12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Курс на слом однополярного мира

Президент России подписал указ о ратификации соглашения о постоянном присутствии группы российских ВКС в Сирии, но главным бенефициаром войны становится Иран.

Владимир Путин подписал закон о ратификации соглашения между РФ и Сирией о размещении авиационной группы российских ВКС на территории арабской республики. Об этом сообщила пресс-служба Кремля. Соглашение между двумя странами было подписано еще 26 августа 2015 года, а принято Госдумой и одобрено Советом Федерации в октябре 2016-го. С одной стороны, соглашение подписано на фоне резкого ухудшения отношений между Россией и Западом и разговоров о возможном восстановлении военной базы на Кубе. С другой, российские и западные дипломаты готовятся к переговорам о будущем Сирии, которые должны пройти в субботу в швейцарской Лозанне.

Главная стратегическая цель России в сирийском конфликте – утвердить свое присутствие на Ближнем Востоке. «Создание базы — одна из тактических целей, примерно как и идея использовать иранскую авиабазу, о которой в последнее время ничего не слышно, — говорит эксперт. — Россия хочет присутствовать на Ближнем Востоке, но проблема заключается в том, что Сирия сейчас — единственное место, где это возможно». Однако более мудрым и ответственным, считает Меламедов, было бы придерживаться прежнего решения – сократить численность персонала в Сирии, чтобы не втягиваться войну. «Нельзя действовать на грани фола, это слишком опасно, — говорит эксперт. — В этой войне уже никто не получит решающего перевеса. Но главная опасность — случайное или даже неслучайное столкновение с регулярными армиями и, прежде всего, американской. Об этом даже не хочется думать». Тревогу вызывает нарастание взаимных упреков и обвинений. Вписывается в логику событий и то, что Китай воздержался при голосовании по последней резолюции по Сирии в Совбезе. «Мы все больше погружаемся в изоляцию», – заключает эксперт.

Накануне стало известно, что представители Турции, Саудовской Аравии, Соединенных Штатов и России соберутся в швейцарской Лозанне, чтобы обсудить будущее Сирии. Контакты главы российского МИД Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри станет первой после провала плана мирного урегулирования в сентябре.

Тогда в разговоре с «Профилем» кандидат политических наук, старший научный сотрудник Сектора внешней и внутренней политики Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН Виктория Журавлева указала на то, что реальных попыток добиться мирного урегулирования можно ждать только от переговоров Лаврова и Керри, и предположила, что политической воли дипломатов двух стран к миру помешало дать ощутимый результат нежелание договариваться на уровне Министерства обороны РФ и Пентагона, в частности, республиканского истеблишмента в американском военном ведомстве.

Переговоры в Лозанне могут быть последней попыткой «голубей» со стороны России и США добиться прогресса, считает Григорий Меламедов. Однако прогнозировать позицию арабов и турков сложно, учитывая антиасадовские решения ЛАГ. «Вероятно, снова будет поднят вопрос о том, что уничтожается не только радикальная оппозиция, о том, что Асад должен уйти. Переговоры будут сложными, — полагает эксперт. — Кроме того, никто толком не контролирует силы, которые воюют на земле. Это иллюзия, что мы имеем на них влияние. Но будет очень хорошо, если переговорный процесс хотя бы возобновится».

Многие обозреватели обратили внимание на отсутствие представителей Ирана на переговорах. «Иран сейчас — главный бенефициар этой войны, — объясняет Меламедов. — Иран пытается закрепиться не только в Сирии, но и в Ираке, и никто пока не обвиняет Тегеран ни в каких военных преступлениях, не угрожает санкциями, так зачем Ирану что-то менять? Тегеран использует ситуацию, чтобы усилить свое влияние в регионе, ведь его военные советники и Хезболла играют огромную роль в войне. Цель Ирана — стать ведущей региональной державой».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK