19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«В решении о выводе войск из Афганистана у меня было решающее слово»

7 июля в возрасте 86 лет ушел из жизни бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе. Как политик относился к оппозиции, что думал об Америке и дружбе с ней и к чьим словам прислушивался — из интервью разных лет.

О нравственности

В декабре 1988 года на собрании актива Министерства иностранных дел я сказал: В ответах… надо быть честными и откровенными. За этой фразой стояла вся моя жизнь, представьте себе, даже детство и, разумеется, мой отец. Бывало, указывая на того или иного крестьянина, он говорил: «Он бесчестный человек». Отец был для меня непререкаемым авторитетом, и слова эти значили для меня многое. Вообще, если в деревне кого-нибудь называли бесчестным, считайте, этот человек заклеймен. С годами во мне крепло убеждение, что только с нравственной точки зрения следует оценивать государственного деятеля и его дела. Такая позиция стала для меня основным критерием в оценке тех или иных политических событий.

Спустя неделю после моей отставки (с поста президента Грузии — «Профиль») Джордж Буш прислал мне письмо, где отмечены все мои заслуги. «Самый большой ваш подвиг, — пишет он, — то, что когда люди ворвались в парламент, вы не стали проливать кровь, а передали власть своим воспитанникам». Он правильно сказал — это были мои воспитанники.

Я пришел в министерство на смену Громыко… Он ведь крейсер внешней политики, а я в сравнении с ним — лодка, хотя и моторная. Сотрудники в шутку заметили, что моторная лодка может быть и подводной, а некоторые подводные лодки могут перевозить ядерное оружие и стрелять.

Если внутри страны мне нужно было постоянно маскироваться, кого-то восхвалять и т.д., то за рубежом я чувствовал себя абсолютно свободным.

Об обьединении Германии

Я уже был в Грузии, когда поехал с визитом в Германию, в Берлин, для получения премии имени Иммануила Канта. После вручения премии и выступлений был большой банкет, устроенный бургомистром Берлина. Его речь была очень выразительной, интересной, и в конце он сказал: «…Господь устроил так, что один грузин разделил Германию, а другой — воссоединил ее…» В ответной речи я поблагодарил за сказанное и шутя добавил: «…чтобы вы знали, без грузин не будет Большой политики».

Объединение Германии стало самым значительным моим делом, которое принесло мне всемирный авторитет. Кроме того, я обрел такого друга, как Ханс Дитрих Геншер, который после моего возвращения в Грузию сделал все, чтобы помочь мне вызволить мою страну из хаоса и построить грузинское государство.

О Грузии

Даже сейчас в прессе и в дискуссиях молодые люди часто заявляют: «У Шеварднадзе нет никакого курса! Вот у нас есть курс!» Им нужно поглубже разобраться в делах. Как я мог вернуться в бурлящую Грузию, не имея курса!?

Российское руководство допустило серьезную ошибку, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, создав неприемлемый прецедент, чреватый неблагоприятными последствиями для самой России.

Когда я приехал в Грузию, страна фактически распалась, была разрушена и разорена, свирепствовала гражданская война. С этими проблемами мы постепенно справились. Обуздали вооруженные формирования, на повестку дня встала приватизация. Была проведена земельная реформа. Землю крестьянам передали безвозмездно. Полученным на этой земле урожаем человек мог прокормить семью и даже немного продавал.

Об оппозиции и сложных временах

Действовали они (грузинская оппозиция, — «Профиль») очень плохо. Президент выступает перед парламентом, осталось буквально две-три фразы, они ворвались в зал. У Саакашвили цветы в руках, «бархатная революция» и все такое… (Ехидно смеется.) Но все они были вооружены. Охрана в зале их щупала: у всех были пистолеты или автоматы. Шли прямо на президента. Немножко поспешили ребята. Немножко поспешили.

Я не представляю будущее Абхазии и Южной Осетии без Грузии. Не важно, будет автономия или какое-то формирование, но они будут в составе Грузии

Вы спрашиваете, за что полюбили Америку? Когда нам было тяжело, и мы в буквальном смысле умирали с голоду, по распоряжению Буша-отца — видите его портрет на стене? — США нам прислали несколько сот тысяч тонн зерна. Везли самолетами и кораблями. С этого момента начался этап американской помощи Грузии.

О России и ее президентах

Мы всех любим. И Россию любим не меньше, чем Америку. Но надо, чтобы каждое государство занималось своим делом. Чтобы уважало независимость, самостоятельность любой страны — большой или маленькой, не имеет значения.

Тогдашние лидеры СССР сделали все для того, чтобы вместо сохранения Союза разрушить его. Главным образом это произошло из-за противостояния двух лидеров — Михаила Горбачева и Бориса Ельцина.

Российское руководство допустило серьезную ошибку, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, создав неприемлемый прецедент, чреватый неблагоприятными последствиями для самой России.

Россия, как и любое другое государство, сегодня скажет одно, сегодня принимает одно решение, а завтра это решение меняется.

Хорошо помню, как президент Ельцин, выступая в Москве, говорил: «Здесь центр мира!» Значит, москвичи могут считать, что центр мира находится у них. А почему Америка не может претендовать на эту роль? Думаю, две эти великие державы в равной степени влияют на весь остальной мир.

Он (президент России Владимир Путин, — «Профиль») был заинтересован продолжать строительство железной дороги через Сухуми до Ингури. Я предложил решать поэтапно. Первый этап: восстанавливаем 4–5 км дороги, а вы обеспечиваете возвращение беженцев в Гальский район. И Путин так организовал, что ни один человек из 60–70 тысяч не погиб. Они и сейчас там живут. Это первый раз, когда президент России сдержал слово. А сколько раз Ельцин обманывал, не хочу даже вспоминать.

Об Афганистане

Единоличное решение о вводе войск в Афганистан, так же как и кровавые перевороты в нем, предшествовавшие этой авантюре, были величайшей ошибкой, принесшей большой политический, экономический и военный урон как Афганистану, так и Советскому Союзу. Без преувеличений скажу: в решении о выводе советских войск из Афганистана мне принадлежало решающее слово; говорю об этом без ложной скромности и горжусь этим.

Мы низко склоняем головы перед теми, кто вернулся домой в цинковых гробах или калеками. Тем более нельзя умалчивать тот факт, что некоторые советские генералы и офицеры стали миллионерами, погрели руки на торговле оружием и наркотиками.

Мировая общественность, матери сражающихся там советских или афганских солдат были признательны мне за вывод войск из Афганистана, но немало было тех, кто этот гуманный акт называл чуть ли не изменой родине. Во всех решениях обвиняли только меня, только я слыл виновником и краха нашей политики в Афганистане, и в выводе наших войск из Европы, и объединения Германии, и многого другого.

Карьера Шеварднадзе
С 1972 по 1985 гг. занимал пост первого секретаря ЦК Коммунистической партии Грузии, потом был переведен в Москву, где вошел в политбюро ЦК КПСС и возглавил Министерство иностранных дел СССР. На этом посту Шеварднадзе работал при Горбачеве — с 1985 по 1990 гг. Политики и политологи оценивали его деятельность очень высоко. 
После развала страны в 1992 году он вернулся в Грузию и возглавил местный Государственный совет, созванный сразу после потери власти президента Звиада Гамсахурдиа. Позднее, пятого ноября 1995 года, он победил на президентских выборах Грузии с невероятным результатом с 72,9% голосов. 
В апреле 2000 года Шеварднадзе был переизбран, однако осенью 2003 года был вынужден подать в отставку в результате «революции роз».

 

В материале использованы цитаты Эдуарда Шеварднадзе из интервью газетам «Аргументы  и факты», «Московский комсомолец», «Ахали версиа», а также отрывки из книги Шеварднадзе «О прошедшем и будущем».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK