18 января 2019
USD EUR
Погода
Москва

С прицелом на мировую

Поддержав президента Сирии с воздуха, Россия может столкнуться с серьезными проблемами «на земле». По сообщениям арабских СМИ, представители Саудовской Аравии обсуждают с Турцией и другими региональными игроками план создания некоей «безопасной зоны» на территории Сирии. Это позволило бы спасти антиасадовскую оппозицию от окончательного разгрома.

Судя по вестям с сирийских фронтов и заявлениям американских высокопоставленных чиновников, многомесячная операция Военно-космических сил России начала приносить первые плоды. Сирийская правительственная армия при российской поддержке с воздуха и в тесной кооперации с иранскими «добровольцами» и боевиками «Хезболлах» теснит врагов режима. Но у Башара Асада слишком много недоброжелателей на Ближнем Востоке. И чем энергичнее сирийская армия будет пытаться давить вооруженное сопротивление режиму, тем активнее некоторые региональные державы будут пытаться не допустить печального (с их точки зрения) финала для сирийской оппозиции, в которую они инвестировали так много средств. И не окажутся ли сегодняшние военные достижения всего лишь предтечей будущих кровопролитных битв?

Я сразу смазал карту будня

«Российская поддержка (режима Башара Асада. – «Профиль») полностью поменяла расчеты», – заявил в ходе недавних слушаний в Сенате глава разведывательного управления министерства обороны США Винсент Стюарт. У президента Сирии сейчас «более прочные переговорные позиции, чем шесть месяцев назад», отметил разведчик.

Именно благодаря военной помощи России правительственные войска смогли перейти от обороны к нападению. Сейчас лояльные Башару вооруженные силы при поддержке российских ВКС с воздуха пытаются взять в кольцо Алеппо, до войны – экономический центр Сирии.

С 2012 года восточную часть Алеппо контролирует вооруженная оппозиция. И самое главное – через этот город, расположенный в нескольких десятках километров от сирийско-турецкой границы, проложены пути снабжения оппозиционеров из Турции. Если войска режима полностью возьмут Алеппо под свой контроль, то смогут послать противников Асада если не в нокаут, то в нокдаун.

Как сообщают западные СМИ, цена на хлеб и горючее в городе увеличилась за последние недели более чем вдвое, водопровод не работает. Из-за активизации боевых действий провинцию Алеппо были вынуждены покинуть около 50 тысяч человек.

Большинство жителей провинции пытаются найти убежище в соседней Турции. Всего за пять лет гражданской войны Сирию покинули 11 миллионов человек. И именно поэтому, говорят многие турецкие политики, Турция не должна оставаться в стороне от внутрисирийского конфликта.

«Братья и сестры»

Когда турецкие истребители сбили в конце ноября прошлого года российский Су‑24, президент Реджеп Тайип Эрдоган среди прочего говорил, что Турция исполнила свой долг по защите «братьев и сестер – туркоманов», проживающих в приграничных районах.

Теперь, когда сирийские войска пытаются взять под свой контроль приграничные районы, а поддерживаемая Турцией оппозиция сдает позиции, внимательные наблюдатели начинают задаваться вопросом – а не решится ли Эрдоган на более решительные действия, например, наземную операцию?

«Признаков скрытой подготовки турецких вооруженных сил к активным действиям на территории Сирии мы фиксируем все больше и больше», – заявил в начале февраля журналистам официальный представитель Министерства обороны России Игорь Конашенков.

Высокопоставленные турецкие чиновники, предпочитающие выступать анонимно, в интервью западным СМИ подчеркивали, что Турция и не задумывается о проведении военной операции в Сирии. «Турция – часть коалиции и не будет действовать в одностороннем порядке», – заявил один из них агентству Reuters.

Фото: Shutterstock

Тем не менее президент Эрдоган и его соратник премьер-министр Ахмет Давутоглу не жалеют жестких слов для России. Премьер призвал мировые державы осудить российских военных за «безжалостные бомбардировки гражданских целей».

«Сначала России нужно ответить за людей, которых она убила в Сирии. Число убитых в сотрудничестве с режимом в САР к настоящему моменту достигло 400 тысяч человек. Россия занимается оккупацией внутри Сирии», – утверждал в одном из своих недавних интервью Эрдоган.

«Турция должна напрямую вмешаться в сирийский кризис», – писал главный редактор консервативного издания Yeni Safak («Новый рассвет»), безоговорочно поддерживающего политику президента. «Это подразумевает и военную операцию. Если Иран и Россия, которые столь неубедительно оправдывают свое вторжение, могут войти в страну, бомбить районы, прилегающие к нашим границам, изгонять сирийцев в Турцию и обстреливать турецкую территорию из Сирии, в этом случае у Турции гораздо больше оснований для вмешательства».

Готов ли Эрдоган дать команду на проведение военной операции? Пока президент Турции предпочитает не конкретизировать свои планы. «Турция совершила ошибку, не проведя интервенцию в Ираке в 2003 году. Если бы мы тогда вмешались, Ирак бы не погрузился в этот хаос… Турция не совершит подобную ошибку опять». Тогда турецкие власти не разрешили США и их союзникам использовать территорию страны для проведения операции по свержению Саддама Хусейна.

«Нужно помнить, что Турция гораздо сильнее остальных стран столкнулась с проблемой мигрантов. Беженцы – тяжелейшая ноша для экономики страны», – говорит эксперт турецкого аналитического центра «Международная организация стратегических исследований» Керим Хас. Добавьте к этому внутриполитическую нестабильность, связанную с активизацией признанной в Турции террористической Рабочей партии Курдистана, а также сложную борьбу между «партией власти» и оппозицией. В этих условиях Эрдогану и придется выбирать между миром и войной.

Заведующая сектором Турции Института востоковедения РАН Наталья Ульченко полагает, что к воинственным заявлениям президента и премьера нужно относиться с большим скепсисом – как к приемам мобилизации электората, которые всегда широко использовались. «Маловероятно, что турецкие власти решатся действовать самостоятельно. Есть мобилизующие факторы, но если они попытаются действовать автономно, то последствия будут очень негативными, и они это хорошо очень понимают», – говорит эксперт.

В числе таких «мобилизующих факторов» – заметное укрепление позиций сирийских курдов, отвоевывающих для себя на севере Сирии все новые и новые территории. Турецкие власти подозревают их в связях с сепаратистской Рабочей партией Курдистана, которая в последний год заметно активизировалась на юго-востоке Турции. А «борьбой с терроризмом», как показывает практика, можно оправдать многое.

«Турция самостоятельно боевые действия на территории чужого государства вряд ли начнет, ей необходимо заручиться поддержкой Соединенных Штатов и действовать в рамках какой-то коалиции. Но сомневаюсь, что нынешняя американская администрация даст на это добро», – полагает завотделом европейской безопасности Института Европы РАН, профессор МГИМО Дмитрий Данилов.

Если все же Турция решится на интервенцию, то России либо придется координировать действия своих ВКС с турецкими властями, то есть признать легитимность их действий, что исключено, либо, наоборот, наносить удары на всей территории Сирии против всех «незаконных вооруженных формирований». В данном случае турецкое нападение будет обязательно объявлено агрессией со всеми вытекающими последствиями, говорит Данилов.

О какой-либо координации действий России и Турции в Сирии и речи не идет. Их интересы в этом регионе диаметрально противоположны. «К нынешней ситуации привело в том числе и раздражающее турецкие власти российское пренебрежение турецкими интересами в Сирии – вопрос о туркоманах, курдах, которым Москва выказывала поддержку еще до печального инцидента. И пока нет сигнала, что российская позиция изменится», – считает Хас.

Разрядка в отношениях между Россией и Турцией наступит не скоро. По крайней мере, этого не случится до смены власти в Турции, если судить по высказываниям российских официальных лиц. «Мы не забудем этого пособничества террористам, – заявил недавно министр иностранных дел Сергей Лавров в интервью итальянскому журналу Limes. «В то же время не ставим знак равенства между частью сегодняшней правящей верхушки, которая несет прямую ответственность за гибель наших военнослужащих в Сирии, и нашими давними и надежными друзьями в среде турецкого народа».

В другом своем интервью глава российского МИД говорил, что «турецкие руководители абсолютно потеряли ориентир в реальном мире».

Вся королевская рать

В Саудовской Аравии тоже крайне обеспокоены последними успехами сирийской армии на поле боя. И настроены весьма решительно.

Королевство готово направить войска в Сирию – с таким заявлением в конце минувшей недели выступил советник министра обороны королевства, генерал Ахмед Асири.

«Мы продолжим вместе с союзниками нашу работу, чтобы победить ИГ в Сирии и Ираке. Объявление королевства об участии войсками в наземной операции – решение, которое не будет пересматриваться», – отметил генерал.

Асири признал, что наземное вторжение в Сирию «чревато рисками». «Да, существуют риски, как и в любой другой военной операции», – подчеркнул он, выразив при этом мнение, что «никакая внешняя сила в настоящее время не борется с «Исламским государством» (запрещено в России. – «Профиль») в Сирии».

Подробности будущей кампании обсуждались на минувшей неделе в Брюсселе в штаб-квартире НАТО, где собрались представители возглавляемой США антиигиловской международной коалиции.

Как заявил после встречи с министром обороны королевства глава Пентагона Эштон Картер, обсуждались в том числе и перспективы использования саудовского спецназа в операциях «на земле». «У Саудовской Аравии и ее союзников четкие ставки в этой драке», – отметил Картер.

По сообщениям арабских СМИ, представители королевства обсуждают с Турцией и другими региональными игроками план создания некоей «безопасной зоны» на территории Сирии, что позволило бы спасти антиасадовскую оппозицию от окончательного разгрома.

Вице-премьер и министр иностранных дел САР Валид Муаллем уже заявил, что «Сирия будет рассматривать любое вторжение как агрессию». «Интервенты, кто бы они ни были – саудовцы или турки, вернутся на родину в деревянных гробах», – подчеркнул он.

Кому война, а кому мать родна

В конце минувшей недели члены Международной группы поддержки Сирии, куда входят Россия и США, договорились о введении в течение недели режима прекращения огня на территории Сирии. Но этот режим не будет распространяться на террористические группировки. Западные СМИ сообщали, что Россия якобы предлагала ввести режим прекращения огня с 1 марта, а США настаивали на том, что сделать это нужно немедленно. Мол, еще пара недель таких массированных бомбардировок оппозиции, и договариваться о мире Башару Асаду просто уже не с кем будет.

Но даже если бы правительственным войскам удалось уничтожить нынешнюю оппозицию, игра бы не закончилась, считает старший научный сотрудник Центра арабских исследований ИВ РАН Николай Сухов. Внешние силы, поставившие перед собой цель ликвидировать режим Башара Асада, подобрали бы новых «представителей сирийского народа», полагает эксперт.

Фото: Минобороны РФ

«Наземная операция – это интеграция всех, кто в ней участвует, в войну», – заявил премьер-министр Дмитрий Медведев в интервью немецкой газете Handelsblatt. «Они что думают, что они ее очень быстро выиграют? Так не бывает, особенно в арабском мире; там все сражаются против всех», – убежден премьер. «Там нет такой моносилы, когда есть Асад и верные ему войска и какая-то антиправительственная группировка, все гораздо сложнее, а значит, это на годы, а может, на десятилетия», – полагает Медведев.

В Кремле неоднократно подчеркивали, что об участии российских вооруженных сил в каких-либо наземных операциях в Сирии и речи быть не может. Но, судя по тому, как развивается этот конфликт, мы уже в достаточной степени «интегрировались» в эту войну. И в ближайшее время вряд ли сможем выйти из игры с открытым финалом.

При участии Глеба Иванова

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK