9 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

В одну воду трижды

«Эсеры» традиционно строят предвыборную кампанию, используя патерналистские настроения граждан и их раздражение чиновниками.  Однако повторить успех выборов 2011 года у партии не получится. Для одних эсеры, растерявшие всех ярких лидеров, перестали восприниматься как оппозиция. Те же их избиратели, которые, как сами эсеры впали в «крымнашизм»,  могут предпочесть главную партию власти – «Единую Россию». 

Самая молодая из партий парламентской четверки,  «Справедливая Россия» (СР) идет на думские выборы, используя, как и во время кампаний 2007 и 2011 годов, общий запрос на социальную справедливость, рассчитывая привлечь патерналистский электорат. При ее создании в конце 2006 года «эсерам» отводилась в российской системной политике роль разрешенной альтернативы или, как говорил тогдашний замглавы администрации президента Владислав Сурков, «второй ноги» (помимо «Единой России»), на которую «можно переступить, когда затекла первая», чтобы собирать голоса партий «левого уклона и с сильным националистическим привкусом».

С тех пор «партия социалистов» в той или иной степени успешно канализировала протестные настроения. Апогеем и высшим достижением в этом смысле стали выборы 4 декабря 2011 года (13,24% голосов), приведшие к «болотным протестам» против фальсификаций в пользу «Единой России». Тогда за СР голосовали в том числе и многие «рассерженные горожане», привлеченные такими фамилиями, как Гудков, Пономарев, и призывами Алексея Навального голосовать за любого, кроме «партии жуликов и воров». Впрочем, позднее СР постепенно избавилась от неугодных депутатов, сменив белые ленты на георгиевские и став с конца 2012 года еще более системным партнером власти, который солидарно голосует в парламенте по большинству ключевых, в том числе скандальных, инициатив, спущенных сверху. «Крымский консенсус» только закрепил за партией ее «системную роль».

«Как в советское время»

В думскую же кампанию партия снова взялась активно напоминать о своей оппозиционности, критикуя, как и другие парламентские партии, кабинет министров единоросса Медведева, но не трогая президента Путина. «Эсеры» запустили лозунг «Правительство! Делай или уходи!». Требования – от отмены взимания платы за капремонт и транспортного налога до кредитной амнистии населения, национализации банковской системы и возврата бесплатных медицины и образования, «как в советское время». В ряде регионов партия открыла сеть общественных приемных – Центров защиты прав граждан. «Они ударились в какой-то дичайший популизм, – отметил в беседе с «Профилем» глава Политической экспертной группы Константин Калачев. – Предложение взять государству на себя (кредитные) долги граждан – мне кажется, это чересчур, просто (избиратели) не поверят».

Но ударилась во все тяжкие СР не от хорошей жизни. По словам политолога, у партии нет на данный момент ни привлекательных лидеров, ни целостной программы, а «про новый социализм они вообще забыли». «Единственная сильная сторона этой партии – название», – отмечает эксперт. «Есть общий запрос на справедливость, и людям кажется, что партия с таким названием должна отражать соответствующие ценности», – говорит эксперт. По мнению Калачева, у СР есть шанс в тех регионах, где у нее имеются какие-то харизматики. «Например, лидер свердловских «эсеров» Валерий Гартунг или депутат Госдумы Олег Шеин в Астрахани, наверное, могут обеспечить результат. Но в целом по стране у них проблемы с самоидентификацией и с яркими личностями», – полагает эксперт. Приглашенные со стороны «звезды» – телеведущий Роман Бабаян, публицист Анатолий Вассерман и тренер Валерий Газзаев вряд ли решат эту проблему.

Так что бренд сейчас является одним из главных козырей «эсеров». «У нас не такое количество узнаваемых партий, – напоминает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Для большинства есть четыре парламентские, ну «Яблоко» еще где-то». Согласно проведенному 31 июля опросу ФОМ, 45% опрошенных считают, что будет лучше, если в Думе не будет новых партий, противоположной позиции придерживаются лишь 34% респондентов. При этом 57% считают, что будет лучше, если все нынешние партии останутся в Думе, и только 19% хотели бы, чтобы какая-то из них туда не прошла.

Вопросы остались

Еще месяц назад почти половина (45%) политологов, опрошенных комитетом по политическим технологиям РАСО (Российской ассоциации по связям с общественностью), не были уверены, что «эсеры» преодолеют 5‑процентный барьер. По данным июльского исследования Левада-Центра, за СР готовы были проголосовать 3% от общего числа опрошенных. Однако ближе к выборам рейтинги могут подрасти. Согласно опубликованным в начале августа данным опросов ФОМ и ВЦИОМ, за СР готовы отдать голоса 8% и 6,4% соответственно.

У «эсеров» и раньше разрыв между прогнозами и конечным результатом был большим, что связано с тем, что у партии небольшой ядерный электорат, но при этом они привлекают «периферийного избирателя», который мог бы проголосовать и за КПРФ, и за ЕР. «Для многих это вариант второго выбора: ну вроде название хорошее, ничего плохого не слышали, ставим галочку, – пояснил «Профилю» руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев. – Особенно если в регионе (по списку идет) какой-нибудь известный там кандидат».

Как минимум «ресурсных кандидатов» у «новых социалистов» обнаружилось много. В опубликованном на прошлой неделе докладе «Спонсорский потенциал списков кандидатов в Госдуму» фонда «Петербургская политика» партия занимает с небольшим отставанием от ЕР второе место. Среди них выходцы из национальных республик, которые представляют пищевой, аграрный и банковский сектора. Кынев считает, что, «погнавшись за привлечением разных спонсоров, «эсеры» перегнули палку, поскольку значительная часть этих кандидатов поставлены в регионы, к которым не имеют никакого отношения». Выдвижение чужака может иметь негативную реакцию общественного мнения. Тем более когда, например, в Воронеже, где традиционно высокий рейтинг у таких партий, как «Родина», во главе списка становится «варяг» с Северного Кавказа.

Что касается электората самих «эсеров», то, по словам Алексея Макаркина, он в основном патерналистский. «Они говорят, что за президента и за народ. И в то же время против бюрократов. Президент должен услышать народ, и он его услышит с нашей помощью», – поясняет эксперт логику партии. 

Угроза снизу

Большинство экспертов склоняются к мнению, что в Думу СР, скорее всего, попадет. Но повторить успех 2011 года ей будет проблематично. Большинство из тех, кто голосовал за «эсеров» из-за «Гудкова–Пономарева», к ним уже не вернется. В основном эти люди разочарованы и могут проигнорировать выборы. Хотя и они, по словам Макаркина, разделились. Некоторая часть из них проголосует за другую, возможно, либеральную, партию. По мнению Константина Калачева, это может быть «Яблоко». Кто-то после «крымской весны», наоборот, проделал такую же эволюцию, как сами «эсеры». «Они в 2011 году на Болотную ходили, а сейчас говорят, что «Крымнаш», и не вспоминают, что ходили на митинги», – отмечает Макаркин. В качестве яркого примера он приводит Михаила Делягина, который идет от СР по Красноярску и когда-то выступал на «Болотке».

Но, по мнению Калачева, сложность для СР сейчас в том, что она и не является «второй ногой», и не воспринимается как главная сила умеренной оппозиции. К тому же в этот раз у ЕР нет такого высокого антирейтинга, как в 2011–2012 годах. «Прошлый успех «эсеров» был связан с жестким контрпозиционированием по отношению к ЕР, и «эсеры» смогли доказать, что они являются чуть ли не главной оппозиционной партией, за которую можно проголосовать, имея фигу в кармане, чтобы показать власти свое недовольство». Но сейчас СР апеллирует в первую очередь не к протестному, а к патерналистскому электорату, который «скорее проголосует за ЕР, в создании которой принимал участие президент».

Основные проблемы для СР, как и для других думских партий, могут составить игроки «второй лиги» – «Родина», «Яблоко» и Партия роста, считает Кынев. «Если они начнут в последний месяц активную агитацию, то рейтинг они будут наращивать как раз за счет людей, которые вынужденно голосовали за старую оппозицию, – объясняет Кынев. – То есть начнут отнимать голоса в том числе у СР именно потому, что люди голосуют за нее от безысходности». По словам эксперта, если вдруг появится возможность выбрать более близкую себе партию, многие это сделают.

Проблема в том, что в связи с переносом даты выборов на 18 сентября у партий для презентации своего предложения, по сути, остается лишь две недели после летнего аполитичного сезона. 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK