12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Он вам не Обама

Дональд Трамп заявил на минувшей неделе себя как политик, способный не только в полемическом запале писать в Твиттере, но и быстро отдавать приказы на использование вооруженных сил. Удар крылатыми ракетами по сирийским военным объектам в Москве расценили как «акт агрессии» и в то же время высказали своего рода понимание: мол, решение использовать американскую военную мощь 45‑й президент принимал, исходя из непростой внутриполитической ситуации.

Эти тонкие красные линии

Формальным поводом для удара крылатыми ракетами по сирийской авиабазе в ночь с четверга на пятницу послужил трагический инцидент в сирийской провинции Идлиб. По утверждению сирийских неправительственных организаций, во вторник в результате удара сирийских или российских самолетов погибли десятки человек, в том числе дети. При этом использовалось химическое оружие.

Российские и сирийские военные отвергли свою причастность к произошедшему. Как заявили в Минис-терстве обороны России, сирийская авиация разбомбила цеха, где боевики производили боеприпасы с отравляющими веществами.

Эта трагедия широко освещалась в западных СМИ. И Дональд Трамп понял, что ему надо как-то реагировать.

«Когда вы убиваете невинных детей – невинных младенцев – младенцев – маленьких детей химическими веществами столь смертельными… это значит перейти много, много линий. Помимо красной линии, много, много других линий», – заявил он за день до того, как американские военные нанесли удар по территории Сирии.

«Красные линии» Трамп помянул не просто так. Об этих самых «линиях» говорил еще в 2012 году предшественник Трампа Барак Обама. Если режим Башара Асада будет использовать химическое оружие против своих оппонентов, то тем самым пересечет «красную линию», предупреждал тогда Обама. Читай: США будут вынуждены реагировать. В 2013 году в результате применения оружия массового поражения в Сирии погибли сотни человек. Вроде бы президент США уже был готов отдать приказ бомбить сирийскую армию, но в последний момент благодаря вмешательству России американским военным была дана команда «отбой».

Москва и Вашингтон тогда договорились, что Сирия передаст свое химическое оружие в распоряжение международного сообщества для последующей ликвидации. Теперь в Вашингтоне утверждают, что Москва не выполнила свою часть сделки. «Очевидно, что Россия не смогла выполнить свои обязательства от 2013 года, – заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон журналистам. – Россия или была соучастницей, или она просто некомпетентна в выполнении соглашения до конца».

В 2013 году Дональд Трамп выступал против использования силы. «Президент Обама, не атакуйте Сирию… Приберегите свой «порох» для другого (и более важного) дня!» – писал он в Твиттере в сентябре 2013 года. Но, оказавшись в президентском кресле, Трамп понял, что глава самого могущественного государства в мире должен демонстрировать наличие пороха в пороховницах. «Трамп неоднократно критиковал Барака Обаму за то, что тот не смог добиться уважения к Америке. Трамп действует сообразно своим представлениям о том, как должен вести себя сильный политик», – говорит генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. «Мы должны понимать, что это лидер другого типа, это не Барак Обама и не Ангела Меркель. Это человек, который не взвешивает много раз «за» и «против», а действует решительно. Это важный сигнал не только Москве, но и всем партнерам США», – отмечает Кортунов.

Первая сигнальная система

Первая реакция Москвы на демонстрацию Трампом американской мощи была в общем-то традиционной. «Президент Путин считает американские удары по Сирии агрессией против суверенного государства в нарушение норм международного права, причем под надуманным предлогом», – заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. При этом, отметил Песков, «факт уничтожения всех запасов химического оружия у вооруженных сил Сирии был отфиксирован и подтвержден ОЗХО – специализированным подразделением ООН».

В пятницу утром российское внешнеполитическое ведомство призвало Совет Безопасности ООН собрать экстренное заседание для обсуждения ситуации, сложившейся после авиаудара США по сирийской авиабазе в провинции Хомс. Кроме того, в заявлении МИД указывалось, что «российская сторона приостанавливает действие меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, заключенного с США».

Фото: Abaca Press/Vostockphoto

«Приостановка российско-американского соглашения – это уже серьезный ход, создающий много потенциальных рисков», – отмечает Андрей Кортунов. «Но очевидно, что к окончательному «разводу» ни в Москве, ни в Вашингтоне не готовы. США все же предупредили нас о готовящемся ударе. И было заявлено, что эта операция – сигнал (режиму Башара Асада. – «Профиль»), а не начало масштабной кампании. Обе стороны понимают серьезность ситуации. Но неприятно, что первая возможность для Трампа проявить себя сильным президентом оказалась непосредственно связана именно с Россией, именно с сирийским конфликтом», – говорит эксперт.

«Удручает то, что это все наносит ущерб и без того подорванным отношениям между Россией и США. Надеюсь, что эти провокации не приведут к необратимым каким-то результатам», – заявил в пятницу министр иностранных дел Сергей Лавров.

Как сообщило в пятницу агентство ТАСС, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков оставил «без комментариев» вопрос о том, что Россия специально не стала перехватывать ракеты США.

При этом Песков пояснил, что «поскольку мы оказываем помощь сирийским вооруженным силам в соответствии с обращением руководства Сирии, то Сирия является нашим союзником».

«В распоряжении нашей группировки в Сирии есть средства, заточенные именно на борьбу с крылатыми ракетами. Они же непосредственно поставлялись и сирийцам. Речь идет о системах противовоздушной обороны «Панцирь», – отмечает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Максим Шеповаленко. При этом, как подчеркивает эксперт, между Россией и Сирией по-прежнему действует Договор о дружбе и сотрудничестве от 1980 года. Согласно тексту договора, в случае возникновения ситуаций, угрожающих безопасности одной из сторон, договаривающиеся стороны будут незамедлительно вступать в контакт друг с другом с целью координации своих позиций и сотрудничества для устранения возникшей угрозы.

Бездействие «Панцирей», считает Шеповаленко, говорит или о том, что российская техника неспособна выполнить задачи по предназначению, либо о том, что Россия не готова выполнять положения договора.

Видимо, в Москве не хотят идти на «развод» еще и потому, что понимают: заняв президентское кресло, Трамп оказался в крайне непростой ситуации. Американская пресса каждую неделю вытаскивает на свет божий очередную историю о контактах приближенных к Трампу персон то с «российской разведкой», то с «российскими дипломатами». Расследованием возможных связей Трампа с Россией активно занимается и конгресс.

«Мы уже неоднократно говорили, подчеркивали на всех уровнях, что, к сожалению, с каждым годом на ситуацию в мире все больше оказывает влияние внутриполитическая конъюнктура и внутриполитические расклады в Вашингтоне,  – заявила в минувшую пятницу официальный представитель МИД Мария Захарова. – Ни для кого не секрет, что новому президенту Соединенных Штатов непросто даются первые месяцы пребывания у власти именно потому, что различные политические институты в США максимально противодействуют работе новой администрации».

Как дружить-то теперь?

«Так или иначе, российские крылатые ракеты продолжают бить по террористам, а американские – по правительственным войскам, которые, собственно, войну против террористов и возглавляют. Боюсь, что с такими подходами желанная российско-американская антитеррористическая коалиция в Сирии, о которой столь много говорилось после прихода Трампа во власть, почит в бозе, так и не успев родиться. «Стенки Трампа» множатся. А ведь так хорошо все начиналось. Очень жаль», – написал глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев в Facebook.

Совместная борьба с международным терроризмом, наверное, могла бы стать рычагом для «перезапуска» отношений Москвы и Вашингтона. В числе тех, кто позвонил Владимиру Путину и выразил свои соболезнования в связи c трагическими событиями в Санкт-Петербурге, был и президент США Дональд Трамп. «Президент Трамп предложил полную поддержку правительства США в реагировании на атаку и привлечении виновников к правосудию», – отмечалось в сообщении пресс-службы Белого дома. В администрации президента США также подчеркнули, что лидеры государств «сошлись во мнении относительно того, что терроризм должен быть как можно быстрее и решительным образом побежден».

В сентябре 2001 года Владимир Путин был первым зарубежным лидером, кто позвонил президенту США Джорджу Бушу-младшему и предложил всемерную помощь, после того как жертвами террористов «Аль-Каиды» стали почти три тысячи американцев. То были не просто слова, Россия дала добро на создание военной базы США в Киргизии, которая использовалась для крушения режима талибов, поддерживавшего «Аль-Каиду».

Дональд Трамп называет борьбу с радикальными поклонниками ислама одним из главных своих внешнеполитических приоритетов.

Примечательно, что тему совместной борьбы с терроризмом поминал недавно и Владимир Путин. «Да, безусловно, это одна из ключевых тем нашей повестки дня – борьба с террором… У нас, безусловно, есть точки соприкосновения. То, что президент Трамп ставит перед собой такую задачу, это очень правильно. Мы будем поддерживать эту работу», – подчеркнул президент, выступая на пленарном заседании форума «Арктика – территория диалога» 30 марта, за несколько дней до теракта в Санкт-Петербурге.

Фото: Edlib/ZUMA Wire/ZUMAPRESS/Vostockphoto

Смогут ли теперь Россия и США выступить, как это случилось в 2001 году, единым фронтом против общей угрозы? Крайне маловероятно. И дело не только в готовности Трампа решительно использовать «Томагавки». Дональд Трамп ограничен в маневре – Россия для президента США сейчас не самый удобный союзник. Russiagate, скандал, из-за которого его администрация несет не только имиджевые, но и кадровые потери, судя по его динамике, в ближайшее время не затухнет. И самое главное – вряд ли кто-то решится сейчас предсказать, чем он вообще закончится.

Огонь по штабам

Как сообщила на минувшей неделе британская The Financial Times, Федеральное бюро расследований (ФБР) намерено создать спецотдел в штаб-квартире в Вашингтоне для координации всех расследований предполагаемых попыток России повлиять на президентские выборы в США в 2016 году. Как сообщила газета, сославшись на свои анонимные источники, спецотдел, в котором будет порядка двадцати человек, выйдет на полную мощность в следующем месяце.

Ранее директор ФБР Джеймс Коми заявил на слушаниях в комитете по разведке палаты представителей конгресса, что бюро расследует «попытки вмешательства российского правительства в президентские выборы 2016 года, в том числе характер связей любых лиц, связанных с кампанией Трампа и российским правительством, и имела ли место координация действий между кампанией и усилиями России».

При этом, как отметил глава ФБР, его ведомство не принимает во внимание возможные политические последствия расследования. «Мы ни на чьей стороне… Нам это все равно», – сказал Коми.

Когда бюро идет по следу

У американских президентов и Федерального бюро расследований непростая история взаимоотношений. Еще Гарри Трумэн опасался, что ФБР может стать «американским гестапо».

ФБР принимало участие в расследовании скандала «Уотергейт», финалом которого стала отставка в 1974 году президента Ричарда Никсона. Раскручиваться скандал начал после того, как выяснилось, что в преддверии президентских выборов противники демократов пытались установить подслушивающие устройства в офисе Демократической партии.

В 80‑е годы бюро расследовало секретную продажу американского оружия Ирану, который тогда находился под санкциями. Вырученные от продаж средства шли на финансирование противников левого режима сандинистов в Никарагуа. Тогдашний президент республиканец Рональд Рейган о сделке не знал, но по его администрации был нанесен чувствительный удар.

Проблемы возникли и у демократа Билла Клинтона в середине 90‑х годов. Федеральные ведомства, конгресс и спецпрокурор проверяли его на предмет нарушений закона при инвестициях в недвижимость в Арканзасе. Но юридических последствий это расследование не имело. В конце 90‑х годов агенты ФБР использовали весьма жесткие методы, расследуя романтическую связь президента Клинтона со стажеркой Белого дома Моникой Левински. Клинтон тогда балансировал на грани импичмента. Досталось и республиканцу Джорджу Бушу-младшему, когда в прессу утекли персональные данные одной из сотрудниц ЦРУ.

Как осторожно отмечают западные эксперты, расследование спецслужбами возможных контактов соратников Трампа с «русскими» может затянуться на годы. Как заявил в интервью CNN член комитета по делам разведки палаты представителей Хоакин Кастро, «когда все это закончится, кое-кто окажется в тюремной камере». Впрочем, Кастро особо в конкретику не вдавался. Russiagate по своему разрушительному действию напоминает напалм – прилипает хорошо, горит медленно.

Без любви

Российские политики не скрывали, что настроены на сотрудничество с администрацией Дональда Трампа. «Я хочу прежде всего им сказать, что мы воспринимаем и относимся к Соединенным Штатам как к великой державе, с которой мы хотим наладить очень добрые, партнерские отношения», – говорил недавно Владимир Путин.

Но с другого берега поступали настораживающие сигналы. «Я вела беседы с президентом, во время которых он говорил, что видит в России проблему», – заявила на минувшей неделе постоянный представитель США при ООН Никки Хейли на ежегодном форуме «Женщины в современном мире» в Нью-Йорке.

Ранее в интервью телеканалу ABC Хейли отметила, что США заинтересованы в совместной борьбе с исламскими радикалами. «Однако никакой любви с Россией сейчас нет», – подчеркнула дипломат.«Стратегическим противником» назвал Россию недавно министр обороны США Джеймс Мэттис. Но для противников Трампа в конгрессе одних лишь слов недостаточно. «До завершения проводимого ФБР расследования с целью выяснить природу контактов России с кампанией Трампа его администрация должна отказаться от принятия любых решений или изменения политики Соединенных Штатов, которые могут принести выгоду президенту Путину или его окружению», – говорится в проекте резолюции, подготовленной двумя конгрессменами-демократами в конце минувшей недели. Впрочем, даже если эта резолюция в итоге и будет принята палатой представителей, это всего лишь рекомендация, необязательная к исполнению.

В английском языке есть такая идиома – reds under the bed (буквально – красные под кроватью). Она была особенно в ходу в 50‑е годах прошлого века, когда американские политики были крайне обеспокоены якобы имевшим место проникновением коммунистов и левых в федеральные органы власти.

Дружить или не дружить с Россией, Дональду Трампу придется решать, учитывая общий настрой американского политического класса, что «русские уже в кровати». А России как-то придется договариваться с Трампом, учитывая, что он нам  не Обама.

 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK