19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Получить компенсацию и проиграть

Бывшие акционеры ЮКОСа надеются обратить взыскание на собственность Российской Федерации за пределами страны. Москва угрожает ответным ударом. Если немецкие инвесторы и российская сторона не договорятся между собой, угроза нависнет над миллиардными инвестициями немецких фирм в России, такими как Volkswagen, а также завод группы HeidelbergCement в Тульской области.

Большинство прохожих спешат по своим делам мимо здания на Фридрихштрассе в Берлине и ни о чем не догадываются. Если что и привлекает их взгляды, так это роскошные платья и золотые часы в витринах первого этажа. Мало кто обращает внимание на массивный гранит и красную надпись на фасаде: Russisches Haus — «Русский дом». Но есть человек, который смотрит на элитный объект недвижимости в центре немецкой столицы совсем другими глазами. Это Тим Осборн, лондонский адвокат. Для поседевшего джентльмена в безупречно сидящем костюме дом на торговой улице Берлина представляет особый интерес, поскольку он находится в собственности российского государства. Именно это важно для Осборна и инвесторов, чьи интересы он представляет.

Минувшим летом консорциум инвесторов, именующий себя GML, добился принятия третейским судом в Гааге громкого решения: Россия должна выплатить бывшим акционерам ЮКОСа компенсацию в размере 50 млрд долларов. В 2004 году российское правительство разгромило концерн, глава которого Михаил Ходорковский провел за решеткой в общей сложности 10 лет.

Теперь инвесторы берутся за дело серьезно. «В ближайшие недели мы начнем подавать в немецкие суды иски об обращении взыскания, — говорит Осборн, — а также в суды США, Великобритании, Нидерландов и Франции». Его английская сдержанность немного сбивает с толку: речь идет о беспрецедентной правовой операции. Еще никогда в истории частным лицам не удавалось отсудить у государства такие колоссальные деньги. Сумма требований GML соразмерна с бюджетами правительств Румынии или Аргентины.

Адвокаты в роли детективов

Уже в скором времени действия Осборна могут выступить экономическим и политическим детонатором, как это ни прискорбно для правительства ФРГ. Так получилось, что решение по поданному еще в 2005 году иску было принято только сейчас, на фоне украинской войны. В Кремле процесс считают политическим, показательным и готовятся к ответному удару в случае ареста активов госкомпаний или госкорпораций, таких как «Газпром», «Роснефть» или «Росатом».

Очередной виток дипломатической эскалации в конфликте с Россией могут спровоцировать немецкие судьи. «Список причин для отказа в обращении взыскания на самом деле очень ограничен», — говорит кельнский эксперт по третейскому судопроизводству Себастиан Кнайзель. Сначала верховный суд соответствующей земли должен выяснить, исполнимо ли вынесенное в Гааге решение. Германия еще в 1961 году подписала международный договор, согласно которому страна обязана признавать подобные решения, принятые за рубежом, и принимать обеспечительные меры. «При этом немецкие судьи уже не будут задаваться вопросом об обоснованности требований кредиторов», — комментирует Кнайзель.

Затем инвесторам консорциума GML придется обращаться в те земельные суды, в зоне компетенции которых обнаружат собственность российской казны. «Обращение не может распространяться на земельные участки и имущество, служащие целям государственного суверенитета, такие как посольства», — объясняет Кнайзель. За последние годы решения по аналогичным делам сложились в определенную правоприменительную практику. Так, кредиторы с легкостью могут узнать о передвижной выставке с произведениями из российских государственных музеев, но наложить арест на экспозицию невозможно. «Эта часть процедуры напоминает работу детектива», — смеется Кнайзель.

Большие деньги и серьезные споры

Допустим, GML узнает о поставке легковых автомобилей Mercedes российским ведомствам; в таком случае юристы консорциума могут обратиться в компетентный земельный суд, который направит на завод судебных исполнителей. Та же судьба может постигнуть и лайнер Airbus для государственной авиакомпании «Аэрофлот». На настоящий момент на балансе «Аэрофлота» находится 22 самолета A-350, каждый из которых стоит 280 млн евро.

Большие деньги есть и в сфере энергопоставок. Россия получает от Германии за природный газ около 30 млрд евро, теоретически представители GML могут потребовать, чтобы концерн RWE заморозил платежи. Особый интерес для них представляет и «Роснефть». Компания, 70% акций которой принадлежат российскому государству, в Германии владеет долей в капитале нефтеперегонных заводов Ruhr Oel GmbH.

«В решении Гаагского суда «Роснефть» однозначно признана компанией российского государства», — говорит адвокат GML Осборн. Это обусловлено, в частности, тем, что «Роснефть» получила филейные части концерна «ЮКОСа».

Впрочем, вопрос может обернуться затяжными правовыми спорами, ведь многие вопросы зависят от точки зрения судей. Немецкий бизнес, равно как и власти ФРГ (во всяком случае официально), замалчивают нависшую угрозу конфликта. В федеральном министерстве экономики говорят, что правительство не участвует в исполнении решений. Правда, наш собеседник в министерстве напоминает, что Германия подписала целых две конвенции о содействии исполнению решений путем обращения взыскания на имущество иностранных государств. То есть правительство ожидает, что и в Германии будет предпринята попытка добраться до российской госсобственности. И что же, Берлин не будет вмешиваться в происходящее?

Пять миллионов за потерянные сбережения

В прошлом правительство Федеративной республики избегало дипломатических ссор с Россией. Так было в случае с мюнхенским предпринимателем Францом Зедельмайером: в 90-е годы он в Москве и Санкт-Петербурге сколотил солидное состояние, но потом российское государство внезапно лишило его всего нажитого. В 1998 году третейский суд в Стокгольме присудил ему компенсацию в 5 млн евро.

В 2005 году во время Международного авиационно-космического салона в Берлине Зедельмайер собрался было изъять экспонаты из России. Ему позвонили. «Чиновник из ведомства канцлера настаивал, чтобы я отказался от своих намерений», — рассказывает баварец. Когда же он с судебными исполнителями прибыл на выставку, то на полтора часа был задержан. «Потом передо мной извинялся сам глава берлинской полиции», — говорит Зедельмайер. Предприниматель не верит в случайности. Судьи и судебные делопроизводители всякий раз затягивали решения по его искам о наложении ареста. Особенно явно это проявилось в Кельне. Там Зедельмайер «присмотрел» земельные участки, принадлежавшие российской казне. На одном из них находилось бывшее торговое представительство России. «Процесс длился годы», — жалуется Зедельмайер. Наконец, в начале 2014 года его требования удовлетворили: здания были выставлены на торги, вырученные средства получил Зедельмайер.

Под ударом Volkswagen и завод в Туле

В случае с ЮКОСом у немецких властей есть возможность деликатно повлиять на ход дела. Правительство может попробовать потянуть время, пока отношения с Россией не нормализуются. И повлиять на судей верховных судов, чтобы они отложили решение об исполнимости гаагского решения в долгий ящик.

У России есть возможность до середины ноября потребовать аннулирования решения. Вероятность удовлетворения этого минимальна, поскольку необходимо доказать наличие серьезных процессуальных нарушений. В принципе это не позволит отсрочить наложение ареста. Но немецкие судьи получат возможность ссылаться на необходимость дождаться завершения соответствующей процедуры.

В Берлине уже начинают обсуждать, чем все это может обернуться. Адвокат консорциума GML Осборн предупредил о своих планах профильные министерства и обсудил их с политическими партиями. «К сожалению, мы не можем исключить, что Россия попытается отомстить за исполнение решения по ЮКОСу немецким компаниям», — говорит представитель фракции ХДС/ХСС по вопросам экономической политики в бундестаге Йоахим Пфайффер. Возможно, он прав. В споре о собственности ЮКОСа Москва не станет пасовать. Сразу после публикации решения третейского суда в Гааге председатель думского комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин раскритиковал его как часть западного заговора против России: «Это решение по своей сути является еще одним видом санкций против России».

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, близкое доверенное лицо Владимира Путина, в интервью немецкому журналу «Шпигель» в конце августа 2014 года подробно перечислил обвинения в убийствах, предъявляемые акционерам ЮКОСа и подручным главы концерна Михаила Ходорковского. «Дорога ЮКОСа к успеху была устлана трупами», — заявил он. Возможно, это слабо скрываемая угроза: если GML попытается настоять на исполнении решения, не исключен третий процесс против акционеров и сотрудников ЮКОСа.

А это уже процессы по подозрению в убийствах. И тогда Платон Лебедев, топ-менеджер ЮКОСа, вышедший на свободу, как и Ходорковский, после 10 лет заключения, который все еще остается в России, может снова оказаться в следственном изоляторе, а затем и в колонии.

Госдума уже продумывает меры защиты на случай, если адвокаты ЮКОСа все же решатся на столь серьезную игру. Недавно известный единоросс Евгений Федоров внес законопроект, предусматривающий возможность изъятия иностранной собственности в России, если пострадают российские компании за рубежом. «Мы говорим об инвестициях и имуществе на сумму 700 млрд долларов», — констатировал Федоров.

Если акционеры ЮКОСа попытаются добиться обращения взыскания на объекты в Германии, принадлежащие российским госкомпаниям «Роснефть» и «Газпром», угроза нависнет над миллиардными инвестициями немецких фирм в России, такими как заводы Volkswagen стоимостью 1,3 млрд евро или завод группы HeidelbergCement в Тульской области (размер инвестиций 330 млн евро).

Немецкое правительство надеется, что в последний момент удастся как-то договориться и предотвратить «войну изъятий». Такая сделка за кулисами могла бы выглядеть следующим образом: взамен на полный или частичный отказ от требований в размере 50 млрд долларов Россия воздержится от любого уголовного преследования бывших управленцев и работников ЮКОСа.

Москва могла бы помиловать бывшего главу службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина. Один из основных инвесторов из консорциума GML и близкий друг Ходорковского Леонид Невзлин недавно заявил в интервью: «Ради освобождения Пичугина мы готовы на многое».

Сам Невзлин скрылся в Израиле. Его российское правосудие тоже приговорило к тюремному заключению за соучастие в убийстве.

Перевод: Владимир Широков

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK