11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Великая трагедия «белого человечества»

28 июля исполняется 100 лет с начала Первой мировой войны. Был ли у России шанс уклониться от глобальной бойни, что стояло за крахом русской армии и государства и какие уроки можно извлечь из опыта столетней давности? Об этом размышляет известный историк, директор Института научной информации по общественным наукам РАН, академик Юрий Пивоваров.

— В 1918 году страны-победительницы возложили вину за развязывание войны на Германию. Победителей ведь не судят. Как это видится теперь: кто был виновником Первой мировой войны?

— Мой ответ — все или никто. Действительно, Версальский мир 1919 года возложил вину на Германию и Австро-Венгрию. Так считалось долгие годы, хотя немцы, понятное дело, находили такую формулу несправедливой.

Собственно из осознания этой несправедливости и вырос потом реваншизм военного поколения немцев, создав почву для гитлеризма. Советская историография исходила из того, что причина войны – межимпериалистические противоречия. А, значит, все «хороши». Тенденция последних лет в западной историографии прямо противоположная: виновники – царская Россия и Сербия. Понятно, что такая позиция – проявление общего ухудшения наших нынешних отношений с Западом. Я думаю, что виноваты все: и немцы, и русские, и англичане, и французы, и сербы. У всех были свои интересы, старые счеты, новые страхи.

— И Россия?

— Россия, которая была на громадном экономическом, социальном, духовном подъеме, тоже играла мышцами. От успехов кружилась голова: подавай нам Константинополь, Босфор и Дарданеллы!

И это было общее для всех настроение. Война была связана с тем, что к тому времени сформировались современные нации. И она стала первой войной наций-государств, а не династий или принципов, войной за жизненное пространство. И тут, разумеется, у каждого были свои интересы и свои претензии.

К 1914 году мир стал развитым, культурным, цивилизованным. Мощное развитие техники. Эйнштейн. Фрейд по-новому объясняет человека. Культура – в России «серебряный век». Образование. Свободы. Прогресс! Мне кажется, общества того времени просто не выдержали всей этой сложности. Захотелось простых решений. И Европа рухнула в эту пропасть.

Я считаю, что именно эта война сделала XX век таким страшным – тоталитаризм, фашизм, коммунизм, террор, Вторая мировая, которая неизбежно вытекала из Первой, «Холодная война», раскол мира и так далее. Это было колоссальное падение Европы, падение «белого человека». И больнее всего разбились те, кто был послабее – Австро-Венгрия, Германия. Но и победители понесли урон: Франция уже во Второй мировой войне фактически не смогла воевать. Англия перестала быть «владычицей морей», первой сверхдержавой. То есть можно говорить о том, что все участники потерпели страшное поражение.  

— Российская империя вообще перестала существовать.

— Россия потерпела страшное поражение. До 1914 года подъем был невероятный: русское экономическое чудо того времени было сопоставимо с нынешним китайским ростом. По темпам развития мы были первыми в мире. Мы строили в год в 1,5 раза больше километров железных дорог, чем во всем мире, а пропускная способность этих железных дорог превышала американскую. Не будь войны, в России неизбежно произошла бы демократизация политической системы, модернизация экономики, появилось бы всеобщее начальное образование, были бы реализованы планы электрификации и строительства метро, которые после революции осуществили большевики.

— Только США вышли сухими из воды.

— Это правда. Но они и вступили в войну только 1 апреля 1917 года – под занавес. Они и Вторую мировую закончили с наилучшим результатом.

США же находятся далеко – это результат их выгоднейшего географического положения. В силу этого они неуязвимы. Даже Англия неуязвима – ни Наполеон, ни Гитлер так и не решились высадиться на Британских островах. А уж на Штаты кто пойдет?! В этом смысле они счастливчики, в отличие от той же Европы, которая просто растоптала себя в двух войнах. И нас заодно…

— Был ли шанс у России избежать этой войны? Ведь многие — в том числе Столыпин и Витте — предупреждали, что война может иметь для страны катастрофические последствия.

— Многие предупреждали. Но мы не могли не участвовать в войне, коль скоро она уже началась! Существовала система международных отношений, в которой Россия была неотъемлемой частью. И это были не просто абстрактные обязательства. Европа ведь была подобна коммунальной квартире. А если в коммунальной квартире начинается серьезная драка, вы просто не сможете уклониться, она всех захватит.

А потом, что значит «не вступать в войну»? Вот все говорят, начиная с Солженицына (роман «Август 14-го»): истоки революции – в поражениях русской армии, которая в августе-сентябре 1914 года сражалась, стараясь оттянуть на себя силы Германии и не дать той взять Париж. Именно тогда – в самом начале войны – был выбит костяк кадрового офицерского корпуса. На место этих офицеров пришли резервисты: именно они не спасли империю от гибели. Все это так. Но если бы мы не дрались в Восточной Пруссии, если бы не положили там две армии, оттягивая на себя силы немцев? Что было бы? А было бы то, что Париж был бы взят, Франция была бы поставлена на колени и вышла из войны. Англия сражалась бы только на море. И в итоге на суше Россия осталась бы один на один с Германией — вся немецкая машина пошла бы на нас.

— Просто часто возникает ощущение, что люди, политики выбирают между плохим и хорошим вариантом. А в реальности выбор чаще всего между плохим и очень плохим.

— Именно поэтому я считаю, что России избежать участия в войне было практически невозможно. И дело не только в ней. Та же Германия смотрела на нас с опаской: она видела, что в России — демографический рост, невиданный в Европы экономический подъем, геополитические амбиции, распространяющиеся на Балканы, Константинополь и черноморские проливы.

И это была трагедия. Треть русской знати – немцы. В той же Восточной Пруссии друг против друга сражались немецкий генерал Людендорф и «русский» генерал Ренненкампф. Немецкая промышленность чувствовала себя в России прекрасно. Межкультурные связи были колоссальны. Монархи были родственниками: «Никки» и «Вилли».

— Россия проиграла в этой войне?

— В военном плане мы ее не проиграли! В военно-техническом смысле мы готовы были вести ее и дальше. Просто рухнуло государство, рухнула армия – не в военном, а в морально-психологическом плане.

— Кто виноват в этом – только большевики?

— Конечно, были жуткие ошибки царя. Тут можно вспомнить и его неудачный выбор глав правительства, и министерскую чехарду, и то, что он стал главнокомандующим в 1915 году, и то, что уехал в Ставку из Питера – все это ошибки. Если бы он остался в столице и смог бы контролировать там ситуацию, Февральской революции могло бы не случиться. Власть виновата и из-за своей негибкости.

Но виновата и общественность. И тут нужно сказать о роли лидеров думских партий, о роли генералов, командующих фронтами, о предпринимательских кругах. Нельзя было устраивать переворот и свергать царя! Но у них, видимо, сидело в подсознании, что если война окончится, Николай уже никуда не уйдет, и вряд ли станет немедленно проводить новые демократические преобразования.

Почитайте стенограммы думских заседаний конца 1916 года. Что говорят Милюков, Керенский и прочие лидеры! Я, вообще, за демократию, но я бы их арестовал тотчас же! Во время войны они ведут антигосударственные речи! Это невозможно!

Все командующие фронтами, кроме двух, в конце февраля 1917 года рекомендовали Николаю отречься. И лучшие представители русского общества поддержали это! Это предательство! Это непростительно! А потом все посыпалось. И армия рухнула одной из первых.

— Но ведь и в самой армии не все хорошо было.

— Солдаты не понимали, за что они воюют. За Босфор и Дарданеллы? Вряд ли какой-нибудь мужик из Суздальского уезда Владимирской губернии вообще понимал, о чем речь.

И нужно учитывать еще один фактор – общинное сознание. В русской деревне раз в 12 лет делили землю: всегда кто-то рождается, кто-то умирает — регулярные переделы, в зависимости от числа едоков, были необходимы. Землю делили в 1893-м, потом – через 12 лет – в 1905-м. И это было одним из катализаторов революции в деревне, которая вспыхнула тогда. Начали делить и спустя еще 12 лет – в 1917-м… Солдаты, в основой массе своей, были крестьянами. Узнав о грядущем переделе, они рванули домой, чтобы, пока они сидят в окопах, никто не посягнул на их землю, чтобы их не обделили при переделе. А тут еще и приказ № 1, ликвидировавший в армии всякую субординацию. В итоге армии просто не стало…

— Вы считаете, революции в феврале 1917-го могло бы и не быть?

— Три дня – зима, снег, заносы – в Питер не подвозили свежей муки. Хлеб был, но несвежий. Три дня! Вспомним блокаду Ленинграда, 900 дней и ночей, и ничего, а тут — три дня. Плюс прошел слух, что ряд категорий рабочих лишат брони – отправят на фронт. А воевать им не хотелось. Плюс запасные батальоны, которых в Петрограде было множество: они не воевали, и не хотели идти на фронт. Плюс после холодной погоды – теплые дни: люди вышли на улицу. И все!

— Плюс легкомыслие верхушки…

— Царя нет в столице. Бюрократия и военные не смогли удержать ситуацию. А оппозиция сама во всю раскачивала лодку…

Конечно, я против того, чтобы упрощать. В обществе были глубочайшие противоречия, но они могли бы быть решены и иначе. Революция не была единственным способом их разрешения. А в условиях войны менять власть – это безумие.

— Какие уроки можно извлечь из этого?

— Это была великая трагедия «белого человечества» — Европы. Европа достигла невиданных доселе вершин в своем развитии – духовных, технологических, социальных. А потом все рухнуло. Так что главный урок — элита должна быть ответственна за свои действия. Это касается и власти, и оппозиции. Но и не только элита.

В 1914 году, когда началась война, по всем воюющим странам прокатилась волна массовых восторгов и настоящего патриотического  подъема. Народные массы поддержали войну безоговорочно. А чем все закончилось? Миллионами смертей, запоздалым пацифизмом, крушением режимов, упадком Европы. Настоящей дикостью.

И еще один урок – мы должны помнить, что война может начаться в любой момент. Несколько неуклюжих поступков и готово. Еще вчера казалось, что она невозможна, и вот она уже идет. Важно не перейти красную линию…

Третья мировая возможна?

— Кто с кем будет воевать? Мы с Западом? Это смешно! Россия в своем нынешнем состоянии не сможет воевать с Западом. Даже во Второй мировой войне мы победили при помощи союзников. К тому же важен был и морально-психологический аспект: мы знали, что на нашей стороне большая часть мира, мы боремся с общим врагом. А сейчас мы что будем один на один воевать с Америкой?! Или мы думаем, что Китай нас поддержит? Китай будет наблюдать за этим со стороны — в этом можно не сомневаться.

Сейчас побеждает не hardpower, а softpower. Нужно об этом помнить и к этому стремиться. И вообще: нам нужно думать не о Третьей мировой, а о том, как обустроить Россию. Страна давно ждет, что ею займутся. Поэтому я против всяких внешних авантюр, даже если они по-началу выглядят как весьма удачные.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK