14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«В Пхеньяне сидят прагматики»

Власти Северной Кореи, похоже, отказались от широко анонсированных планов нанести ракетный удар по военной базе США на острове Гуам. Как сообщили местные СМИ, лидер КНДР Ким Чен Ын «хочет еще немного посмотреть на безрассудные и глупые поступки янки». Но санкционная война набирает обороты. Как будет развиваться противостояние Северной Кореи и США, объяснил «Профилю» заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов.

– Почему все же власти Северной Кореи отыграли назад?

– В Пхеньяне сидят прагматики, для них подобные угрозы – это только способ подчеркнуть новые возможности. Сейчас мы уже видим, что воинственная дискуссия пошла на спад. Не исключаю, что по дипломатическим каналам между Вашингтоном и Пхеньяном уже идут переговоры.

– Северная Корея, несмотря на давление США, смогла создать не только ядерное оружие, но и средства его доставки. В других случая американцы ни разу не позволили своим оппонентам зайти так далеко. Ирак, Иран, Ливия – тому примеры. Почему у Пхеньяна это получилось?

– После распада СССР в Пхеньяне посчитали, что полагаться в вопросах безопасности можно только на самих себя. Они сделали ставку на ядерное оружие и пошли на большие политические жертвы ради этой цели.

– Отношения между двумя странами за последние годы ухудшились. Пекину категорически не нравится ракетная программа Пхеньяна именно из-за того, что она больно бьет по интересам Китая. Не сложились отношения и у Си Цзиньпина с Ким Чен Ыном. Они пришли к власти примерно в одно время, но гораздо более молодой северокорейский лидер не стал слушаться опытного китайского функционера. В результате сейчас китайцы понемногу сворачивают сотрудничество, поддерживают отдельные санкции.

Но все равно на уровне руководства страны в Китае считают, что отказываться от поддержки Пхеньяна нельзя. Коллапс Северной Кореи, скорее всего, приведет к образованию единой Кореи – союзника США. Американские войска и базы появятся на китайской границе. А это Пекину не нужно. Так же, как и нам.

– Какова роль России в урегулировании этого кризиса?

– Если раньше китайцы торговались с американцами, а мы принимали результаты их компромисса, то в последний год, когда мы увидели, что эти договоренности бьют по нашим интересам, мы начали проявлять больше инициативы.

– О каком ущербе идет речь?

– Под санкции СБ ООН подпадают многие наши экономические проекты в КНДР. В марте прошлого года был введен запрет на поставки угля в Северную Корею. В результате под санкциями оказался наш проект «Хасан-Раджин». Это железная дорога, ответвление Транссиба, которая соединяет город Хасан на российско-северокорейской границе с северокорейским портом Раджин. ОАО «РЖД» построило дорогу протяженностью 55 км и взяло в аренду один из пирсов в Раджине, через этот порт шли поставки и в Китай, и в Южную Корею. А в марте 2016 года поставки угля через этот порт подпали под санкции. Только после длительных переговоров нам удалось доказать, что через этот пункт проходят только российские товары. Чтобы не допускать подобных историй, России приходится активнее участвовать в переговорном процессе.

– Международные санкции против Северной Кореи были впервые введены в 2006 году. При этом последние десять лет страна переживает экономический подъем. Как так получилось?

– Улучшения в северокорейской экономике начались еще в 2000 году. В последние четыре-пять лет прирост ВВП составляет 4%. Санкции на этот рост пока почти никак не влияют в первую очередь потому, что экономика КНДР в значительной мере опирается на собственные силы. У них мобилизационный тип экономики, который в экстремальных условиях эффективен. В нормальных условиях плановая экономика значительно менее гибкая, однако КНДР после распада СССР все время живет в экстремальных условиях. Во-вторых, там начались экономические реформы. Корейцы к ним долго шли, изучали опыт других стран соцлагеря. Началу этих реформ мешал страх перед неизбежной нестабильностью, которую реформы подобного плана вызывают. И соседний Китай, и Вьетнам начинали экономические реформы, только когда задача обеспечения безопасности для них была решена. А у Пхеньяна надежных гарантов безопасности не было. Поэтому их экономические реформы растянулись на много лет. Наконец, создание ядерного оружия позволило КНДР снизить свой военный бюджет и перенаправить часть средств на гражданский сектор. Это тоже поспособствовало экономическому росту.

– В связи с последними событиями и в Японии, и в Южной Корее все больше говорят о создании собственного ядерного оружия. Это реально?

– Действительно, таких разговоров все больше, но пока по большей части это эмоции. Думаю, что до разработки ядерного оружия в Южной Корее и Японии в ближайшие годы не дойдет. Местные политики понимают, что это станет ударом по отношениям с США, которые имеют серьезные рычаги экономического давления на обе страны.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK