетической хартии», гарантирующей защиту активов частных компаний от отчуждения и национализации государством.

«ЮКОС» был «злостным неплательщиком налогов», «нарушителем законов», говорится в постановлении КС. «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы, – гласит ст. 57 Конституции. – Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют». А КС добавляет: налоги имеют публичное предназначение, это основной источник бюджета, от них зависит социальная политика государства. «ЮКОС» жалуется, что претензии налоговики предъявили с нарушением сроков давности. А КС парирует: к нарушителям, которые намеренно манипулируют сроками давности, может применяться «дифференцированный подход». Иначе, как следует из рассуждений КС, нечестно получается – одни нарушители на сроки давности пеняют и выходят сухими из воды, а другие фискалам не возражают и смиренно принимают наказание. Тут, по логике КС, нарушается «принцип равенства и справедливости» одних нарушителей перед другими. Кроме того, суд напомнил, что в 1990‑х, в эпоху расцвета «ЮКОСа», государство существовало «в условиях политической и экономической нестабильности», нестабильным было и налоговое законодательство, и государство просто вынуждено было воздействовать на нарушителей всеми имеющимися способами, включая налоговую полицию.

Только в начале нулевых «Россия смогла приступить к реформе»: был принят Налоговый кодекс, снижена налоговая нагрузка, законодательство повысило степень прозрачности и стало соответствовать лучшим мировым образцам. Однако и налоговые нарушения, различные схемы махинаций и варианты уклонений от платежей в госказну плодились неустанно. Поэтому, заключил КС, одними законодательными доктринами проблема эта не решалась, и важную роль стала играть судебная практика. Налогоплательщики же, особенно крупные, как теперь решено, должны были уже тогда, в начале 2000‑х, понимать меру своей ответственности за налоговые нарушения и не рассчитывать на сроки давности.

Фото: EPA/Vostock Photo

Выходное положение

Разрешение КС не платить акционерам «ЮКОСа» компенсацию окончательное и вступило в силу немедленно по провозглашению. Председатель КС Валерий Зорькин подчеркнул, что суд впервые позволил себе полностью не согласиться с коллегами из ЕСПЧ. Видимо, постановление по делу жаждущих избирательных прав осужденных прецедентным в этом смысле не сочли, так как тогда КС напомнил законодателю, «последовательно реализующему принцип гуманизма в уголовном праве», что тот такую вольность предоставить может. А то, что народные избранники в этом направлении пока не думают, вероятно, их дело.

Зорькин заверил в «самом доброжелательном отношении к европейскому порядку» со стороны КС. Но удастся ли ему и дальше так удачно играть роль царя Соломона? О невозможности исполнить решения ЕСПЧ (как по «делу Анчугова», так и по «делу «ЮКОСа») российские власти должны будут уведомить Комитет министров Совета Европы, на который возложена функция контроля над их исполнением. Пока этого сделано не было. Более того, говорит адвокат Каринна Москаленко, такого заявления еще ни одна страна–участница СЕ себе не позволяла.

«Если власти РФ поставят этот вопрос перед комитетом министров СЕ, то неизбежно встанет вопрос о членстве России в Совете Европы, – считает она. – Получается, что из-за того, что некоторые лица в России причинили крупный имущественный ущерб одной компании, вся Россия должна ответить за это потерей членства в Совете Европы. Впрочем, развернутая в последнее время антиевропейская пропаганда настолько успешна, что эта акция может остаться безнаказанной. Сегодня это так. Но однажды за все эти деяния придется отвечать».

Отказ исполнять решение ЕСПЧ – не только нарушение универсальных международных принципов, добавляет Москаленко, но прежде всего самой российской Конституции. «Это делает орган, который должен неукоснительно соблюдать Конституцию, – заключает адвокат. – Это означает, что КС РФ фактически легитимность потерял. И стал виновником глубочайшего конституционного кризиса. Он должен самораспуститься». В Совете Европы о принятом КС решении знают, но пока не ознакомились с текстом судебного решения, ограничились лишь констатацией обязанности стран соблюдать положение Европейской конвенции. Так говорится в официальном заявлении представителя генсека СЕ Дэниэла Холтинга. Впрочем, не исключено, что обе стороны (СЕ и Россия) ограничатся регулярными заявлениями подобного рода, как было уже однажды по одному из дел о нарушении прав жителей Приднестровья, за которых Россия из-за своего влияния в этом регионе, по мнению Страсбурга, должна нести ответственность наряду с Молдовой.

Но на этом эпопея «ЮКОСа» не заканчивается. В Гааге продолжается тяжба акционеров по поводу выплаты $50 млрд на основании «Энергетической хартии». В апреле прошлого года российская сторона сумела опротестовать решение ПТС, и окружной суд Гааги отменил решение арбитража на том основании, что Россия «Энергетическую хартию» хоть и подписала, но не ратифицировала. Потом настала очередь обжаловать адвокатам «ЮКОСа», чем они и занимаются в настоящее время в апелляционном суде Гааги. Сколько продлится процесс, пока непонятно. Учитывая благоприятное для российских властей прежнее решение окружного суда Гааги, в Москве его считают абсолютно справедливым и взвешенным. Однако нельзя исключать, что в случае поражения российские власти снова прибегнут к помощи КС и его сентенции о верховенстве российской Конституции над всем и вся.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK