19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Чтобы продать что-нибудь ненужное

Крупнейший в мире производитель программного обеспечения ввел ограничения для российских клиентов из энергетического, оборонного и банковского секторов. Их просят оплачивать покупки вовремя или даже авансом, чтобы продавец не попал под подозрение о кредитовании российских компаний.

Новые условия сотрудничества связаны с санкциями, которые в августе прошлого года принял американский Конгресс. Они впервые оформлены в виде закона — Countering America's Adversaries through Sanctions Act («О противодействии противникам Америки посредством санкций, CAATSA»). Ограничения состоят из двух частей. Первая направлена на 33 российские компании, преимущественно из оборонной отрасли, и шесть правительственных структур. Сами они напрямую не пострадают, зато могут лишиться многих партнеров: с 28 января с ними будет запрещено проводить любые «значительные транзакции». Нарушителям грозит стандартный набор американских санкций, главным образом, крупные штрафы — до 250 тысяч долларов за одну сделку, а руководители рискуют получить длительный тюремный срок.

Вторая часть барьеров носит секторальный характер и распространяется на те предприятия (на этот раз из энергетического и банковского секторов), которые уже были под санкциями и прежде. С ноября для них существенно сокращается срок кредитования в США: до 14 дней для банков и до 60 — для нефтегазовых компаний. Оборонные предприятия по-прежнему могут рассчитывать на заемные средства сроком на 30 дней. Также резиденты США теперь не могут участвовать в нефтегазовых проектах, в которых как минимум треть капитала имеет российское происхождение, независимо от того, где эти проекты реализуются.

В конце прошлого года российское правительство выпустило постановление, которое до лета разрешает госкомпаниям скрывать детали своих тендеров, чтобы не подставлять подрядчиков и поставщиков. В дальнейшем их закупки перенесут на специальную закрытую площадку. Кроме того, власти решили выделить отдельный банк, который будет заниматься кредитованием оборонной отрасли без опасения попасть под санкции. Уже в январе стало известно, что таким банком станет попавший под санацию Промсвязьбанк. На прошлой неделе его возглавил бывший руководитель Российского экспортного центра и топ-менеджер ВЭБа Петр Фрадков.

Российские компании уже не первый год пытаются обходить западные санкции. Самые популярные методы, которыми бизнесмены даже делятся друг с другом, — поиск или создание посредников, которые выглядят как независимые организации. Иностранные компании нередко закупают продукцию якобы для себя, а потом перепродают российским предприятиям или вовсе переходят под их контроль.

Существуют и другие ситуации. «Роснефть», давно ходящая под санкциями, столкнулась с проблемами не только при размещении заказов и закупок, но также и при проведении платежей в рамках расчетов с контрагентами и привлечении иностранной валюты. Сбербанк, ВТБ и другие крупнейшие кредитные организации страны не могли обслуживать нефтяного гиганта, поскольку сами были под санкциями. Несколько лет компания Игоря Сечина пользовалась услугами банков «Пересвет» и «Открытие», но в прошлом году обе этих финансовых организации столкнулись с проблемами и попали под санацию.

Новым партнером «Роснефти» стал Московский кредитный банк, которому компания предоставила субординированные займы на 22 миллиарда рублей (учитываются в капитале второго уровня). Эти деньги позволили банку улучшить собственное финансовое положение. Одновременно «Роснефть» перевела на баланс МКБ 200 миллиардов рублей из «Открытия». Компания использует их для привлечения валюты через сделки репо: МКБ получает ее у Центробанка под залог рублевых облигаций «Роснефти». Таким образом, сотрудничество банка и нефтяной компании становится взаимовыгодным. Участники рынка даже говорят о том, что «Роснефть» получила негласный контроль над кредитной организацией.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK