10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Российские экономические тренды недели 1-5 июня

Рубль, наконец, упал

В четверг 4 июня падение рубля составило почти 4% за биржевой день. В всего за последние 9 торговых дней (начиная с 27 мая) рубль упал на 13,2%. Очень неплохой темп, заставляющий вспомнить прошлые девальвации.

«Профиль» не раз писал, что рубль должен был упасть – слишком затянулся период его укрепления (с февраля 2015) и стабилизации около «круглого» уровня 50 (с середины апреля). Это — ненормально в условиях усиливающегося экономического спада, высокой инфляции, продолжающегося давления выплат по внешнему долгу в условиях санкций.

Почему сейчас? Во-первых, закончился налоговый период, когда компаниям нужны были рубли для выплаты налогов, а во-вторых, на июнь приходится очередной пик платежей по внешнему долгу ($10,7 млрд) после минимальных по году значений в апреле-мае (6,7 и 5,1 соответственно).

Что дальше? А дальше нас ждут $101 млрд выплат по внешнему долгу за июнь-декабрь. Причем максимальный пик — четверть этой суммы — придется именно на декабрь. Никогда больше в этом году не будет таких малых выплат как в апреле-мае. Дальше нас ждет, вероятно, усиление экономического спада. И падение инфляции — потому что во время спада инфляция обычно тоже падает (ограничение спроса не дает расти ценам).

Центробанк против рубля

Что-то с рублем пошло не так – ЦБР почувствовал это в конце марта. Как всегда с опозданием, основная волна укрепления рубля (на интервенциях Банка через валютное РЕПО) уже прошла.

В апреле Банк России несколько раз повысил ставку по валютному РЕПО — это помогло, долг банков по валютному кредиту расти перестал и рубль перешел от «галлопирующего» к «ползучему» укреплению.

21-22 апреля состоялась «словесная интервенция». Премьер-министр Дмитрий Медведев в Думе вдруг сообщил, что нам не надо избыточного переукрепления рубля, а первый зампред ЦБ Ксения Юдаева объявила о том, что укрепление рубля закончилось. Рынок выждал, да и начал новую волну укрепления — снова зашел на территорию ниже 50 вплоть до рекордных минимумов года ниже 49.

Тогда ЦБ «наступил на горло» собственной песне и пошел на прямую рублевую интервенцию на рынке — он начал с 14 мая скупать валюту порциями в основном по $200 млн в день. Заявив, что это его решение не имеет к курсу никакого отношения. Кого он убеждал в этом? Самого себя? И даже тут рубль держался еще 10 дней…

Почему рубль так не хотел падать? Потому что ЦБ своими руками создал на рынке лобби укрепления рубля: раздав в период укрепления рубля валютные кредиты на общую сумму более $30 млрд, он создал прямую заинтересованность в его росте у крупнейших игроков на рынке, взявших эти кредиты («Открытие», ВТБ, Сбербанк). При падении рубля они вынуждены будут фиксировать значительные убытки. Конечно, им этого не хотелось…

Думаю, что, на вкус ЦБ, рубль сейчас слабеет слишком быстро и, вероятно, стоит ждать мер по торможению этого падения — в первую очередь снижения/прекращения скупки валюты самим ЦБ (те самые $200 млн в день) и замедления/прекращения снижения ключевой процентной ставки на заседании 15 июня.

Тем временем, где-то в далекой галактике…

4 июня глава ЦБР Эльвира Набиуллина выступила на XXIV межпланетном, извините, международном банковском конгрессе и сообщила миру следующее.

«Финансовая система, платежный баланс к настоящему времени практически адаптировались к новым условиям» — правда, вот какая незадача! — «чего пока нельзя сказать об экономике в целом».

«Инфляция, хотя и существенно выросла в начале года из-за действия мощных, но временных факторов, прежде всего, обесценения рубля, благодаря принятым мерам в последние месяцы начала быстро замедляться». Стоп. Никаких мер в этом году против инфляции ЦБ и не предпринимал, а вот наоборот, пожалуйста: и ставку снижает, и валюту скупать начал, и не устраивает больше кризисов ликвидности, как в прошлом году… Главной причиной снижения инфляции стало падение реальных доходов населения и реальных зарплат, экономический спад, а усилия ЦБ тут вообще не при чем.

«… В оставшуюся часть года, за вычетом внутригрупповых платежей крупных компаний, платежи по долгу составят около 40 млрд долларов США. Это примерно в два раза ниже темпов погашения внешних долгов в прошлом году. На наш взгляд, такой уровень платежей наша экономика может пройти относительно спокойно». В самом деле — зачем смотреть на прошлую статистику, если мы тут оценили «внутригрупповые платежи»? А статистика 2014 и начала 2015 года показывает простую вещь — эти платежи надо учитывать. Ведь утечка капитала практически равнялась всей сумме платежей по внешнему долгу, совершенно без надуманных вычетов. Наши компании совсем не собираются отказываться от такого абсолютно легального способа вывода денег за границу. Так что стоит учитывать все $101 млрд платежей…

«…Одна из задач на ближайшее время – нарастить в течение ряда лет запас резервов…  мы сейчас оцениваем как комфортный, очень комфортный уровень резервов, покрывающий длительные стрессовые ситуации, на уровне до 500 млрд долларов» — ох, уж эти мечтатели. И инфляцию они снизят до 4% и «запас резервов» на $150 млрд нарастят и на курс рубля этим не повлияют, и потерю $150-170 млрд из-за нефтяных цен переживут и по долгам расплатятся… Прямо «храм уединенного мышления» помещика Манилова, а не банковский конгресс.

Ну и, конечно, нельзя пройти мимо еще одной цитаты: «…именно своевременный переход к плавающему курсу во многом позволил нам пройти через шоки прошлого года, и мы не намерены от него отказываться». Вот все вокруг думают, что как раз переход к плавающему курсу и привел к шокам прошлого года, а оказывается, он позволил нам через них пройти… Да и что такое регулярная односторонняя покупка валюты Банком России как не отказ от плавающего курса?

А тем временем в России…

Минэкономразвития 1 июня сообщил, что ВВП страны в апреле 2015 года упал на 4,2% по сравнению с сокращением на 2,7% в марте и 1,3% в феврале. «Дна» кризиса пока не видно.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK