17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Все ради прибыли

Национальный антикоррупционный комитет (НАК) выпустил информационный обзор ”Бизнес и коррупционные практики: мифы и реальность”, из которого следует, что транснациональные корпорации вполне успешно адаптировались к российской коррупции и активно пользуются коррупционными инструментами для решения собственных бизнес-задач, при этом зачастую прикрываясь антикоррупционной риторикой. В нынешней ситуации, отмечает председатель НАК Кирилл Кабанов, реальную антикоррупционную политику пытаются вести российские компании, а не транснациональные корпорации, которые сфокусированы на быстром получении максимальной прибыли”.

Деньги любят тишину

Арсенал применяемых коррупционных решений довольно велик, и западные компании не гнушаются их использовать в случаях, когда они могут помочь бизнесу, следует из отчета НАК.

Одна из самых безобидных практик – это найм российского контрагента для решения бизнес-проблем. Поскольку во многих западных юрисдикциях существует уголовное преследование за участие в коррупции в третьих странах, то компании опасаются участвовать в коррупционных отношениях, которые можно так или иначе подтвердить документально. А для “решения проблем” нанимается российский агент для оказания юридических, консультационных или брокерских услуг.

Иллюстрируется в отчете эта тактика вот таким примером: “Компании Shell, Total и другие импортируют в Россию автомобильное масло. Они заключают официальный договор с таможенным брокером, который должен обеспечивать бесперебойное прохождение груза через российские таможенные органы. Во избежание ненужных формальных «придирок» при оформлении платится коррупционная рента”. По оценке НАК, эта практика широко распространена и фактически стала традиционной частью бизнес-процесса не только в сфере таможенного оформления.

Конечно, можно сказать, что в случае с практикой пассивного соучастия западные компании скорее вынуждены соглашаться со сложившимися в России правилами игры. Однако дальнейшие изыскания приводят экспертов НАК к мысли, что для некоторых транснациональных корпораций участие в коррупции – это не “необходимое зло”, а вполне себе инструмент в конкурентной борьбе. В первую очередь это относится в сфере госзакупок, где активно “толкаются локтями” не только российские, но и зарубежные компании. Для получения госзаказа корпорация или ее контрагент ищет «подходы» к должностным лицам, принимающим результативные решения. Таким образом, коммерческая структура, вступая в такого рода партнерские отношения, становится частью коррупционого бизнес-механизма, цель которого – освоение бюджетных средств, в первую очередь, исходя из личных интересов, отмечается в отчете. Однако осторожность им не чужда и в этом случае – такого рода деятельность ведется через собственные представительства, без подключения и вовлечения головных офисов.

Импортные хамелеоны

Некоторые транснациональные корпорации, как следует из доклада, продвинулись еще дальше и прикрывают активное участие в коррупционных практиках мощной антикоррупционной риторикой. “Тактика хамелеона”, как называют ее в отчете НАК, позволяет значительно усилить позиции компании на рынке. Работает это по мнению Кирилла Кабанова так: проблема коррупции в России признается всеми вплоть до президента страны, а значит те компании, кто во весь голос заявляет о своей нетерпимости к коррупционным действиям и сам назначает себя “антикоррупционным бизнес-лидером”, по сути получают индульгенцию на практически любое поведение. Ведь в такой ситуации даже законные претензии госорганов в общественном сознании легко представить как факт коррупционного давления, а бизнес-конфликт – как рейдерский захват.

Для примера в отчете НАК разбирается целый ряд бизнес-историй, в который была вовлечена компания ИКЕА известная своей антикоррупционной позицией. “В частности, ИКЕА использовала административный ресурс в конфликте с дольщиками сельхозпредприятия КСП «Химки». Много лет КСП пытается вернуть себе земельный участок в Подмосковье, который в начале 90-х годов химкинская администрация необоснованно у него изъяла и передала в долгосрочную аренду ритейлеру. Сейчас этот участок площадью почти 20 гектаров находится у ИКЕА в собственности, причем корпорация заплатила за него в разы меньше рыночной стоимости – 105,5 млн рублей вместо 1 млрд рублей (по рыночным оценкам). В 2014 году Следственным Управлением Следственного комитета РФ по Московской области возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество». В ходе расследования подтвердились факты мошенничества со стороны руководства ИКЕА при выводе земельных активов из государственной собственности. Следствие подозревало участие в сделке бывшего руководства администрации Химок и Комитета по земельным ресурсам и землеустройству Химкинского района, что говорит о коррупционной составляющей в деле. При этом расследование постоянно буксовало: сотрудники из Управления процессуального контроля в сфере противодействия коррупции СК РФ постоянно истребовали дело якобы для проверок, добиваясь изменения его подследственности и передачи в следственные органы МВД. Национальный антикоррупционный комитет обращался с просьбой к председателю СК Александру Бастрыкину и прокурору Московской области Алексею Захарову взять «химкинское» дело под особый контроль, однако недавно оно было передано в УМВД по г.о. Химки и почти сразу закрыто”, – говорится в отчете.

В материале НАК также упоминается сложная история взаимоотношений с ИКЕА предпринимателя Константина Пономарева. “Его компания в 2006-2010 годах поставляла в торговые центры «МЕГА» в Санкт-Петербурге дизельные электростанции. Но через несколько лет сотрудничества ИКЕА перестала оплачивать аренду оборудования, продолжая пользоваться дизель-генераторами. Предприниматель вынужден был обратиться в суд за возмещением долга. В СМИ бизнесмен неоднократно заявлял о давлении со стороны топ-менеджмента корпорации, который грозил воспользоваться своими связями в силовых структурах и других высших органах государственной власти РФ, если Пономарев не откажется от претензий. Представители ИКЕА попыталась обвинить в мошенничестве самого предпринимателя, но судами различных инстанций требования Пономарева были признаны обоснованными. В 2010 году ИКЕА предпочла заключить с бывшим партнером мировое соглашение и выплатила ему часть долга. К такому решению корпорацию, скорее всего, подтолкнул громкий коррупционный скандал, который разгорелся на родине ритейлера – в Швеции. В начале 2010 года газета Expressen сообщила о том, что менеджмент российской «дочки» ИКЕА одобрил взятку за подключение тех самых магазинов «МЕГА» в Санкт-Петербурге к электросетям «Ленэнерго». После того как информация была обнародована, ряд топ-менеджеров ИКЕА были уволены”, – отмечается в отчете НАК.

Кроме того, в материалах НАК указано, что “по некоторым данным, ИКЕА зачастую начинала строительство своих торговых центров в разных регионах, не дожидаясь официальных разрешений, а просто на основании устных договоренностей с местными властями. Документы оформлялись уже в процессе строительства”.

Российский бизнес против

Интересно, что, по данным НАК, среди российских компаний активно формируется позиция отказа от коррупционных практик. Например, в отчете отмечается, зачастую российские средние по размеру компании-производители участвуя в конкурсах на поставку различного оборудования видят признаки коррупционного сговора. Они налицо – ведь не редкость, когда в конкурсах наряду с известными компаниями участвуют фирмы-однодневки, которым в итоге и достается заказ. Но и противодейстовать такие практикам компании не решаются из-за опасения испортить отношения с чиновниками. “Мотивация следующая: конкурсы проводятся часто, что-нибудь, да выиграем”, – отмечается в отчете.

Другое дело крупные государственные компании, часть из которых начала активное противодействие коррупционным практикам. В этом случае в компании запускается и развивается система внутреннего контроля и противодействия злоупотреблениям, эффективность которой измеряется в денежном эквиваленте. “На сегодняшний день к таким компаниям можно отнести ГК «Росатом», а в ОАО «Ростелеком» подобная установка внедряется с 2013 года”, – отмечается в отчете НАК.

Исключений не будет

В результате можно резюмировать, что в России западные корпорации только тогда будут соблюдать антикоррупционные нормы, когда будут созданы условия «честного российского рынка», считает Кирилл Кабанов. А они могут появиться только в результате совместных усилий власти и бизнес-сообщества. Тем более, как замечает эксперт, политическая воля на это есть, а некоторые крупные отечественные компании даже начали самостоятельно придерживаться антикоррупционной стратегии. Однако, по словам главы НАК, это «многолетняя работа». Но чтобы снизить уровень коррупции, надо публично озвучивать коррупционные истории, в том числе с участием иностранного бизнеса, уверен Кабанов. Он сообщил, что исследование НАК направлено в госорганы, научные организации и бизнес-сообщество для дальнейшего обсуждения.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK