17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Качающийся Трамп

Причиной обесценивания активов стала политическая нестабильность в США, сказавшаяся на биржевых котировках ведущих компаний. Сильнее всех досталось Марку Цукербергу, Джеффу Безосу и Биллу Гейтсу. Тем временем, ряд конгрессменов пытаются начать процедуру импичмента Дональда Трампа, правда, для нее пока нет юридических оснований.

Самые крупные потери понес основатель Facebook Марк Цукерберг. Он лишился двух миллиардов долларов из-за падения акций соцсети на 3,3%. Основатель Amazon Джефф Безос недосчитался 1,7 миллиарда. Котировки ритейлера упали на 2,2%. На третьем месте антирейтинга мексиканский телекоммуникационный магнат и владелец Grupo Carso Карлос Слим. Его активы подешевели на 1,1 миллиарда.

Состояние богатейшего человека планеты Билла Гейтса уменьшилось на миллиард долларов. Виной тому — девальвация ценных бумаг Microsoft, которая по-прежнему остается его главным активом, на 2,8%. Все остальные бизнесмены потеряли меньше миллиарда. Сооснователь Google, а ныне топ-менеджер ее материнской компании Alphabet Ларри Пейдж лишился 930 миллионов, его коллега Сергей Брин — 904 миллионов (акции Alphabet упали за день на 2,33%), сооснователь и акционер Oracle Ларри Эллисон — 896 миллионов, инвестор Уоррен Баффет — 852 миллионов. На их фоне незначительными кажутся потери основателя и члена совета директоров испанского вещевого ритейлера Inditex Амансио Ортеги. Его личное состояние уменьшилось «всего» на 355 миллионов долларов.

Таким образом, первая десятка рейтинга богатейших бизнесменов мира сейчас выглядит следующим образом: возглавляет ее по-прежнему Билл Гейтс (86,8 миллиарда долларов), на втором месте идет Амансио Ортега (83,2 миллиарда), замыкает тройку Джефф Безос (81,9 миллиарда). Потери Безоса сыграли на руку Ортеге и помогли ему сместить конкурента со второй строчки списка самых состоятельных людей мира.

Далее следуют Уоррен Баффет (72,7 миллиарда долларов), Марк Цукерберг (62,3 миллиарда), Карлос Слим (58,6 миллиарда), французский президент группы компаний Louis Vuitton Moёt Hennessy Бернар Арно (51,3 миллиарда), Ларри Эллисон (47,6 миллиарда) и братья Чарльз и Дэвид Кох, совладельцы Koch Industries (с одинаковым состоянием в 46,9 миллиарда).

Некоторым предпринимателям потрясения в американской политике, напротив, помогли. Акции их основных активов пошли против тренда и пусть немного, но выросли. Так, основатель и владелец сети IKEA Инвар Кампрад сумел заработать 387 миллионов долларов, собственник H&M Стефан Перссон — 337 миллионов, основатель немецкой сети супермаркетов Lidl Дитер Шварц — 217 миллионов.

Богатейший из россиян — владелец «Новатэка» и «Сибура» Леонид Михельсон — расположился на 54-м месте рейтинга с 16,8 миллиарда долларов (за среду он потерял 3,37 миллиона). Крупнейший акционер «Северстали» Алексей Мордашов и президент группы «Интеррос» Владимир Потанин с состояниями в 16,1 млрд и 16 млрд занимают 57-е и 58-е места (они лишились 53 и 77 миллионов долларов). Виктор Вексельберг, контролирующий активы группы «Ренова», занимает 63-е место с 15,2 миллиарда долларов (минус 161 миллион). Акционер «Альфа-Групп» и «Вымпелкома» Михаил Фридман на 67-м месте с 14,4 миллиарда (минус 44 миллиона). Владелец USM Holdings Алишер Усманов находится на 78-м месте с 13,9 миллиарда (потерял 35 миллионов). Собственник Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин расположился на 84-й строчке с 13,4 миллиарда долларов (лишился 87 миллионов). Остальные богатые россияне находятся за пределами первой сотни рейтинга.

Суммарное состояние 500 богатейших предпринимателей планеты составляет 4,9 триллиона долларов. Накануне оно уменьшилось на 35 миллиардов. Bloomberg отмечает, что виновник нынешних потрясений — Дональд Трамп, который, хоть и является первым в истории США президентом-миллиардером, не сумел войти в этот список. Его личный капитал на данный момент не превышает трех миллиардов долларов.

Нынешнее падение биржевых индексов стало крупнейшим с сентября прошлого года. Ощутимее остальных упал индекс NASDAQ Composite — сразу на 2,6%. MSCI All-Country World Index потерял 1,2%. Худшие результаты в обоих котировальных списках показывали банки.

Утром в среду в Белом доме разгорелся скандал. Через неделю после увольнения директора ФБР Джеймса Коми (которое, по официальной версии, было вызвано непрофессиональной работой) The New York Times написала, что Трамп просил руководителя спецслужбы прекратить расследование в отношении своего бывшего советника Майкла Флинна. Того обвиняют в связях с российским послом Сергеем Кисляком. Все это происходит на фоне других расследований, которые касаются в том числе и непосредственно Трампа. Силовики и Конгресс выясняют, действительно ли Россия повлияла на исход прошлогодних выборов, а тогдашний кандидат в президенты — сотрудничал с Кремлем.

В результате, уже на следующий день Минюст США объявил о назначении специального прокурора, который займется всеми расследованиями сразу. Им стал бывший директор ФБР, предшественник Коми Роберт Мюллер, в свое время просидевший на посту 12 лет вместо положенных по закону десяти. К этому скандалу добавился еще один: на неделе стало известно о том, что Трамп во время личной встречи раскрыл российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову (в присутствии все того же Кисляка) некую секретную информацию, полученную, скорее всего, от Израиля и касающуюся ИГИЛ (запрещена в России). При этом сам президент не только не скрывает этого факта, но и, напротив, уверен, что его должность позволяет делиться какими угодно данными по своему усмотрению.

Тем временем, недовольство Трампом открыто высказывают в обеих палатах Конгресса, причем как однопартийцы президента из Республиканской партии, так и демократы. Сенатор-республиканец Джон Маккейн считает, что по совокупности скандалы вокруг главы государства «достигли масштабов Уотергейта». Еще дальше зашел демократ из Палаты представителей Эл Грин. Он заявил, что собирается добиваться импичмента Трампа. Сначала конгрессмен рассказал об этом в твиттере, а затем и с трибуны нижней палаты.

«Президент Трамп не выше закона. Он совершил действия, попадающие под импичмент, и должен быть привлечен к ответственности. Если поступить иначе, это приведет к тому, что определенные американцы потеряют уважение и перестанут следовать нашим социальным нормам», — заявил Грин. Однако юристы указывают, что Трамп в действительности не совершал ничего из того, что по закону является основанием для досрочного отстранения от власти. Если говорить о воспрепятствовании осуществлению правосудия (как в середине 1970-х гг. было с Ричардом Никсоном), то это должны быть угрозы присяжному, встречный иск свидетелям или же создание помех для работы присяжных. Просьба директору ФБР прекратить расследование, хоть и является превышением полномочий президента, не попадает ни под один из этих пунктов.

По закону для запуска процедуры импичмента нужно ходатайство от любого члена Палаты представителей. Его рассмотрит юридический комитет и передаст на обще голосование. Если оно будет успешным для авторов инициативы, она перейдет в Сенат. Только после того, как две трети его членов проголосуют «за», отставка станет неизбежной. За всю историю США ни один президент не подвергался процедуре импичмента. Близки к этому в разное время были Эндрю Джонсон (в 1868 году) и Билл Клинтон (в 1998-99 годах), но в обоих случаях Сенат голосовал «против». Никсон же сумел избежать такой участи, добровольно уйдя в отставку еще до решающего голосования.

Политологи считают, что при желании законодатели смогут найти формальный предлог для импичмента. Но для этого должна быть политическая воля большинства (которое в обеих палатах Конгресса принадлежит республиканцам), а вот с ней сейчас проблемы.

В то же время, падение рынка сказывается не только на курсе акций крупнейших компаний. Свои позиции с начала года теряет и национальная валюта. Доллар вернулся к довыборным отметкам после роста, обусловленного ожиданиями бизнеса от благоприятной политики Трампа. Пока они не оправдывают себя.

Ситуацию усугубляет и общая неопределенность финансовой политики президента, отмечает научный сотрудник сектора внешней и внутренней политики США ИМЭМО РАН Василиса Кулакова: «Во время предвыборной кампании Трамп обещал дерегулирование в финансовой сфере. Это должно было коснуться и банков, и обычных компаний. В общем-то, фондовый рынок рос как раз на этих ожиданиях. Первые указы уже в качестве главы государства укладывались в эту парадигму. Он снижал требования, готовился свернуть финансовую реформу, начатую после кризиса».  

«Но при этом он же парадоксальным образом обещает вернуть Закон Гласса-Стигола, принятый еще в 1933 году и отмененный в 1999-ом. Этот закон четко разделял банки на коммерческие и инвестиционные и запрещал первым заниматься инвестиционной деятельностью — в основном, покупать ценные бумаги. В то же время, совершенно непонятны действия Трампа по закону Додда-Франка, который был принят после кризиса 2008 года и ужесточил требования к банкам, но при этом сделал их безопаснее для клиентов. То есть в действиях Белого дома сейчас очень много противоречий. Но, похоже, президент сам не понимает этого. Такие же противоречия есть не только в голове Трампа, но и среди ключевых чиновников экономического блока. Одни говорят о смягчении, другие — об ужесточении. Конечно, все это тоже не нравится инвесторам», – отмечает Кулакова.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK