10 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Следите за руками

Президенты России и США наконец-то смогли пообщаться лично. Встречу Владимира Путина и Дональда Трампа в Гамбурге многие уже поспешили назвать исторической. Но самый главный итог этого саммита – что он просто состоялся.

«Трамп, Путин и встреча, которая может определить очертания всего мира» – так был озаглавлен предваряющий комментарий телекомпании CNN, посвященный первой встрече Дональда Трампа и Владимира Путина. Российский Первый канал использовал термин «историческая встреча». Безусловно, от отношений России и США по-прежнему многое зависит в мире. Но все же утверждать, что первая встреча двух президентов может определить ход мировой истории в ближайшей перспективе, – это изрядное преувеличение.

Проблема вовсе не в том, что первый очный контакт Путина и Трампа был организован не как традиционный российско-американский саммит, а проходил на полях саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге. А в том, что если в ходе своей предвыборной кампании Дональд Трамп всячески подчеркивал расположение к Владимиру Путину, то, став президентом, он столкнулся с новой реальностью, где подобная искренность политику только вредит. Трамп нынче ходит в статусе «главного подозреваемого», ФБР изучает его связи с Россией. И американский лидер просто не может позволить себе каких-либо широких жестов в адрес Владимира Путина.

Боевой настрой

«Я буду представлять мою страну и бороться за ее интересы!» – написал Трамп в Twitter в преддверии своего визита на саммит «Двадцатки».

Как разъяснял в конце июня журналистам советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер, одна из задач Трампа в ходе визита в Европу – выработать с союзниками «общий подход к России». «Как уже говорил наш президент, он хотел бы, чтобы США и Запад в целом поддерживали более конструктивные отношения с Россией, – сказал Макмастер. – Но он также давал понять, что мы будем делать все необходимое для отпора дестабилизирующему поведению России».

«Мы призываем Россию прекратить свою дестабилизирующую деятельность на Украине и в других регионах, а также свою поддержку враждебных режимов, включая Сирию и Иран», – заявил сам Трамп в ходе своего визита в Польшу за день до встречи с Владимиром Путиным.

Вряд ли от человека, который ходит под угрозой импичмента и которого пресса обвиняет в некоем «сговоре» с Россией, можно было бы ожидать заявлений в стиле «дружбе крепнуть». Трамп сейчас в такой ситуации, когда ему в вину могут поставить использование термина «сотрудничество» применительно к России.

В Москве понимают, что Трамп, в отличие от своих предшественников, лишен свободы маневра при выстраивании отношений с РФ.

«Есть очень серьезные и влиятельные круги, которые до сих пор не могут смириться с победой Дональда Трампа на выборах и используют вопрос об отношениях с Москвой для внутриполитической борьбы», – заявил недавно замминистра иностранных дел России Сергей Рябков в интервью «Известиям».

Как сообщали американские СМИ, многие советники рекомендовали Трампу либо вообще воздержаться пока от встречи с Путиным и ограничиться консультациями на уровне делегаций, либо провести на полях «Двадцатки» усеченный до минимума личный разговор.

И в этой ситуации сам факт встречи можно рассматривать как безусловно положительный сигнал. Прежде всего потому, что в мире очень много конфликтов, в которые вовлечены и Россия, и США. И отношения у них применительно к этим «горячим точкам» складываются непростые.

Фото: EPA/Vostock Photo

Туман рассеялся

Советские карикатуристы любили рисовать американских президентов в образе ковбоев, чуть что, хватающихся за револьвер. За время своего недолгого президентства Трамп уже показал, что готов действовать быстро и без оглядки на других.

За несколько дней до встречи Путина и Трампа госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что США готовы изучить возможность создания вместе с Россией неких механизмов по стабилизации ситуации в Сирии, включая введение в сирийском небе «закрытых для полетов зон». Судя по реакции главы российского МИД Сергея Лаврова, эта инициатива явилась для Москвы полной неожиданностью.

Но ранее были «неожиданности» гораздо более неприятного свойства. В апреле американские военные выпустили несколько десятков крылатых ракет по сирийской военной базе, обвинив режим Башара Асада в использовании химического оружия против мирного населения. Эта акция спровоцировала масштабный дипломатический кризис между Москвой и Вашингтоном.

«Все. Остатки предвыборного тумана рассеялись. Вместо растиражированного тезиса о совместной борьбе с главным врагом – ИГИЛ («Исламским государством»*) администрация Трампа доказала, что будет яростно вести борьбу с законным правительством Сирии… На грани боевых столкновений с Россией», – написал в Facebook премьер-министр Дмитрий Медведев.

В середине июня американские летчики сбили самолет сирийских ВВС, который бомбил позиции проамериканских сил. Министерство обороны России выступило с крайне жестким заявлением, расценив это как военную агрессию.

Но жесткая реакция Москвы, похоже, администрацию Трампа особо не впечатлила. В конце июня Белый дом вдруг неожиданно выступил с заявлением, что Башар Асад опять готовится использовать химическое оружие против своего народа. И если он на это решится, то «заплатит сполна», предупредили в Вашингтоне.

Любимые ракеты Кима

Судя по заявлениям американских официальных лиц, США намерены действовать жестко и решительно, невзирая на мнение Москвы, и в другой части света.

Северокорейская ракетная программа – наверное, главная внешнеполитическая проблема для Трампа. КНДР проводила ракетные пуски разной степени успешности в этом году с завидной регулярностью – 12 февраля, 6 марта, 5, 15 и 28 апреля, 14 и 21 мая. Последнее такое испытание было проведено, намеренно или нет, 4 июля, аккурат в День независимости США. В администрации Трампа на эти попытки «демонстрации силы» отвечали демонстрацией готовности применить силу в ответ. Военная операция против северокорейского режима – это «опция, которая лежит на столе»,  говорил в марте этого года госсекретарь Рекс Тиллерсон.

«Честно говоря, терпение закончилось», – заявил Трамп в конце июня на совместной пресс-конференции с президентом Южной Кореи Мун Чже Ином.

«Что-то надо делать», – прокомментировал Трамп журналистам последние северокорейские ракетные испытания.

Трамп сменил Барака Обаму в Белом доме, пообещав демонтировать наследство предшественника. Но тут выяснилось, что политика – очень рискованный бизнес. В Гамбурге встретились миллиардер-шоумен, чьи связи с иностранной державой расследует ФБР, и опытный политик с аномально высокими рейтингами, чья страна живет в режиме полуизоляции.

«Он мне понравился. Это был большой медведь, полный противоречий. России повезло, что он встал к штурвалу», – писал Билл Клинтон, вспоминая свое знакомство с Борисом Ельциным в 1993 году. Проблема в том, что к концу 90‑х отношения между США и Россией скатились до уровня полномасштабной холодной войны.

Путин и Трамп по итогам переговоров в Гамбурге, которые вместо запланированных 35 минут продлились 2 часа 20 минут, могли расстаться друзьями. Но в мировой политике друзья очень быстро превращаются во врагов.

* Запрещено в России.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK