19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Я ловлю Россию на слове»

Что произошло между столицами России и Украины во время саммита «большой двадцатки», в чем не сходятся взгляды немецких политиков по вопросу Крыма и грозят ли разногласия целостности Евросоюза, в интервью главы МИД Германии Франка-Вальтера Штайнмайера журналу Der Spiegel.

— Ваш призыв к вербальной сдержанности в отношении России был воспринят как критика в адрес канцлера Меркель. С какими высказываниями из ее речи в Сиднее вы не согласны?

— Такая оценка притянута за уши! Представлять это как проблему внутри немецкого правительства недопустимо с учетом как серьезности кризиса, так и оправданных вопросов к таким мероприятиям, как саммит в Брисбене. Мне представляется неправильным, когда из таких саммитов, на которых представляются последние возможности для прямого, возможно, доверительного разговора, устраивают публичный форум.

— Но ведь в тональности высказываний вы явно дистанцировались от Меркель. К тому же канцлер готова ужесточить санкции против Путина — в этом вы с ней согласны?

— Скажу еще раз: наша позиция ясна. Наша политика, включая решения по санкциям, зависит от нашей оценки динамики ситуации. Это останется неизменным. 17 ноября в кругу министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе мы поручили назвать виновников среди сепаратистов на востоке Украины, чьи имена должны быть включены в список, поскольку эти люди попирают территориальную целостность Украины. Это то, что сейчас было необходимо, и прежде всего это совместная позиция правительства в Берлине.

— В Германии и в ЕС позиция в отношении Путина вызывает беспрецедентные споры. Вы не опасаетесь за единство Запада?

— Вам тоже не стоит тревожиться, когда в демократических государствах разгораются жаркие споры. Это авторитарные режимы ошибочно расценивают такие вещи, как слабость. В ЕС объединены 28 стран с самым разным историческим опытом, связанным с особенностями восприятия и объективно различной степенью заинтересованности. Несмотря на это, в конечном итоге нам всегда удавалось выработать единую позицию и придерживаться ее. Я буду бороться за то, чтобы так было и в будущем.

— Ваш коллега из СДПГ Маттиас Платцек призвал «постфактум» урегулировать аннексию Крыма «в рамках международного права». Вы разделяете такой подход?

— Но ведь в этой связи уже все было сказано. Российские действия в Крыму — грубое нарушение международного права и принципов европейского миропорядка. Поэтому мы не можем и не вправе игнорировать или обходить то, что случилось.

— В середине ноября вы встречались в Москве с президентом Путиным. Вы возвратились в Берлин с окрепшей надеждой?

— В условиях опасного положения мне казалось необходимым поговорить с политическим руководством в Киеве и в Москве. Эскалация риторики между столицами во время саммита «большой двадцатки» и в последующие дни опасно обострилась. Я вернулся из Киева и Москвы с впечатлением, что президенты Порошенко и Путин намерены придерживаться минских соглашений. С учетом тяжелого положения в зоне конфликта, это немного и этого недостаточно, но это база, на которой мы можем продолжить работу.

— Вы полагаете, что территориальную целостность Украины в обозримом будущем удастся восстановить или же Крым и Восточная Украина безвозвратно потеряны для Киева?

— Я не увидел готовности России снова отдать Крым. К сожалению, мы должны исходить из того, что аннексия Крыма, произведенная в нарушение международного права, в обозримом будущем останется между нами и Россией конфликтом. На Восточной Украине дело, надеюсь, еще не решено. Я ловлю Россию на слове, что она не хочет нарушать единства Украины. Но действительность пока что говорит о другом. Ведь пока исход не решен, нельзя поддаваться отчаянию. Бездеятельность или самоустранение дипломатии мне представляются неправильным ответом.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK