13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Путь через игольное ушко

Поездка в Крым сегодня — это целое приключение. Авиабилеты из Москвы на полуостров, в марте аннексированный Россией, на многие даты распроданы, несмотря на 30 вылетов в сутки. В начале августа «Добролет» из-за санкций Евросоюза был вынужден приостановить полеты, так как европейским компаниям запретили обслуживать самолеты лоукостера.

В порту самого известного крымского города-курорта сегодня не увидишь и круизных теплоходов, которые вставали на якорь у берегов Ялты даже во времена холодной войны. Экономическая блокада со стороны ЕС, США и их азиатских союзников, таких как Япония, приводит к тому, что полуостров оказывается больше чем когда-либо отрезанным от остального мира.

Маттиас Шепп
50 лет. Руководитель московского представительства журнала Der Spiegel. Работал зарубежным корреспондентом в России, Китае и США. Автор книг «Москва: инструкция по применению» (2008) и «Из Пекина в Берлин» (2006). С марта Маттиас Шепп был в Крыму неоднократно. Последний раз — в конце июля.

 

Фото: Дмитрий Беляков

Вместе с фотографом Дмитрием Беляковым мы решили лететь из Москвы в Анапу, чтобы сесть на паром и переправляться через Керченский пролив. На обложке бортового журнала «Аэрофлота» в нашем Airbus 320 — самая древняя церковь Крыма, построенная в VIII веке в современной Керчи. Подпись под фотографией: «История продолжается». Во времена нового ледникового периода между Россией и Западом может показаться, что крупнейшая российская авиакомпания пытается приободрить саму себя.

Помимо Крыма, журнал рекламирует далекие Париж, Лондон и Монако. Немолодой мужчина в бермудах жалуется жене: «Скоро в Париж и Лондон уже не слетаешь. Возможно, скоро под санкции подпадет и Airbus, если эти проклятые политики в Москве, Вашингтоне и Брюсселе не одумаются».

Дмитрий Беляков
44 года. Фотожурналист. Много работал в горячих точках. Автор известных историко-документальных фотопроектов «Ветераны Спецназа» и «Испытание. 70 лет спустя». Неоднократно отмечен наградами на международных фотоконкурсах и фестивалях.

 

Фото: Дмитрий Беляков

В аэропорту Анапы багаж выдают прямо на улице. При 280 солнечных днях в году и среднемесячной температуре января в 6 градусов тепла управляющая компания может себе это позволить. Тем не менее, сама процедура кажется рудиментом советской отсталости. Зато прокат автомобилей находится в элегантном стеклянном павильоне. Надпись Rent a Car на английском в три раза крупнее русского перевода. Что ж, хорошо, что никого из депутатов госдумы до сих пор это не задело. Ведь националистически настроенные парламентарии уже не один год специализируются на вытравливании иностранных заимствований.

Фото: Дмитрий Беляков

Дорога к Керченскому проливу хорошая. Мы едем между кукурузных полей. Временами очередь на переправу достигает 20 км. Это игольное ушко, через которое нужно пройти, чтобы оказаться в Крыму, более комфортный путь через Украину перекрыт из-за войны на востоке страны и из-за споров о территориальной принадлежности полуострова.

Мы насчитали 1340 автомобилей, паром отходит каждые полтора часа — и даже реже, когда на море шторм. Иногда ждать в очереди приходится почти двое суток. Женщины в бикини загорают рядом с автомобилями, семья из Красноярска находится в пути уже пять дней, и тем не менее настроение у людей хорошее. Стояние в пробке большинством воспринимается как акт патриотизма. Путин — герой, санкции Запада здесь — повод для язвительных шуток.

Фото: Дмитрий Беляков

В последний раз мы с Беляковым переправлялись через Керченский пролив здесь же в начале марта. Тогда это было связано с событиями иного рода: в тот раз воздушное пространство над Крымом было закрыто для полетов. Офицер ФСБ допрашивал нас битый час, прежде чем мы смогли попасть на пустой паром. На другом берегу нас встречали еще украинские пограничники. Один из них рассказывал о сотнях казаков с юга России, которые в предшествующие дни пересекали границу: без документов в Крым прибыли бойцы спецназа. На их форме не было знаков различия. Бронетехника заняла позиции в том числе и у паромной переправы в Керчи.

Фото: Дмитрий Беляков

Тогда люди боялись войны. Теперь здесь царит безмятежность, присущая отпускникам. На маяке сидят пеликаны. «Папа, папа, смотри — чайка», — кричит ребенок. Керчь с ее 145 тысячами жителей мирно нежится в лучах солнца. И только руины крепости, возвышающейся над городом с VII века до н.э., напоминает, что возможность войны в Крыму всегда была реальной.

Как известно, невозможно понять настоящее, не зная прошлого. И потому мы решили встретиться с последними еще живыми участниками Второй мировой.

Перевод: Владимир Широков

Продолжение следует

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK