11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Российские экономические тренды недели 8-11 июня

15.06.2015

Военный бюджет с триллионным дефицитом

Вы думаете это про Сирию? Нет, это — Россия. Казначейство опубликовало итоги исполнения федерального бюджета за 5 месяцев (январь-май) этого  года.

Главной особенностью бюджета остается его невероятная, запредельная  милитаризованность. На национальную оборону тратится сейчас 29% расходов бюджета (на силовой блок вместе с нацбезопасностью — 40%).

Это меньше, чем в рекордном январе, когда на оборону потратили 45% бюджета. На весь силовой блок впервые в истории России в январе и феврале тратилось более половины бюджета. Но текущие данные очень уж сильно превышают показатели даже прошлого года (18% на оборону и 33% на силовой блок). Что уж говорить о мирных годах! Например в 2010 оборона «съела» всего 13% бюджета, а весь силовой блок — менее четверти (23%) расходов.

Совершенно непонятны основания для такого скачка военного бюджета, если на Украине мы не ведем открытой войны. Для чего нам тогда огромные военные расходы? Для стимулирования экономики?

Да, это дает непосредственный эффект, и судя по всему именно военные расходы стали причиной сравнительно мягкого спада ВВП страны в I квартале. Но не стоит забывать, что это непроизводительное использование средств, они теряются для дальнейшего развития, отрывая деньги от инвестиций и потребления людей. Это — разовый стимул для экономики, который прямо сейчас дает эффект, но завтра этот эффект уже умер. И выходить из такого стимулирования будет очень трудно, это будет связано с перестройкой экономики с военных рельс на мирные. А любая серьезная структурная перестройка связана со значительными издержками — убытками, банкротствами, безработицей и т.д. Это самый примитивный и близорукий способ стимулирования экономики.

Откуда у нас средства для сверхвысоких военных расходов? Да их и нет. Они покрываются дефицитным финансированием. Дефицит федерального бюджета за 5 месяцев достиг 1 трлн рублей. А чем мы финансируем дефицит? Выпускаем ценные бумаги? Чуть-чуть. Приватизация? Почти на нуле. Внешние займы? Совсем мало. Резервный фонд бюджета? Нет, его почти не тратили. Курсовая разница? О, это интересная история!

Бюджет стал самым крупным валютным спекулянтом в стране в 2014 году. Он заработал на падении рубля 3,5 трлн руб. (за счет переоценки средств бюджетных фондов, учитываемых в иностранной валюте) – это сумма сопоставимая с четвертью всех расходов бюджета. И январь этого года с быстрым падением рубля также дал бюджету 1,7 трлн руб. Это превысило 100% расходов бюджета! Совершенно невероятная цифра — налоги можно было в январе вообще не собирать. Но последующее укрепление нацвалюты России в феврале-апреле «съело» всю курсовую разницу января. За 5 месяцев она стала даже отрицательна — нанесла убыток бюджету в 0,75 трлн руб. Кому-то еще не ясно, что не экспортеры и не импортозаместители, а именно Минфин — главный бенефициар падения рубля?

Но вернемся к вопросу, откуда же деньги на финансирование войны? И находим забавную статью финансирования дефицита бюджета на 0,97 трлн руб. «Увеличение финансовых активов в федеральной собственности». Что же это за активы? А это просто остатки средств на счетах бюджетов субъектов Федерации, муниципалитетов и фондов типа Пенсионного. Они все обязаны хранить свои деньги на счетах Федерального Казначейства, откуда и попали в финансирование федеральных расходов. Правительство залезло в карман к субъектам Федерации, которые и так в дефиците. Поэтому статья эта временная. Субъектам тоже надо тратить деньги — например, для исполнения майских (2012 года) указов Президента. И восполнять эти средства Правительству придется. И очень уж ему не хочется «распечатывать» свой резервный фонд. А вот падение рубля очень быстро дало бы необходимые средства…

Вот так, «на живую нитку», временными способами правительство страны финансирует рекордные в истории страны военные расходы, и они обязательно в скором времени аукнутся нам искажением макроэкономических пропорций и потерей финансовой стабильности.

Рубль притормозил

Правительство заинтересовано в падении нацвалюты, а что же рубль? Всю последнюю короткую неделю с 8 по 11 июня рубль тормозил после впечатляющего двухнедельного падения в конце мая-начале июня. О причинах падения рубля «Профиль» уже писал в предыдущем номере. Вялое укрепление рубля этой недели фактически компенсировало лишь последний день его ослабления (5 июня) и похоже на коррекцию внутри общего тренда.

Оснований для укрепления рубля нет. Да и ЦБР продолжает свою политику скупки валюты с рынка. За 12 торговых дней мая (с 14 мая) Банк России приобрел $2,33 млрд. За 8 торговых дней июня — еще $1,23 млрд. Этот фактор продолжает давить на рынок, а значит руководители ЦБР оценивают двухнедельное падение рубля как недостаточное и не видят причин, почему бы ему не падать и дальше.

С другой стороны скупка валюты на рынке не слишком-то помогает ЦБР продвинуться к намеченной цели — увеличению своих резервов почти в 1,5 раза, о чем недавно объявила Эльвира Набиуллина. Международные резервы Банка на 5 июня все равно ниже, чем на 15 мая — на $0,7 млрд. На них гораздо сильнее влияет динамика валютной пары евро/доллар, чем покупки валюты на внутреннем рынке. Остается утешаться только тем, что без таких покупок резервы банка упали бы значительно сильнее.

12 дней без ОСАГО

Страховая компания из Люберец неожиданно получила «черную метку» от Центробанка: 26 мая тот принял решение об ограничении действия лицензии по ОСАГО у ООО «Росгосстрах». Это крупнейшая российская страховая компания, занявшая в прошлому году почти 15% рынка (по объему полученных премий). И вдруг… 60 тысяч агентов, партнеров и точек продаж полисов компании должны были немедленно прекратить их продажу.

Претензия ЦБР была проста: 2300 жалоб с начала года от потребителей в том числе непредставление автовладельцам законной скидки за безубыточность, необоснованный отказ в заключении договора ОСАГО, навязывание дополнительных услуг. Караул устал: с начала года ЦБ выдал «Росгосстраху» 385 предписаний и вынес 78 постановлений о привлечении к административной ответственности по ст.15.34.1 КоАП (необоснованный отказ от заключения публичного договора страхования либо навязывание дополнительных услуг при заключении договора обязательного страхования). Но компания, видимо, считала, что платить штрафы дешевле, чем отказываться от немного незаконных методов работы.

Ну и что, что крупнейшая компания? Кто на рынке хозяин, в конце концов? Сколько можно демонстративно игнорировать главного надзирателя за страховщиками? И уже через два дня руководство «Росгосстраха» прибыло в ЦБ с конкретным планом мероприятий по улучшению качества оказываемых клиентам услуг на рынке ОСАГО. Не прошло и двух недель, как ЦБ 8 июня возобновил лицензию «Росгосстраха» в полном объеме — в связи с устранением обществом нарушений порядка заключения договоров ОСАГО.

Но, похоже, что руководители «Росгосстраха» пеняли ЦБ на то, что все так делают, а ловите вы почему-то только нас. Поэтому ЦБ объявил, что намерен предложить Российскому союзу автостраховщиков внести изменения в правила профессиональной деятельности, направленные на повышение качества предоставления услуг по ОСАГО и информирования автовладельцев. По мнению Банка России, эта инициатива в совокупности с мерами, предпринимаемыми ООО «Росгосстрах», как крупнейшим страховщиком на рынке ОСАГО, позволит повысить уровень удовлетворенности потребителей услугой ОСАГО и снизить напряженность в страховом сегменте в целом. Будем надеяться, что в данном конкретном случае победили интересы потребителя — не характерная, в общем, для нашей экономики история.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK