16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Неизвестная война

Россия начала военную операцию в Сирии по просьбе законных властей этой страны, особо подчеркивают российские высокопоставленные чиновники. Неизбежно напрашиваются параллели с вводом «ограниченного контингента» в Афганистан в декабре 1979 года. Согласно тогдашней официальной версии, СССР вводил войска «в целях оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу».

Об истинных мотивах «кремлевских старцев», решивших вступить во внутриафганскую драку, тогда можно было только догадываться. В среде московской интеллигенции бытовала версия, что если бы мы промедлили с вводом войск хотя бы несколько часов, то нас бы опередили американские десантники. Но то была эпоха, когда в «Правде» не было известий, а в «Известиях» – правды. О том, как ожесточенно спорили члены Политбюро, вводить или не вводить войска, мы узнали спустя десятилетия.

Выступил ли кто-нибудь из членов российского Совета Безопасности против отправки наших ВВС в Сирию? Насколько была аргументирована его позиция? На какие негативные последствия этого решения он особо напирал? Возможно, мы узнаем об этом. Спустя какое-то время. Возможно.

Возможно, что-то знает Барака Обама, полтора часа общавшийся с Владимиром Путиным в Нью-Йорке на полях Генассамблеи ООН. Но Обама пока молчит и тайны не выдает – почему именно в сентябре 2015 года российские летчики полетели бомбить «халифат», которому отроду уже полтора года? Были ли мы готовы к жесткой реакции некоторых региональных держав?

Вопросов у тех, кому недостаточно официальных объяснений про террористическую угрозу «Исламского государства», много. Но они остаются без ответа.

Российская политическая «Византия» умеет хранить свои тайны. Действительно ли Дмитрий Медведев пытался отправить в отставку Владимира Якунина? Каким образом Вячеслав Гайзер из популярного губернатора так стремительно переквалифицировался в лидеры организованного преступного сообщества? Впрочем, это все случаи, скажем так, отраслевого и регионального масштабов. Но когда принимаются решения глобального уровня, с последствиями, о которых мы сейчас можем только догадываться, хотелось бы что-то знать заранее.

Решение о присоединении Крыма тоже принималось в обстановке сугубой секретности, еще свежи воспоминания, как в Кремле активно открещивались от «вежливых людей», неожиданно появившихся на территории полуострова. Но есть один нюанс. Присоединение Крыма сработало на популярность Владимира Путина, чей «тефлоновый» рейтинг взлетел до высот, которые и не снились традиционным западным политикам. Это вполне объяснимо – Крым, отошедший по решению Никиты Хрущева Украине, из коллективного разума большинства россиян никуда не исчез, он там присутствовал в латентной форме.

Другое дело – Сирия, «заморская территория». Согласно опросу, проведенному «Левада-центром» за неделю до того как российские штурмовики появились в сирийском небе, ничего не знали о последних события в этой арабской стране 30 процентов опрошенных, 54 процента сказали, что немного знают, но внимательно не следят. Но важно другое – в общей сложности 69 процентов опрошенных высказались против прямой военной поддержки сирийского руководства. Выходит, для большинства россиян – это неизвестная война, к которой они не хотели бы иметь никакого отношения.

Один из высокопоставленных российских чиновников, комментируя позицию западных коллег по Сирии, вскользь так, сказал – мол, они ориентируются на общественное мнение. У тех, кто принимает решения подобного уровня в России, увы, есть исключительная свобода маневра.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK