12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Радиоактивный халифат

Террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ) располагает достаточными финансами, чтобы приобрести ядерное оружие. Об этом говорится в статье, опубликованной в одном из последних номеров глянцевого пропагандистского журнала исламистов. 

В публикации, подписанной фоторепортером Джоном Кентли (исламские радикалы удерживают его в заложниках уже более двух лет), отмечается, что ИГ вышло за пределы «самой быстро расширяющейся исламской группы в современном мире» и эволюционировало в «самое быстро расширяющееся исламское движение, которое когда-либо наблюдал современный мир».

ИГ, контролирующее сейчас треть территории Ирака и четверть территории Сирии, намерено продолжить свое триумфальное шествие по планете, говорится в публикации. «У «Исламского государства» миллиарды долларов в банке, так что они могут попросить свой виллаят в Пакистане приобрести ядерное устройство у торговцев оружием, связанных с коррумпированными чиновниками в регионе», – предупреждает автор.

Пассаж о миллиардах на счетах – это отнюдь не художественное преувеличение. ИГ – это корпорация террора, и очень богатая корпорация.

Нефть в обмен на деньги

В отличие от своих коллег по «цеху» «Исламское государство» (признанное Верховным судом РФ террористической организацией и запрещенное в России) живет не за счет пожертвований зарубежных спонсоров (такие, впрочем, тоже есть), а «кормится» с контролируемых ею территорий. Финансовое благополучие «халифата» покоится на нескольких «китах» – это контроль над нефтяными месторождениями в Сирии и Ираке (их порядка десяти), традиционный рэкет, похищения с целью выкупа, налоги, собираемые с жителей так называемого «халифата», и торговля артефактами из разграбленных музеев.

При этом экономическая политика ИГ по своей стилистике очень схожа с экономическими стратегиями классических мафиозных структур, отмечается в докладе межправительственной Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег – ФАТФ (Financial Action Task Force), выпустившей в феврале этого года соответствующий доклад.

По данным министерства финансов США, исламисты «взяли под крыло» иракские банки, которые расположены на контролируемой ими территории. Но ИГ позиционирует себя как полноценное государство, а потому наличные на счетах иракских госбанков считаются «государственной собственностью». А вкладчики частных банков платят лишь пятипроцентный налог при снятии средств со счетов. Как предполагают американские эксперты, банковские активы ИГ в 2014 году оценивались в 500 миллионов долларов.

Естественно, ИГ не могло обойти своим вниманием и нефть. Как отмечают эксперты FATF, достоверных данных об объемах нефти, которая проходит через руки исламистов, не существует. По оценкам специалистов, на территории, контролируемой исламистами, добывается около 50 тысяч баррелей в день (для сравнения: в Саудовской Аравии добывается около 10 миллионов баррелей в день).

EPA / TASS

Нефть ИГ добывает как для собственных нужд, так и для продажи посредникам. Западные дипломаты уверяют, что ИГ торгует нефтью даже с режимом Башара Асада. При этом нефть эта в массе своей вряд ли попадает на международные рынки. В феврале этого года СБ ООН принял резолюцию, которая запрещает любую торговлю нефтью и нефтепродуктами, а также драгоценными металлами и культурными ценностями с «Исламским государством» и группировкой «Джебхат ан-Нусра».

В нефтяной отрасли «Исламского государства» задействованы тайные сети контрабанды и кустарной переработки нефти, сформировавшиеся еще в эпоху западных санкций против Ирака в 1990‑х годах прошлого столетия.

По данным британского «мозгового центра» Chatham House, баррель нефти исламисты продают по цене от 10 до 22 долларов. FATF называет цифру порядка 20–35 долларов. Посредники скидывают нефть или нефтепродукты уже по цене 60–100 долларов за баррель. При этом, как отмечают эксперты, падение цен на нефть на мировом рынке могло отразиться и на доходах ИГ. Впрочем, как и тот факт, что нефтеперегонные заводики, контролируемые ИГ, целенаправленно бомбит авиация США и их союзников.

Заложники – дорогой товар

В сельском хозяйстве ИГ также установило свои порядки. В Сирии исламисты конфискуют часть продукции у местных фермеров, отмечают эксперты FATF. Используют и такой «инновационный» метод – конфискуют у фермеров технику, а потом предоставляют ее бывшим владельцам в аренду.

Другой источник доходов, по данным FATF, –  дорожный налог, собираемый с водителей грузовиков, въезжающих в Ирак с территории Сирии или Иордании.

Кроме того, по данным той же FATF, в прошлом году ИГ получило от 20 до 45 миллионов долларов в качестве выкупа за заложников. Аналитики оценивают поступления от этого «бизнеса» примерно в 20 процентов доходов ИГ.

Некоторые западные эксперты утверждают, что исламисты отбирают до 50 процентов заработка у госслужащих, которым центральное правительство Ирака продолжает выплачивать зарплаты, несмотря на то, что они живут и работают на территории, занятой исламистами.

«Исламское государство» – не единственная террористическая группировка, пытающаяся зарабатывать. Талибы в Афганистане ежегодно получают от 100 до 200 миллионов долларов от контрабанды наркотиков. «Аль-Каида» в странах исламского Магриба выручает десятки миллионов долларов на похищениях, а африканская «Аш-Шабаб» занимается торговлей людьми.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK