17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Оздоровление с пристрастием

ЦБ не может быть непредвзятым, поскольку заинтересован в возврате кредитов, выданных для поддержания ликвидности, уверены в Сбербанке. Это может ухудшить и без того незавидное положение банков — им придется привлекать средства дороже. Эксперты видят выход в разделении полномочий ЦБ: его стоит оставить кредитором последней инстанции, а регулятором сделать новый орган, как в США.

На недостатки нового механизма санации обратил внимание главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. В интервью РИА Новости он рассказал, что ЦБ в этой схеме выполняет сразу две функции: регулятора и кредитора. И если в случае со «здоровыми» банками проблем обычно не возникает, то тут Центробанк осознает риски невозврата собственных средств (более триллиона рублей для одного только «ФК Открытие») и пытается снизить их. К тому же, кредиты санируемым банкам выдаются на гораздо более длительный срок (ликвидность через ломбардные кредиты, сделки РЕПО или валютные свопы предоставляется на несколько дней или на неделю).

ЦБ-санатор давит на банки, чтобы те скорее заместили выданные им средства стандартными пассивами — депозитами и деньгами от размещения облигаций, считает Матовников. Банкам в такой ситуации ничего не остается, как повышать процентные ставки. «Учитывая финансовое положение этих организаций, беспристрастный регулятор скорее бы сдерживал такую экспансию. Но крупный кредитор и акционер может желать обратного», — сетует аналитик.

Кроме того, участники рынка, в том числе и Сбербанк, опасаются, что санируемым через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС) банкам («Открытию», Бинбанку, а с недавних пор — еще и Промсвязьбанку) будут предоставляться преференции в части требований по доступу к средствам госкомпаний. Именно отток государственных денег привел к резкому ухудшению показателей «Открытия» летом (вместе с частным сектором и физлицами — 820 миллиардов рублей). Причем отток этот был вынужденным — из-за того, что агентство АКРА понизило рейтинг банка и лишило его возможности привлекать бюджетные деньги и пенсионные накопления.

«Новый механизм санации введен после того, как стали ясны все проблемы старого. Сейчас мы находимся в ситуации, когда запущен новый механизм, и он явно обладает некоторыми преимуществами, — сказал Матовников. — Как сработает фонд консолидации, пока не очень понятно, хотя он устраняет многие недостатки предыдущего механизма. Первые месяцы его применения дали повод для серьезных вопросов относительного того, правильно ли он будет работать».

Похожие аргументы уже приводили конкуренты санируемых банков и даже рейтинговые агентства. В сентябре все то же АКРА называло новый механизм санации «долгосрочной угрозой для частных банков». «Доля госсектора растет, и санируемые банки получают квазигосгарантию, что повышает доверие к ним с точки зрения кредиторов, и это сказывается на работе частных банков. Сегодня государство — наиболее уверенный собственник с точки зрения возможностей поддержки и решения проблем. И в результате возникает абсолютное доминирование государственного сектора в экономике и в банковском секторе в частности», — прогнозировали в агентстве.

Сторонники санации через ФКБС (среди них, например, президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян) уверены, что этот способ — меньшее из двух зол. Благодаря ему «больные» банки могут выжить и обрести новых собственников после «выздоровления». В противном случае, крупнейшие госбанки переманивали бы клиентов к себе, спекулируя на недоверии к частным, и как раз это привело бы к огосударствлению сектора.

Эксперт комитета Госдумы по финансовому рынку Ян Арт согласен, что конфликт интересов в сложившейся ситуации неизбежен. Выходом могло бы стать разделение функций и полномочий ЦБ на два ведомства. «Такая система применяется, например, в США. Там есть ФРС и комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC). То есть регулятор отделен от других функций. У нас же создали мегарегулятор, и теперь он и швец, и жнец, и на дуде игрец», — отметил Арт в разговоре с «Деловым еженедельником "Профиль"».

К тому же, «здоровые» банки лишатся части вкладчиков, которые перейдут к «больным», на более высокие ставки по депозитам. «Например, если Бинбанк и "Открытие" привлекут на рынке несколько сот миллиардов рублей от клиентов, то кто-то эти средства потеряет, и для некоторых частных банков это может оказаться критичным», — боится аналитик.

Однако в целом Матоников настроен оптимистично и предсказывает рекордную прибыль для отрасли по итогам следующего года. Уже в этом году она могла бы совокупно составить 1,5 триллиона рублей, если бы не три санации. Пока (по результатам 11 месяцев) приходится ограничиваться 870 миллиардами. Но уже в 2018-м ситуация улучшится.

Главным драйвером станет ипотечное кредитование. Спрос на него возрастет из-за понижающихся ставок — в условиях низкой инфляции и постоянно падающей ключевой ставки ЦБ это неизбежно. По прогнозам Матовникова, за десять лет ипотечные кредиты достигнут 15% от ВВП против нынешних 5%. Правда, низкая инфляция плохо скажется на маржинальности банков — из-за маленькой разницы между ставками по кредитам и депозитам.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK