15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Призрак оттоманов бродит по Европе

Переговоры о вступлении Турции в Евросоюз идут с переменным успехом уже больше десяти лет. Но теперь, похоже, терпение турецких политиков иссякло. И они не жалеют жестких выражений в адрес объединенной Европы – такой близкой и такой недоступной.

На минувшей неделе война слов между турецкими и европейскими политиками вышла уже на совсем запредельный уровень. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил европейцев ни много ни мало в разжигании войны между христианством и исламом.

Поводом для столь резких обвинений стал вердикт Суда Европейского союза, согласно которому компании, работающие в Старом Свете, могут запретить своим сотрудникам носить платки, но только в том случае, если будут запрещены и другие религиозные и политические символы.

Судьи пришли к выводу, что подобный запрет на публичное использование любых политических, философских или религиозных символов не является прямой дискриминацией.

В 1963 году Турция подписала соглашение об Ассоциации с Европейским экономическим сообществом. В 1995 году было подписано соглашение о Таможенном союзе. А в 1999 году Турция официально получила статус «кандидата» на вступление в европейские ряды. В 2005 году даже начались официальные переговоры о вступлении Турции в ЕС. Но потом этот процесс застопорился – отчасти из-за того, что против выступил Кипр (часть острова в 1974 году была оккупирована турецкими войсками). Да и свои сомнения появились у Австрии, Германии и Франции.

А параллельно с этим шло постепенное укрепление власти Эрдогана и отход Турции от модели либеральной демократии. По крайней мере, так этот процесс воспринимают в ЕС. Апофеозом стали массовые чистки после неудачного военного переворота летом прошлого года. В ноябре Европейский парламент даже принял резолюцию (впрочем, не обязательную к исполнению) о приостановке интеграционных переговоров.

При этом турецкое правительство упрекнуло Евросоюз и США в том, что они не спешили с осуждением путчистов и не высказывали особой симпатии к демократически избранному правительству. «Если бы путч удался, вы бы его поддержали, как в Египте. Вы не знаете этой нации, но она знает вас», – написал в своем Твиттере пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калин.

Понятно, что, если Эрдоган выиграет референдум о расширении президентских полномочий, это даст еще один повод Евросоюзу усомниться в качестве турецкой демократии. Как говорят многие эксперты, если последние 200 лет Турция меняла себя под европейские стандарты, то теперь налицо обратная тенденция.

Евросоюз хочет держать Турцию на коротком поводке, но членства в объединенной Европе нам не видать – такое ощущение крепнет в турецком политическом классе.

«Вы официально обещали нам (членство в ЕС. – «Профиль») в 1963 году. Вы по-прежнему заставляете нас ждать. О Европа, я скажу тебе, почему; вы не хотите нас, потому что мы нация, где мусульмане составляют большинство. Мы это знали. Но мы просто хотели проверить вашу честность», – говорил Эрдоган в одном из своих публичных выступлений.

Но если политический развод и можно представить себе в качестве реалистического сценария, то вот разрыв экономических связей будет выглядеть катастрофически. После двух десятилетий существования Таможенного союза экономики Турции и ЕС стали слишком взаимозависимы. На ЕС приходится половина турецкого экспорта. Турция – пятый по масштабам торговый партнер объединенной Европы. А что касается прямых инвестиций в турецкую экономику, то 70–75% приходится здесь на компании из ЕС.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK