19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Стрельба боевыми

В ходе сирийской кампании ВКС РФ показали свою готовность воевать за пределами национальных границ.

Официально перед российскими военными, командированными в Сирию, ставилась задача уничтожить террористическую организацию «Исламское государство» (запрещена в России). Но очевидно, что за те пять с половиной месяцев, что длилась операция, вооруженные силы смогли испытать новые вооружения и военную технику в боевых условиях, проверить возможности оперативного развертывания полноценной группировки войск за пределами России и управления базой, расположенной на территории другого государства. С этой задачей российские военные, похоже, успешно справились.

«Более эффективного способа подготовки, оттачивания мастерства, чем реальные боевые действия, еще никто не придумал», – заявил Владимир Путин в минувший четверг на церемонии вручения госнаград участникам боевых действий в Сирии.

Правильный «Калибр»

В ходе сирийской кампании, начавшейся 30 сентября прошлого года, впервые по реальным целям были задействованы крылатые ракеты ЗМ‑14, входящие в состав ударного комплекса «Калибр». Эти ракеты 7 октября 2015 года запустили ракетный корабль «Дагестан» проекта 11611 К «Гепард» и малые ракетные корабли «Углич», «Град Свияжск» и «Великий Устюг» проекта 21631 «Буян-М». Они входят в состав Каспийской флотилии ВМФ России и являются единственными кораблями на Каспии, оснащенными комплексами «Калибр».

Каждый из кораблей проектов 11611 К и 21631 имеет по одной пусковой установке комплекса «Калибр», рассчитанной на восемь крылатых ракет. Дальность ведения огня ракетами ЗМ‑14 составила около 1,5 тысячи километров; пуски ракет были произведены из центральной части Каспийского моря. Прежде сведения о технических возможностях «Калибров» были засекречены, однако благодаря сирийской операции возможности ракет стали известны чуть лучше. До сих пор было известно только, что экспортная версия ЗМ‑14 – 3М‑14Э – способна нести фугасную боевую часть и поражать цели на дальности до 300 километров. Ограничение по дальности экспортной версии ракеты является международным, ему должны соответствовать все ракеты и беспилотные летательные аппараты, поставляемые на экспорт.

Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС

Стрельба «Калибрами» стала первым участием Каспийской флотилии в реальных боевых действиях. Это важно. Ведь прежде к этому оперативному соединению всерьез мало кто относился, даже забывая называть при перечислении флотов ВМФ России. 8 декабря прошлого года к операции подключили подводную лодку Б‑237 «Ростов‑на-Дону» проекта 636.3 из состава Черноморского флота. Она также наносила удары по боевикам крылатыми ракетами комплекса «Калибр-ПЛ».

Использовав «Калибры», дальность действия которых, если верить ранее появлявшейся информации, составляет до 2,6 тысячи километров, Россия фактически продемонстрировала иностранным государствам, что располагает мощным инструментом неядерного сдерживания. И обещанным асимметричным ответом на развертывание ЕвроПРО. Благодаря «Калибрам» на Каспии Россия в случае острой необходимости сможет наносить удары по целям на территории стран Ближнего Востока.

Крылатые же ракеты на Черном море позволят покрыть практически все Средиземноморье. Российские «Калибры» могут нести как обычную фугасную боевую часть, так и ядерную.
 

шеф-редактор онлайн-портала «Ежедневный журнал»В Сирии в основном использовались очень старые самолеты – это бомбардировщики Су‑24 и штурмовики Су‑25. Вместе с ними – очень старые боеприпасы. Об этом с некоторой гордостью говорили российские начальники, мол, большая экономия получается. Нас все время уверяли, что эти самолеты снабжены какой-то уникальной сверхсовременной системой прицеливания и наведения, в результате чего бомбежки прошли успешно. Но объективных подтверждений этим заявлениям нет, равно как и заявлениям правозащитных организаций о том, что бомбили плохо. Если говорить о боевой подготовке, то очевидно, что эти самолеты довольно скоро будут списаны. Конечно, есть какая-то польза, появляется реальный опыт, но это не очень важно.

Важным элементом было использование крылатых ракет «Калибр», впервые удалось запустить их на такую дальность. Но большого военного смысла в этих запусках не было, скорее, это была демонстрация для Запада. Не случайно в интервью Владимиру Соловьеву президент сказал, что у нас теперь есть не только средство, но и политическая воля для использования такого типа ракет.

Бомбардировщиков Су‑34 было немного. Новейшие самолеты требуют современных боеприпасов, а они дорогие. Стратегические Ту‑160 предназначены для ударов ядерным оружием. После гибели нашего лайнера А321 на Синае надо было продемонстрировать мощь, и очень быстро. И вот тогда использовали стратегическую авиацию, но она для этого не предназначена.

«Белый лебедь» дальней авиации

С конца ноября на авиабазе Хмеймим работали машины из состава зенитного ракетного комплекса С‑400. Для этого комплекса сирийская кампания также стала первым участием в реальных боевых действиях. Предыдущая версия такого комплекса – С‑300 – сегодня стоит на вооружении 16 стран мира, но он участия в боевых действиях пока не принимал. Если бы С‑400 был использован по своему назначению в сирийской кампании, реальные боевые возможности российских зенитных комплексов стали бы известны чуть лучше.

Зенитный ракетный комплекс С‑400 может обнаруживать цели на дальности до 600 километров и вести одновременный обстрел 36 целей с наведением на них до 72 ракет. С‑400 может поражать объекты, летящие на высоте от пяти метров до 30 километров и на скорости до 4,8 тысячи метров в секунду. Комплекс может работать в полностью автономном режиме, самостоятельно обнаруживая, сопровождая и обстреливая воздушные цели.

Сирийская кампания стала первым боевым применением Дальней авиации России. Стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту‑160, известные в народе под прозвищем «Белый лебедь», а также дальние бомбардировщики Ту‑22 М3 наносили удары по объектам «Исламского государства» и сирийской оппозиции, поднимаясь с аэродромов на территории России и возвращаясь обратно. Прежде дальняя авиация занималась лишь учебными полетами и патрулированием, вынуждая наших соседей поднимать на перехват свои истребители.

Наконец, своего рода боевым дебютом военная операция в Сирии стала и для новых российских фронтовых бомбардировщиков Су‑34. Эти самолеты уже использовались в короткой войне с Грузией в августе 2008 года, однако тогда они были задействованы в основном в качестве носителей систем радиоэлектронной борьбы, подавляя радиолокационные станции грузинских систем противовоздушной обороны. В Сирии же Су‑34 находились практически с первого и до последнего дня кампании и сбрасывали авиабомбы на цели противника.

«Рособоронэкспорт» уже заявил, что благодаря участию Су‑34 в сирийской кампании фронтовым бомбардировщиком уже заинтересовались несколько стран. Кроме того, переговоры о покупке самолетов такого типа активизировал Алжир, впервые заинтересовавшийся ими еще в 2007 году.

Бомбардировщики Су‑34 поступили на вооружение ВКС России в 2014 году, тогда они еще не были переименованы и назывались Военно-воздушными силами. Бомбардировщик может развивать скорость 1,9 тысячи километров в час, а его боевой радиус составляет 1,1 тысячи километров. Самолет вооружен 30‑миллиметровой пушкой и оснащен 12 точками подвески для ракет и бомб общей массой восемь тонн. Хотя самолет изначально проектировался для нанесения ударов по наземным объектам, он может использоваться в роли истребителя в воздушном противостоянии с другими самолетами.

Использовались в Сирии и истребители Су‑30 СМ, но их участие в сирийской кампании вряд ли можно считать первым боевым применением. Этот самолет является развитием семейства Су‑27, появившегося еще в конце 1970‑х годов. За свою историю истребители семейства поучаствовали в нескольких военных конфликтах, включая войну в Абхазии 1993 года, обе чеченские кампании и войну 2008 года.

Сирийская кампания позволила российским военным продемонстрировать новое оружие и, главное, способность проводить операции за пределами национальных границ. В конце 2015 года специалисты министерства обороны США заявили, что Россия обладает достаточными экономическими и военными ресурсами для проведения операций, подобных сирийской, на протяжении длительных периодов времени.

военный обозреватель «Новой газеты»Вряд ли от операции в Сирии есть серьезная польза, потому что не было противодействия. Это как готовиться к Первой мировой войне, воюя с африканским племенем, у которого в руках только копья.

Это было очень дорого: не стоило наносить столько ударов. Президент честно сказал, что в названные 33 млрд рублей не входит стоимость боеприпасов. А самые дорогие крылатые ракеты большой дальности стоят примерно $3–5 млн каждая. Чтобы проверить, как они работают, столько запусков было не нужно. Возместить их будет затратно, тем более что двигатели для них раньше делали на Украине. У ракет  «Х‑101» дальность 4,5 тысячи км, что бессмысленно применять в Сирии, которая находится ближе. Крылатые ракеты предназначены для противника, который оказывает противодействие, для прорыва системы воздушной обороны, для уничтожения особо защищенных объектов. И таким оружием стреляли по каким-то боевикам с пулеметами! Опыта противостояния с серьезным противником это не дает.

В общем, довольно бессмысленно были потрачены деньги. Какую-то политическую пользу, может, это принесло. Но то, что это лучше, чем учения, – совершенно не очевидно. На учениях можно хотя бы создать видимость противодействия. Поэтому считаю эти заявления чистым пиаром. Как и заявления о выводе войск из Сирии. Нет никакого вывода, а есть частичное сокращение ударных сил. Будет выведена лишь малая часть личного состава. В принципе президент об этом и сказал: что мы можем вернуться за пару часов. Раз за пару часов – значит, выводится малая часть.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK