16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Григорий Осинецкий. Тиргартен: Сражение в зоопарке

Григорий Осинецкий, в апреле 1945 г. – капитан, командир батальона (220-й гвардейского стрелковый полк, 79-я гвардейская стрелковая дивизия, 8-я гвардейская армия, 1-й Белорусский фронт).

В канун первомайского праздника мой батальон вышел на угол Будапештер и Лютцовштрассе. Я посмотрел на карту. Зелёный треугольник был перед нами. Мелкими буквами написано – "Зоологический сад". Большой сад около рейхстага тоже называется Тиргартен, то есть Зоологический сад. Но перед нами был настоящий зоологический сад, не только по названию. Мы слышали рев тигра. Мои солдаты смеялись: "Это не то логово зверя, тут гораздо более мирные звери, чем те, с которыми пришлось нам почти четыре года воевать".

Я вызвал гвардии младшего лейтенанта Мозжилина, приказал ему взять взвод, ручной и станковый пулеметы, продвинуться по Зоологическому саду, разведать противника, засечь его огневые точки.

В саду было темно. Слева от нас горела кирха, справа горели дома, но сам сад находился как бы в тени. Вслед за Мозжилиным пошли саперы с миноискателями и взрывчатыми веществами. Они должны были взорвать кирпичную стену зоосада, сделать в ней проходы. Из сада били автоматчики, стреляло несколько пулеметов. Мозжилин вошел в сад. Там его взвод залег и стал вести ответный огонь. Через связного младший лейтенант сообщил мне: остановился возле искусственных пещер.

Это были пещеры для зверей, они были выложены камнем, и немцы использовали их для своих позиций.

Я подошел и увидел в предрассветной мгле огромную мрачную башню. Серые, бетонные стены ее были не обработаны, на них была печать опалубки – досок, которые держали бетон, пока он не затвердел. Мы ходили вокруг четырехугольной башни-крепости. Внутри ее слышался шум. Все двери крепости были плотно закрыты. Из-под стальных щитов, закрывавших окна, немцы вели автоматный огонь. Но мы ходили под самыми стенами крепости и поэтому были неуязвимы. Вокруг торчали рельсы – надолбы и ежи, стояли разбитые осколками наших снарядов автомашины.

Наступило утро. Огонь из крепости прекратился.

Командир полка передал мне по радио:

– Не стреляйте, огонь – лишь в крайнем случае, выжидайте.

Мы кричали по-немецки и по-русски: "Открывайте двери, сдавайтесь!" Но крепость молчала, крики изнутри прекратились, казалось, все там вымерло.

Неужели немцы, – их там наверняка было много, – ушли по какому-нибудь подземному ходу? Вот это было бы досадно! Но открылись стальные тяжелые двери, появился немецкий офицер с поднятыми руками.

В это время полковник Шейкин передал мне:

– Будьте готовы к приему пленных.

Неся ранцы с барахлом, котелки, амуницию, немцы выходили из дверей. Они тут же бросали оружие, и вскоре у выхода из крепости образовалась огромная гора винтовок, автоматов.

По нашей команде немцы строились и партиями под конвоем уходили к нам в тыл. Каких только типов мы не увидели здесь!

Мы вошли в крепость – немцы называли ее бункером. Она представляла собой пятиэтажное здание из железобетона с маленькими окнами-бойницами. По углам крепости – полукруглые башни, заканчивающиеся наверху площадками с мощными зенитными орудиями.

На третьем этаже был расположен госпиталь. Когда мои гвардейцы зашли туда, хирург в операционной обрабатывал раненого немецкого офицера. Врач испугался, бросил было работу. Чтобы не мешать ему, гвардейцы ушли.

В крепости работали лифты, горело электричество. Это было хорошо оборудованное убежище, с запасами воды и продовольствия, вентиляцией и отоплением.

Здесь прятались офицеры и солдаты разбитых танковых частей германской армии. За несколько часов мы приняли около 2,5 тысяч пленных.

В помещениях крепости мы нашли склады топографических карт, комнаты, где работал отдел германского генерального штаба.

Мы вышли на крышу крепости. Тяжелые зенитные орудия стояли с опущенными стволами. Отсюда, с бетонной площадки, был виден весь Берлин – на север, запад, юг и восток. Серый, разбитый авиацией и артиллерией город. От некоторых высоких домов осталось лишь по одной стене. Но даже и на этих стенах, на их вершинах реяли алые флаги, поставленные нашими смельчаками.

Источник: Воспоминания, письма, дневники участников боев за Берлин. М., 1948

Вернуться в спецпроект «По разные стороны победы»

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK