15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Не время для дискуссий

На обострение террористической угрозы российский политический класс в подавляющем большинстве своем отреагировал, не задавая ненужных вопросов и демонстрируя единство рядов и мнений.

На обострение террористической угрозы российский политический класс в подавляющем большинстве своем отреагировал, как и ожидалось, – не задавая ненужных вопросов, демонстрируя единство рядов и мнений.

Общий настрой сформулировал лидер одной из самых формально оппозиционных партий, коммунист Геннадий Зюганов. «Надо обеспечить консолидацию общества в связи с борьбой с терроризмом, – заявил он на прошедшем в пятницу в Колонном зале Дома союзов в Москве собрании двух палат российского парламента. – Я от имени нашей фракции хочу заявить, что мы поддерживаем энергичную политику президента Путина по укреплению национальной безопасности, по борьбе с терроризмом».

Стоит отметить, что подобный формат – собрание двух палат – используется крайне редко. Последний раз депутаты и сенаторы собирались вместе весной 2014 года – тогда перед ними выступил Владимир Путин с речью о присоединении Крыма к России.

Некоторые российские СМИ поспешили сообщить, что Путин, возможно, расскажет народным избранникам о ходе расследования крушения российского аэробуса над Синайским полуостровом. Ходили версии и такого свойства – мол, будет объявлено о начале сухопутной операции в Сирии. Но президент высокое собрание проигнорировал, и обошлось без сенсаций.

«Действия России (в Сирии. – «Профиль») являются безупречными с точки зрения международного права, в отличие от активности коалиции США и их союзников», – заявил собравшимся председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. Возражений этот тезис у депутатов и сенаторов, а также представителей региональных заксобраний, традиционных конфессий и общественных организаций не вызвал. А вот предложение лидера «Справедливой России» Сергея Миронова вернуть смертную казнь для террористов и их пособников прокомментировали в Кремле. «Это только озвученное предложение. Вы знаете, что вопрос смертной казни – он чрезвычайно сложный, много дискуссий ведется. В конце концов, это решение о моратории, который у нас действует. Сейчас исходим из этого моратория», – сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков журналистам.

Среди новаторских предложений, прозвучавших на собрании, – создание международного трибунала по преступлениям террористов, создание в России для них специальных тюрем. Также ораторы предлагали лишать загранпаспортов россиян, примкнувших к террористам, а их родственников – права выезда из России.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский напомнил собравшимся о печальной судьбе студентки Варвары Карауловой, которая хотела присоединиться к запрещенному в России «Исламскому государству» и была задержана на турецко-сирийской границе. «Убрать всех преподавателей философского факультета МГУ – и Караулова не поехала бы в Сирию», – резюмировал либерал-демократ.

Дискуссии о политике России в Сирии и возможных ее негативных последствиях не случилось.

«Дума действительно придерживается одной точки зрения, и я считаю, что в нынешних военных условиях это, скорее, положительный момент, – сказал «Профилю» депутат от «Единой России», председатель комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников. – Очень хотелось бы, чтобы единодушие было не только у нас внутри страны, но и с нашими западными партнерами по вопросу угрозы терроризма. Потому что наши разногласия пойдут на пользу только нашему врагу».

Представители непарламентской оппозиции настроены более критично.

«Госдума отражает мнение президента, а не общества. И мы уже допустили колоссальную ошибку, мы сунулись в Сирию без продуманной стратегии, – отметил в беседе с «Профилем» председатель Российской объединенной демократической партии «Яблоко» Сергей Митрохин. – Почему никто не подумал, что за этим может последовать теракт? Нынешняя операция преследует своей целью укрепление власти президента в условиях, когда она может пошатнуться. И чем больше будет бравурных криков о нашей операции, тем меньше будет продуманных, разумных мер с точки зрения стоящих перед нами вызовов».

Результаты социологических опросов тем временем показывают, что у российских граждан, в отличие от депутатов и сенаторов, единства мнений отнюдь не наблюдается.

По данным опроса ВЦИОМ, проводившегося 7–8 ноября этого года, спустя полтора месяца после начала воздушных ударов российской авиации по позициям террористов в Сирии, 53% поддерживали выбранный курс, при этом 15% даже советовали действовать более активно. Не вполне одобряли нынешние действия власти 45%, в том числе 22% говорили о необходимости «сбавить обороты», и 13% считали нужным отказаться от участия России в сирийском противостоянии.

Социологи «Левада-центра» задали вопрос: «Какие цели преследует руководство России, участвуя в войне в Сирии?». «Стремится нейтрализовать и ликвидировать угрозу переноса на территорию России военных действий исламских радикалов и террористов», – ответили 49%.

«Защищает правительство Башара Асада, чтобы предотвратить цепь «цветных революций», провоцируемых США по всему миру», – уверена четверть респондентов. Не понимают, зачем Россия участвует в этой войне, 15 %.

Опрос этот проводился 13–16 ноября 2015 года, и, как особо указывают социологи «Левада-центра», значительная часть респондентов была опрошена до того, как стало известно о терактах в Париже, и до того, как в ФСБ подтвердили версию о теракте как причине крушения самолета в Египте.

При этом две трети опрошенных не исключали возможности организации ИГ терактов в ЕС, в России и в США (76%, 65% и 62% соответственно).

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK