13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Обнуление долга

Задолженность Киргизии аннулировали в рамках «официальной помощи развитию» среднеазиатской республики. За последние три года это уже шестая страна, которой Москва прощает долги. Политологи говорят, что шансов получить свои деньги у России все равно не было. Более того, вкладываясь в киргизскую экономику, Кремль избавляет себя от возможных проблем, связанных с дестабилизацией обстановки в регионе.

Договоренность о списании долга закреплена в протоколе к межправительственному соглашению. Само соглашение было подписано в сентябре 2012 года, когда задолженность Бишкека перед Москвой составляла 488,9 миллиона долларов (в 2006 году она превышала 703 миллиона). Тот документ предполагал списание 188,9 миллиона.

Остальные 300 миллионов долларов стороны собирались списывать по частям в течение десяти лет — по 30 миллионов в год. Это нужно было для того, чтобы на оставшуюся сумму долга начислялись и выплачивались проценты. Однако это происходило только первые два года, после чего начисление процентов прекратилось.

На конец марта общий долг Киргизии равнялся 240 миллионам долларов. «Стороны решили пересмотреть механизм погашения долга: вместо ежегодного списания отрабатывается договоренность о единовременном. Таким образом, ожидается, что вся задолженность будет равна нулю», — говорил начальник управления госдолга киргизского министерства финансов Бакыт Сыдыков в конце апреля, когда Москва и Бишкек готовились сесть за стол переговоров. Теперь соглашение, о котором говорил Сыдыков, достигнуто. Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал протокол к документу 2012 года.

У России не было шансов добиться возврата киргизского долга, уверен политолог Григорий Михайлов. «Эта задолженность образовалась в момент распада Советского Союза при разводе между республиками. И с тех пор он висел. Вернуть его Киргизия не могла, потому все эти годы у нее был дефицитный бюджет. Киргизия все это время заимствует деньги у тех или иных внешних доноров и только за счет этого поддерживает экономику на плаву», — отметил он в разговоре с «Профилем». — Да, Россия могла бы не списывать этот долг, он висел бы достаточно долго. Но эти деньги бы все равно, скорее всего, не получили. Только если в Киргизии внезапно открылось бы 27 нефтяных месторождений».

«Вообще, надо сказать, что мы не только списываем старые долги — мы еще и добавляем денег на развитие Киргизии. Те же самые деньги, недавно вложенные в Российско-киргизский фонд развития, через который идет кредитование фермеров, промышленников и киргизский ритейл. Можно, конечно, было бы как-то конвертировать эти обязательства. Например, купить завод, производящий компоненты для торпед. И такие попытки были, но состояние завода таково, что его легче не брать. И активов, в которые можно было бы вложиться, в стране практически нет. Вопрос в том, чтобы не увеличивать эти долги далее. И с некоторых пор российская политика в этом направлении была изменена: деньги, если и выделяются, то немного — не больше 30 миллионов долларов. И отчетность по этому финансированию стала гораздо жестче», — говорит Михайлов.

По его словам, кредитуя Бишкек, Москва фактически откупается от возможных будущих проблем — если ситуация в киргизской экономике еще ухудшится, поток мигрантов в Россию возрастет. «А их и так уже 600 тысяч человек. Конечно, сперва последствия почувствуют на себе другие соседи, включая Казахстан, но и до России очередь дойдет. Если власть в Киргизии захватят воинствующие радикалы, затраты на решение этой проблемы будут гораздо внушительнее», — отмечает политолог.

Киргизия стала шестой по счету страной, которой Россия списала долги с начала финансового кризиса в 2014 году. Первой стала КНДР, которой простили 11 миллиардов долларов (один миллиард пошел на реализацию совместных проектов двух стран, в частности, на строительство газопровода и железной дороги в Южную Корею). В обмен Пхеньян пообещал реформировать свою экономику, введя элементы рынка.

Летом того же года Москва списала 31,7 миллиарда долларов долга Кубы (или 90% от общей задолженности — последней сохранившейся с советских времен). Оставшиеся 3,5 миллиарда будут погашаться равномерными платежами в течение десяти лет. Причем в российский бюджет они так и не поступят, а будут проинвестированы в кубинскую экономику.

В декабре 2014 года Владимир Путин во время визита в Узбекистан подписал соглашение с тогдашним президентом Исламом Каримовым о списании 865 из общих 890 миллионов долларов долга. Простить задолженность Москве пришлось из-за того, что большую ее часть Ташкент отказывался признавать. Дело в том, что долг образовался за счет поставок продукции российскими компаниями в начале 1990-х годов. Впоследствии многие из этих предприятий сменили форму собственности и перестали быть государственными. Ссылаясь на это, власти Узбекистана утверждали, что долг является корпоративным, а не суверенным.

В январе прошлого года настала очередь Монголии. Россия простила ей 170 миллионов долларов или 97,8% долга этой страны. Стороны договорились еще в 2010 году, но закон о ратификации соглашения был принят только через шесть лет.

Наконец, в апреле 2016 года Москва согласилась списать 160 миллионов долларов долга Эфиопии. «Мы условились, что эти средства будут использованы в рамках программы "Долги в обмен на развитие" по финансированию проектов в Эфиопии с участием российских компаний. Мы хотим расширения торгово-экономических связей с Россией и концентрируемся на том, чтобы определить и подписать такие соглашения, которые способствовали бы расширению инвестиций», — говорил эфиопский министр иностранных дел Тедрос Адханом.

Как и в случае с Киргизией, выдавая многие из этих кредитов, Москва изначально не рассчитывала на их возврат. Особенно это касается займа Кубе, который был выдан еще в советское время и фактически представлял собой финансовую помощь братскому народу.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK