14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Сколько стоило присоединение Украины

Чтобы профинансировать борьбу за Украину, правительство царя Алексея Михайловича шло даже на финансовые авантюры. Но не они и не рост налогов вытянули ту войну. Победу в ней обеспечил сибирский соболь – на середину XVII века пришелся пик экспорта сибирских мехов в Западную Европу.

Русско-польская война 1654–1667 годов за Украину – это еще и первый военный конфликт в отечественной истории, цену которого мы знаем хотя бы частично. Правительство царя Алексея Михайловича сразу после той войны посчитало, сколько стоили ее первые два года, – ровно полтора миллиона рублей.

Даже после обращения восставших казаков Богдана Хмельницкого в Москве долго сомневались и спорили, вступать ли в борьбу с поляками за Украину. Слишком сложным и дорогим был этот «спор славян между собою». Ведь Польша, точнее, польско-литовское государство Речь Посполитая, в XVII столетии была самой мощной и крупной державой Центральной Европы. На тот момент обе страны были примерно равны по населению, в каждой по 11 млн человек. Но Россия была куда беднее западного соперника. Тем не менее Москва ввязалась в геополитический спор с поляками. Весной 1654 года на Запад двинулись свыше 70 тыс. бойцов в нескольких отдельных армиях. И первый год войны обошелся в 800 тыс. руб. только прямых расходов – примерно 60% годового бюджета России того времени. Второй год войны оказался чуть дешевле – 500 тыс. руб. прямых расходов. Но упорная война, шедшая с переменным успехом, затянулась на долгих 13 лет. В итоге война стоила России не менее 10 млн серебряных рублей. Ежегодно на боевые действия тратилось свыше половины всех доходов государства, и, чтобы профинансировать борьбу за Украину, правительство царя Алексея Михайловича шло на самые крайние меры, вплоть до финансовых авантюр.

«Стрелецкая подать», введенная еще Иваном Грозным, за годы войны с поляками выросла в 9 раз! Она стала основным прямым налогом – по рублю в год с крестьянского двора и до 2 руб. с городского. Неоднократно вводились и чрезвычайные налоги – например, в начале войны, в 1654 году, два раза собрали «десятую деньгу», то есть купцы и горожане дважды платили в казну на взятие Смоленска «с рубля по гривне».

Но все прямые налоги и даже чрезвычайные сборы давали не более полумиллиона рублей в год, не покрывая расходов на затянувшуюся войну. И правительство пошло на прямую финансовую махинацию – скупали европейские серебряные монеты, стоившие на рынке 40–50 копеек, и перечеканивали их в рубли, то есть в сотню копеек. Такая детская по нашим временам хитрость приносила царской казне весомый доход.

Именно в ту войну впервые выпустили медные деньги. Своих источников меди, как и серебра, у России тогда не было, все приходилось импортировать. Но медь была куда дешевле драгметаллов – от выпуска медных копеек, законом приравненных к серебряным, правительство планировало получить доход в 4 млн руб., то есть профинансировать почти все прямые расходы на армию.

Не случайно медную монету начали чеканить в 1654 году, как только началась война. И первые годы основная масса выпущенных в Москве медных копеек отправлялась в действующую армию как жалованье «служилым людям». Постепенно медь распространялась по всей стране. И за 8 лет массовый выпуск медной монеты привел Россию к первой в ее истории инфляции. Постепенно курс медных денег падал, и в итоге 1 серебряный рубль стоил 15–20 медных. В Москве из-за этого даже случились «массовые беспорядки» – тысячи возмущенных горожан окружили царский дворец в Коломенском. Эти события вошли в историю как «медный бунт». Митингующих разогнали стрельцы с применением оружия, но правительство вынуждено было отменить сначала выпуск, а потом и хождение медной монеты. Тем не менее именно копейки из меди позволили России профинансировать самые тяжелые годы войны за Украину, когда русское войско потерпело несколько обидных поражений от поляков и крымских татар.

Но никакой рост налогов и финансовые авантюры не смогли бы вытянуть ту войну. Победу в ней обеспечил сибирский соболь – на середину XVII века пришелся пик экспорта сибирских мехов в Западную Европу. Внешняя торговля мехами тогда полностью контролировалась государством и приносила в царскую казну доход, вполне сопоставимый с современной ролью нефти и газа в бюджете Российской Федерации. В итоге сибирский соболь, одна шкурка которого тогда стоила дороже крестьянского дома, позволил России отбить у поляков половину Украины с Киевом впридачу.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK