12 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«В России есть президент, которым гордятся»

Об Олимпиаде и крепостном праве, о своих ожиданиях и переменах, которые ждут после присоединения полуострова Крым к России, корреспонденту Profile.ru рассказали симферопольцы

 

Марина:

21 год, преподаватель музыки

«Вчера на  референдуме все было хорошо и спокойно. Люди радовались, и мне это понравилось. Но когда я вечером вышла на площадь Ленина, все были настолько пьяны, что я ужаснулась.

Я вообще не за Украину и не за Россию, но я против разделения стран, и поэтому голосовала за то, чтобы остаться с Украиной. Мне кажется, что избежать разделения – меньшее из двух зол. Я за мир!

Перспектив для улучшения ситуации здесь у нас я не вижу. Люди здесь хотят увеличения пенсий, социальных выплат и роста зарплат, но я сомневаюсь, что это действительно произойдет. Говорят, что студентам станет жить легче, но в это я тоже мало верю, потому что знаю, как живут студенты в России. Кроме смены валюты и администрации, я думаю, ничего не изменится».

 

Иван:

21 год, студент

«Я местный, родился здесь в Симферополе. Так что я самый что ни на есть коренной местный житель. Люди в целом вчера были очень рады референдуму, было шумно и весело. Но очень многие здесь боятся перемен, какими бы они ни были. У кого-то здесь горит бизнес, у кого-то осталась в Украине семья.

Я надеюсь, что дела у нас пойдут лучше, думаю, что экономика здесь должна начать расти. Вот, кажется, уже начали строить мост через Керченский пролив. Надеюсь, что у крымчан появятся новые возможности в составе Российской федерации.

Еще хорошо, что нас больше не будут притеснять из-за того, что мы – русскоязычное население. Хотя нас не то чтобы притесняли, но некоторые неудобства из-за языкового вопроса были. Например, вся документация здесь была на украинском. Даже мне, человеку, который знает язык, было сложно понять некоторые формулировки, они выглядели очень туманно. А что говорить  о людях, которые не знали украинского? Таких здесь очень много».

Валентина:

58 лет, пенсионерка

«Я сейчас очень счастлива. Россия нас спасла. Мы ведь здесь жили как крепостные. Сначала нас отдал Хрущев, потом сдал Ельцин. Мы очень пострадали здесь. Мы были вынуждены учить украинский язык. Это противоестественно для нас, русских. Мы, конечно, знали язык, потому что нужно было вести служебную переписку. Но говорить не могли. А сейчас еще на майдане объявили, что русских надо гнать. Это ужасно.

Главное – что Россия живет очень стабильно. Конечно, такой уверенности в завтрашнем дне, как в СССР, нет, но по сравнению с нами там выше и пенсии и зарплаты. Второе – в России есть президент, которым гордятся, а у нас власть постоянно менялась, смотреть на это было смешно и стыдно.

В России прошла Олимпиада. Это было замечательно, это было очень достойно. А нас  здесь зажали, мы находились в каком-то униженном положении. И еще, мне кажется, что теперь к нам придет уверенность в завтрашнем дне.  Я уверена, что у нас начнется совершенно другая жизнь».

 

Руслан:

35 лет, культуролог

«Я не ходил на выборы. Если бы я пошел туда, то признал бы их правовую основу. Так что с моей стороны это был бойкот. Может быть, это и глупость, но я так решил. Я сидел дома в Севастополе и смотрел на толпы овечек, которые ходили по городу с песнями, плясками и флагами. На концерт я тоже не пошел.

Многие говорят, что вначале, сразу после присоединения к России, у нас будет хорошо. Я не спорю, но потом, мне кажется, наступит задница.

Как бы в Москве восприняли, если бы туда приехали солдаты с копьями и сказали, что защищают коренное население Зимбабве? Там как минимум посмеялись бы, а потом выгнали. У нас так не вышло, наверное, потому, что миска чечевичной похлебки оказалась очень вкусной.

Я ничего не имею против России и Украины, у меня живут родственники в Питере. Но мы должны разделять понятия дома, родины, и так далее. За 23 года жизни на Украине меня ни разу никто не ущемлял. Я разговаривал здесь с друзьями на русском, а если пройти сейчас по Севастополю и заговорить на мове, можно как минимум получить в глаз.  Кем я себя ощущаю? Мне бы хотелось чувствовать себя европейцем, а потом уже украинцем, татарином или кем-то еще».

 

Ульяна (на фото справа):

19 лет, официантка

«Я поддерживаю наш симферопольский футбольный клуб «Таврия». Я прожила здесь всю жизнь и мне все здесь нравилось. После референдума мне было очень грустно оттого, что люди, которые здесь в Украине нормально прожили 20 лет, сейчас вдруг захотели в Россию.

Я голосовала за Украину и дома у меня начались конфликты. Отец говорит мне – езжай на запад к своим бандеровцам. Хотя я общалась с львовянами, они отличные люди и не понимают, почему к ним так относятся. Я была на майдане несколько раз. Мне очень нравилось, и люди там совсем не такие, как показывали по телевизору. 

Мне кажется, что у нас может что-то начаться. Не зря же сюда ввели российские войска. Говорят, что с присоединением к России нам поднимут зарплаты, но я думаю, что сюда придет российский бизнес, и они просто подомнут все под себя.   Зарплаты повысят в госучреждениях, а я от этого ничего не получу. Говорят, что нам можно будет иметь два паспорта – российский и украинский. Но я пока не хочу его оформлять».

 

Александр:

24 года, IT-специалист

«На референдуме случилось ровно то, что и ожидалось – мы решили присоединиться к России, и я этому рад. Во-первых, из-за того положения, в котором с новой властью оказалась Украина, а во-вторых, потому что больше половины населения Крыма – этнические русские. Хорошо, что русские люди вернулись к русским людям.

Я думаю, теперь Крым поднимется в глазах людей как курорт, думаю, что у нас не будут больше забирать все деньги в центр, и мы сможем нормально развиваться, и экономика у нас поднимется».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK