15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Все оттенки радикализма

Американский президент считает, что поставки вооружений из США помогут сирийским повстанцам в борьбе с террористами. Международная коалиция рассчитывает на американское оружие в преддверии нового штурма Ракки и создает новый элитный отряд из сирийских мятежников. Однако эксперты опасаются, что вооружения попадут не в те руки.

Распоряжение президента США о частичной отмене ограничений на поставку оружия в Сирию опубликовано на сайте Белого дома. В документе подчеркивается, что оно не распространяется на регулярную сирийскую армию. Американское оружие теперь можно будет поставлять «иностранным войскам, нерегулярным силам, группам или отдельным лицам, участвующим в оказании поддержки или содействии продолжающимся военным операциям США по борьбе с терроризмом в Сирии». Такие поставки имеют важное значение для национальной безопасности страны, говорится в документе.

Распоряжение отменяет некоторые положения закона об экспортном контроле вооружений (Arms Export Control Act; AECA). Принятый в 1976 году, он обязывает власти стран, которые получают оружие от США, использовать его только в целях самообороны. При этом Вашингтон, принимая решение о поставках в ту или иную страну, должен убедиться, что они не поспособствуют гонке вооружений, созданию оружия массового поражения или эскалации уже существующих конфликтов. AECA прямо запрещает продавать оружие государствам, находящимся в списке спонсоров терроризма (на данный момент это Иран, Судан и Сирия).

Закон был принят на волне общественного недовольства политикой Белого дома, который за десятилетие с 1963 по 1973 годы продал по всему миру вооружений на 2,5 триллиона долларов. Особый резонанс вызвали сделки с Саудовской Аравией и Иорданией. Главным противником такого сотрудничества и одновременно лоббистом законодательных ограничений стал сенатор Норвилл Джонс. В 1974 году при его непосредственном участии был принят Закон Нельсона-Бингема, который обязывал президента согласовывать с обеими палатами Конгресса любые сделки по вооружениям на сумму более 25 миллионов долларов. Два года спустя документ был дополнен и превратился в AECA.

Закон не привел к полному отказу от поставок американского оружия за границу. Так, международные правозащитные организации во главе с Amnesty International уже несколько лет добиваются прекращения вооруженной поддержки Израиля в конфликте с Палестиной. Однако в некоторых случаях принятие AECA возымело действие. После 1976 году ФБР начало активно бороться с контрабандой оружия в Ирландию, где местная Ирландская повстанческая армия (ИРА) боролась за независимость Северной Ирландии от Великобритании. Спецслужбы задерживали наиболее активных посредников, таких как Джордж Гаррисон и Габриэл Мегахи, большинство из которых были переехавшими в США ветеранами ИРА. В итоге к началу 2000-х годов утечка оружия в Ирландию практически полностью прекратилась.

В мае 2016 года США сняли эмбарго на поставки вооружений Вьетнаму, действовавшее со времен войны 1965-1973 годов. В послевоенные годы Вашингтон считал Вьетнам страной, нарушающей права человека, однако в последние годы смягчил позицию. Наблюдатели связывали это с желанием укрепить экономическое сотрудничество с Ханоем и ослабить позиции Китая в регионе.

В конце ноября Конгресс заблокировал сделку по продаже в Иран 109 самолетов Boeing на 25 миллиардов долларов. Законодатели объяснили решение тем, что Иран как раз входит в список стран-спонсоров терроризма. «Американские налогоплательщики, банковская система не должны помогать крупнейшему в мире государству-спонсору терроризма покупать самолеты, которые могут использоваться по неизвестному нам назначению», — говорил член Палаты представителей республиканец Боб Долд. Запрет вступил в силу вопреки недавнему снятию санкций с Тегерана и последовавшим за ним договоренностям о сделке, которых в июне достигли руководство Boeing и министр транспорта Ирана Аббас Ахунди.

В администрации США в пятницу пояснили, что президент вынужден периодически приостанавливать действие некоторых пунктов AECA в отношении Сирии, хоть она и считается государством-спонсором терроризма. «В противном случае закон мешал бы Вашингтону предоставлять летальную помощь партнерам, ведущим контртеррористические операции в Сирии», — рассказал высокопоставленный американский чиновник.

Разрешить поставки вооружений в Сирию Обаму попросил министр обороны Эштон Картер. Ожидается, что это позволит союзникам США лучше подготовиться к штурму столицы «Исламского государства» (признано в России террористической организацией и запрещено) — города Ракки. Операцию по взятию города Вашингтон начал готовить еще в мае. Тогда американский спецназ поддерживал наступление сирийских курдов. В июне собственное наступление начала регулярная сирийская армия. Ей удалось отбить у боевиков несколько населенных пунктов, но в итоге войскам пришлось отступить.

В середине октября международная коалиция во главе с США начала штурм еще одного крупного города, находящегося под контролем ИГ — иракского Мосула. В операции с самого начала принимали участие правительственные воска Ирака, курдские отряды самообороны Пешмерга и участники ополчения. Однако уже через неделю Пешмерга, отвоевав территории с курдским населением, посчитали свою задачу выполненной и остановили наступление. Иракские военные, в свою очередь, не смогли развить первый успех, ссылаясь на то, что мирные жители Мосула поддерживают боевиков и оказывают сопротивление. По большей части это связано с тем, что большинство населения Мосула составляют сунниты, которые враждуют с шиитами в руководстве страны. В итоге штурм, вопреки первоначальным планам, не удалось провести быстро.

Тогда же ЦРУ предложило властям США увеличить поставки оружия сирийской оппозиции. Правда, тогда это объяснялось желанием помочь повстанцам отражать удары российской авиации. В тот раз предложение не нашло поддержки в Белом доме. Его противники указывали, что дополнительная помощь мятежникам приведет только к эскалации конфликта и не позволит добиться одной из главных целей коалиции — свержения Башара Асада. В российском МИДе на это отвечали, что сирийская оппозиция сможет использовать американские зенитно-ракетные комплексы против американских же самолетов. «Я думаю, что это будет абсолютно контрпродуктивный подход. Сегодня они будут сбивать сирийские или наши самолеты, а завтра они будут сбивать американские самолеты», — говорил замглавы внешнеполитического ведомства РФ Михаил Богданов.

На сегодняшний день и Мосул, и Ракка остаются под контролем ИГ. При этом международную коалицию обвиняют в том, что от ее неизбирательных ударов погибли уже несколько тысяч мирных жителей. Выжившие бегут из Мосула в Сирию и Турцию, хотя Анкара пытается всячески не допустить на свою территорию беженцев. Военные эксперты сходятся в том, что американской армии вместе с союзниками не удастся освободить Мосул к намеченному сроку — середине декабря. Штурм Ракки осложняет еще и то, что немаловажную роль в нем играют отряды сирийских курдов. Это не устраивает Турцию, которая на протяжении последних десятилетий борется с курдами на своей территории, боясь создания курдской автономии. Турецкий премьер Бинали Йылдырым заявлял, что его страна не присоединится к операции по освобождению Ракки до тех пор, пока в ней участвуют формирования сирийских курдов.

Поставка вооружений сирийской оппозиции — крайне рискованное предприятие, считает член федерального политсовета движения «Солидарность», военный эксперт Александр Гольц. «Это тот случай, когда я должен согласиться с позицией российского МИДа. Я хорошо помню доклад бывшего председателя объединенного комитета начальников штабов США генерала Демпси три года назад. Он тогда сказал, что в Сирии нет оппозиции, которую можно было бы рассматривать как разделяющую американские ценности. А дальше это вопрос оттенков радикализма. И, конечно, если давать вооружение в эти руки, есть большой риск, что оно попадет в руки совсем уж отъявленных террористов», — отметил он в беседе с «Профилем».

При этом эксперт считает неизбежной наземную операцию в Ракке и в Сирии в целом: «Совершенно очевидно, что, если ограничиваться воздушными ударами, это будет равносильно топтанию на месте. Нужны силы, которые будут действовать на земле. Вряд ли США могут рассчитывать на «Хезболлу» или иранские вооруженные формирования. Поэтому выбор небольшой, и, по-видимому, принято решение рискнуть». Операция в Ракке имеет шансы на успех, но она не будет означать победу над ИГ, уверен Гольц: «Освободить город возможно, победить в такой войне невозможно».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK