11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Пираты тоже люди

Конституционный суд смягчил порядок взыскания компенсации с пиратов за нарушение авторских прав, разрешив в исключительных случаях снижать суммы компенсаций ниже установленных в законе. Решение было вынесено по жалобе судей Арбитражного суда Алтайского края, оспаривавших несколько статей Гражданского кодекса. Судьи, в частности, указывали, что статьи защищают только интересы правообладателей, но не учитывают интересы ответчиков, их материальное положение и не позволяют оценивать реальный причиненный вред правообладателям.

Так, с нарушителей авторских прав по закону необходимо взыскивать не менее 10 000 рублей за каждое произведение, распространяемое без лицензии, а возможности снизить размер компенсации у суда нет.

КС постановил, что суду необходимо предоставить возможность уменьшать явно несправедливый размер компенсации ниже установленного в законе минимума. В противном случае будет нарушаться гарантируемое Конституцией достоинство личности и запрет на унижающее человеческое достоинство наказание.

Про просьбе «Профиля» юристы прокомментировали решение Конституционного суда и общее положение дел в сфере борьбы с пиратством.

Владимир Энтин, адвокат МКА «Клишин и партнеры»:

Полагаю, что данное решение Конституционного суда будет иметь большое значение для приведения борьбы с пиратством в нормальное русло. Дело в том, что сейчас мы столкнулись с тем, что законодатель допустил явный перекос в сторону правообладателей, установив что суды должны только констатировать факт нарушения прав авторов, а далее в вопросах выбора соответствующей компенсации они оказались загнаны в ловушку. Т.е. они обязаны взимать не менее 10 тысяч рублей и не более 5 млн рублей, когда речь идет о требовании компенсации. Но здесь возникает несколько проблем.

Первая и основная проблема — в том, что от судов требуют учитывать все обстоятельства, характеризующие отношения человека к совершенному деянию. В том числе, идет ли речь о вине, о небрежности, о неосторожности. Здесь вся дифференциация по степени вины отсутствует. Соответственно, должной гибкости нет, потому что можно допустить случайное нарушение авторского права, а можно нарушать авторское право намеренно.

Второй вопрос, который здесь возникает. Нужно или необязательно учитывать социальное положение и личность ответчика? В том случае, когда установлен минимальный предел, данное соображение оказывается вне игры. Все люди разные. Для кого-то 10 тысяч рублей — это очень большая сумма. Это может быть вся пенсия или ее половина. А для кого-то, кто находится в лучшем финансовом положении, это лишь минимальная плата за возможность нарушать права авторов. Т.е. получается, что разное социальное и статусное положение ответчиков не принимаются во внимание. Этот вопрос потребовал корректировки.

Третий момент. Это вопрос о том, допустимо или не допустимо рассматривать так называемое длящееся нарушение. Речь идет о следующем. Если, например, было продано несколько дисков с разными песнями одного и того же автора, то можно ли говорить о том, что каждая из песен, которая является самостоятельным объектом авторского права, должна наказываться минимальным штрафом в 10 тысяч рублей, а общая сумма штрафа должна складываться из количества песен на всех дисках, умноженных на минимальный штраф? А у продавца может быть 2-3 диска. Получается явно несоразмерная цена.

Суд оказывается в очень жестких рамках и не может учитывать все эти обстоятельства, потому что, когда речь идет о нарушении авторских прав, возникает вопрос, идет ли нарушение авторских прав лица или нарушение авторских прав на каждое произведение. Как поступать в этом случае?

Полагаю, что если задача ставится максимально вводить все объекты авторского права и смежных прав в гражданский оборот, то нужно в этом случае проводить максимальную дифференциацию. Мне кажется, что нынешнее решение Конституционного суда — лишь первая ласточка, потому что принцип пропорциональности и соразмерности (на который ссылается суд) должен быть распространен на все случаи нарушения авторских прав. В том числе и когда нарушение авторских прав было допущено по неосторожности юридическими лицами и государственными организациями.

Судьи будут определять, что был затребован «явно несправедливый размер санкции», скорее всего, на основе стоимости приобретения легального продукта и стоимости приобретения нелегального продукта.

Если штраф более чем вдвое превышает стоимость легального продукта, то в этом случае имеет место необоснованное извлечение прибыли. А мы же не хотим повторить путь США, где гораздо выгодней правообладателям бороться с нарушением авторских прав, чем заниматься творчеством, создавать новые произведения, записывать песни и т.д. Мы же не хотим превратить Россию в страну, мягко говоря, сутяг. Я надеюсь, что этот крен, когда борьба с пиратством становится выгодней творчества, будет преодолен.

Независимый адвокат Роман Алымов, эксперт по защите интеллектуальной собственности:

В настоящее время в большинстве случаев размер компенсации правообладателям близок к минимальному пределу и составляет 10-15 тысяч рублей. Однако если речь идет не об объектах массового потребления (например, архитектурные проекты, специфические компьютерные программы и т. п.), то размер взыскиваемой компенсации может составлять десятки миллионов рублей.

Конституционный суд указал критерии, которые позволяют считать размер компенсации явно несправедливым и уменьшить его ниже нижнего предела. Нарушение должно быть совершено впервые, не носить грубый характер, не являться существенной частью деятельности нарушителя, а размер компенсации должен многократно превышать убытки правообладателя. Отличными примерами здесь являются дела предпринимателей, подавших заявления в Конституционный суд. За набор игрушек (зарегистрированы как товарные знаки) стоимостью 200 рублей взыскивалась компенсации в размере от 50 до 60 тысяч рублей, а за диск с музыкой стоимостью 75 рублей взыскивалась компенсация почти 900 000 рублей. Не исключено, что какие-то определенные критерии будут установлены законодательно.

Полагаю, что более-менее четкие и определенные критерии взыскания компенсации будут выработаны судебной практикой ориентировочно за 2-3 года, хотя у «массовых» истцов сложности в судах могут начаться уже сейчас.

За рубежом ситуация очень сильно различается в зависимости от государства и от отрасли, но можно выделить два сосуществующих тренда. Первый тренд — усиление ответственности за «пиратство», усиленное применение разнообразных карательных мер по отношению к нарушителям, привлечение к ответственности непрофессиональных участников сферы интеллектуальной собственности. 

Второй тренд связан с тем, что правообладатели находят модели монетизации, удобные для использования массовым потребителем и получают доходы от нормальной рыночной деятельности.

Оппонентами в борьбе незаконным использованием основными оппонентами являются уже не массовые потребители, а конкуренты и контрагенты. 

Адвокат Виктор Наумов:

Устраивающая все стороны практика регулирования вряд ли сложится в среднесрочной перспективе. Если интересы правообладателей лоббируются на федеральном уровне, то их оппоненты лишены такой возможности. В этой ситуации поправки в законодательство неизбежно будут носить односторонний характер, удовлетворяя интересы борцов с пиратством. Для того чтобы ситуация реально изменилась, потребуется, с одной стороны, рост уровня жизни населения, с другой еще больший подъем правовой культуры, подкрепленный эффективными реформами в структуре МВД и судебной системы.

Председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов:

В настоящее время, согласно ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, нарушение авторских прав подразумевает использование в качестве одного из видов наказания наложение штрафа в размере от 1500 до 2000 рублей (для физических лиц) с конфискацией контрафакта, а также использованного для его производства оборудования и сырья. Для юридических лиц размер материальной ответственности заметно выше — штраф колеблется в пределах от 30 000 до 40 000 рублей.

Как указано в ч. 2 ст. 146 УК РФ, нарушение авторских прав, причинившее их обладателю ущерб в крупном размере, карается штрафом до 200 000 рублей. Аналогичные деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в особо крупном размере, лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 указанной статьи) караются лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 000 рублей.

В соответствии со ст. 1301, правообладатель, помимо прочего, вправе потребовать от пиратов возмещения убытков путем выплаты компенсации в размере от 10 000 до 5 млн рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения, либо в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения, либо в двукратном размере стоимости права его произведения, определяемой исходя из цены, которая обычно взимается за правомерное использование.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK