14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Yotaphone как оборонный проект

Когда Владимир Путин преподносит подарки зарубежным лидерам, он любит исторический подтекст. Премьер-министр Индии получил от него редкую географическую карту конца XIX века, президент США — украшенный драгоценными камнями альбом с портретами всех своих предшественников в Белом доме. Китайскому главе Си Цзиньпину Путин в середине ноября тоже сделал подарок. 

Вещица длиной 14 см и толщиной меньше сантиметра — не историческая, а обращенная в будущее: детище российских разработчиков, смартфон с двумя экранами, получивший название Yotaphone 2. Мы, русские, можем создавать не только истребители и атомные электростанции, но и товары для жизни, сигнализировал президент России.

Представляя миру Yotaphone, Россия намерена бороться за доли рынка с глобальными концернами — такими как Apple и Samsung. Во времена тотальной слежки АНБ и новой «холодной войны» между Москвой и Западом русские стремятся сократить свою зависимость от американских технологических центров. 

На кону стоит не что иное, как «цифровой суверенитет» страны, сочли члены Совета Федерации. Еще весной правительство по рекомендации ФСБ перешло с американских планшетов iPad от Apple на продукцию южнокорейской компании Samsung.

В Госдуме обсуждается законопроект, предлагающий запретить миллионам госслужащих и военных пользоваться смартфонами и планшетами с якобы небезопасными операционными системами. Отечественный Yotaphone — это наилучшая альтернатива, считают в Москве. Анатолий Вассерман на страницах газеты «Известия» мечтает, что новинка получит успех далеко за пределами страны, подобно тому, как это произошло с хитом экспортных продаж — автоматом Калашникова.

Бывалому топ-менеджеру, который в первых числах декабря проводил презентацию Yotaphone 2 в Москве, а затем и в Лондоне, такие военные сравнения не по душе. Владислава Мартынова, представлявшего смартфон в пиджаке, одетом на футболку, компания Yota Devices заполучила три года назад. До этого он руководил бизнесом SAP в России и других бывших республиках Советского Союза. С марта 2014 года 25% Yota Devices принадлежит техническому и оборонному холдингу «Ростех», возглавляемому Сергеем Чемезовым — давним другом Владимира Путина по работе в КГБ.

Мартынов так оценивает роль России: «Мы выводим на рынок глобальный продукт». Производительный процессор смартфона выпускается в США, передний дисплей разработан концерном Samsung специально для Yota Devices. Команда разработчиков из числа бывших технических специалистов Nokia в Финляндии доводила до ума электронику, ну а собирается гаджет в Китае недалеко от Шанхая. «Но концепция российская, и это мировая новинка», — говорит Мартынов.

Второй дисплей на обратной стороне практически не потребляет энергии — как электронная книга. Он постоянно включен и предназначен для отображения оповещений, записей в календаре или часов; кроме того, его можно использовать и для чтения. Уже первая модель Yotaphone в прошлом году получила несколько международных призов. Даже сооснователь компании Apple Стив Возняк отметил «великолепную идею». Теперь же удалось справиться и с «детскими болезнями», такими как короткое время работы от аккумулятора, заверяют разработчики. До конца года планируется продать в мире 150  тысяч экземпляров Yotaphone. Это был бы прорыв для российской IT-отрасли.

Как и во времена СССР, все упирается не в нехватку талантливых изобретателей, а в проблемы с грамотным маркетингом и современным серийным производством. Миллиардер и бывший кандидат в президенты Михаил Прохоров четыре года назад с помпой анонсировал российский гибридный «Ё-мобиль». Весной он продал идею и какие-то прототипы за 1 евро государственному исследовательскому институту, который затем объявил о полном прекращении работы над проектом. Создание российской операционной системы за счет государственного финансирования тоже не продвигается. 

ФСБ планирует еще до Нового года произвести сертификацию Yotaphone 2 в соответствии со стандартом безопасности КС2, согласно которому аппарат должен выдерживать не только обычные хакерские атаки, но и атаки шпионов из-за границы. Мартынов с уверенностью заявляет: «Наш смартфон — самый безопасный на российском рынке».

Впрочем, политических лидеров в собственной стране Мартынову еще только предстоит убедить в достоинствах Yotaphone. Владимир Путин гордится тем, что не носит с собой мобильник. Его предшественник на президентском посту, увлеченный техникой премьер-министр Дмитрий Медведев, назвал предложения некоторых депутатов запретить ввоз продукции Apple в Россию смешными. Дескать, Россия — это не Северная Корея. И только верный Кремлю чеченский автократ Рамзан Кадыров заявил, что перейдет на патриотический смартфон.

Перевод: Владимир Широков

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK