14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Схватка за престиж

4 декабря в Австрии пройдут повторные выборы президента. На пост претендуют бывший лидер партии «зеленых» Александер Ван дер Беллен и представитель крайне правой Партии Свободы Норберт Хофер. Шансы кандидатов равны, и многие левые политики и журналисты опасаются «победы правого популизма» на волне эффекта от победы Трампа и Brexit. Во время майских выборов, результаты которых оспорил из-за незначительных нарушений Хофер, разница между кандидатами составила всего около 30 тысяч голосов.

Левую и либеральную прессу более всего тревожит то, что Норберт Хофер — кандидат от Партии Свободы, к которой в свое время относились как к ультраправой, маргинальной силе, стоящей на антииммигрантских, националистических позициях. Представители Партии Свободы присутствовали в «Башне Трампа» в ночь выборов в США.

Впрочем, отмечает «Русская служба BBC», Норберт Хофер в последнее время убавил накал риторики и стал более осторожен в заявлениях, в частности, по поводу членства Австрии в Евросоюзе. Ранее Партия Свободы выступала за референдум о выходе Австрии из ЕС, однако теперь намерена добиваться этого только в случае усиления европейской интеграции.

Второй кандидат на президентский пост Александер Ван дер Беллен — опытный и уважаемый в Австрии политик, начинавший еще в Социал-демократической партии.

Президент Австрии выполняет, в основном, представительские функции, реальная власть принадлежит канцлеру и парламенту. Однако президент — уважаемая фигура, и победа Хофера имеет большое значение для Партии Свободы — уже на парламентских выборах 2018 года.

«Де-юре президент Австрии представляет парламенту кандидатуру премьер-министра и правительство по итогам парламентских выборов, а также имеет право распустить правительство и Национальный Совет — нижнюю палату парламента — по просьбе правительства, — объяснил «Профилю» ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин. — Но за послевоенную историю Австрии ни один президент такими возможностями не воспользовался. Можно сказать, что президент Австрии — фигура в большей степени декоративная, хотя юридически имеет определенные властные полномочия».

Однако важность президентского поста в другом. «Как и в Германии, должность является чрезвычайно почетной и важной для имиджа политической партии, которую он представляет, поэтому схватка за этот пост развернулась нешуточная», — говорит Камкин.

Победа Хофера будет большой имиджевой победой для Партии Свободы, что важно прежде всего для привлечения избирателей и потенциальных спонсоров. Особенно эта победа была бы важна с точки зрения укрепления имиджа партии, отхода от образа ультраправых маргиналов в сторону респектабельной «народной партии».

Александр Камкин считает, что в усилении правых, консервативных настроений в Европе беженцы стали лишь последней каплей. «Скорее, можно говорить об определенном кризисе неолиберализма в массовом сознании, — говорит эксперт. — В 90-е годы, после окончания противостояния капиталистической и социалистической систем, в Европе праздновали тотальный триумф неолиберализма и ультралиберальных ценностей. Поначалу это воспринималось на ура. Но год за годом все больше ультралиберальная идеология превращалась фактически в агрессивную религию, и в определенный момент обывателям показалось, что это уже перебор».

То же и с экономическим аспектом — глобализацией, продолжает Камкин. «Видимо, темпы глобализации настолько зашкаливали, что многие представители среднего бизнеса были недовольны, — говорит он. — Ведь, помимо транснациональных корпораций, в Европе очень силен средний бизнес, который более тяготеет к национальным границам. Безусловно, средний бизнес был одним из бенифициаров глобализации, свободного рынка, ВТО, но со временем он оказался лицом к лицу с демпинговой политикой со стороны транснациональных компаний, агрессивными слияниями и поглощениями. Например, с 1990 года крупными американскими корпорациями было поглощено несколько десятков тысяч предприятий среднего бизнеса по всей Европе. Обыватели, средний класс, который подвергается нападкам ультралевых за якобы латентный нацизм, а со стороны глобалистов — за консерватизм, поняли, что появилась точка приложения их политических симпатий благодаря тому, что появились такие силы, как «Альтернатива для Германии», произошел ребрендинг Национального фронта в сторону респектабельной консервативной партии при Марин Ле Пен, а не ультрамаргиналов».

Ребрендинг провела и Партия Свободы, которая ведет историю от коалиции правых сил в Австрии в 50-х годах, в которой было много бывших партайгеноссе из НСДАП и которая считалась ультрареакционной, неонацистской силой. Но после смерти Йорга Хайдера им удалось провести ребрендинг, создать новый имидж респектабельной партии. «В этом ему "помогла" ситуация с миграционным кризисом, — говорит Камкин. — Кстати, конкуренция в низовом сегменте рынка труда, которую создали мигранты, уже привела к маргинализации собственно европейских низовых кругов рынка труда, возникновению т.н. нового пролетариата — людей, живущих на социальные пособия, неспособных вырваться из-за черты бедности. Поэтому последние 10 лет в Европе и говорили о феномене «новой бедности». Как раз-таки эти круги поддерживали различные ультраправые силы, были основной массой протестных избирателей, голосовавших то за Пиратскую партию, то за национал-демократов. Сложилась питательная среда недовольных, и появились реальные политические силы, которые уловили эти чаяния и сказали: "А мы знаем, что делать, мы можем, мы намерены проводить нашу политику"».

Именно поэтому сложилась ситуация, когда кандидат от Партии Свободы может реально претендовать на пост президента республики, заключает Камкин.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK