16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Зачем нам Крым, если у нас есть Кипр?

Россия создает на Кипре удобную для крупного бизнеса «налоговую гавань» и помогает деньгами белорусскому президенту, у которого через два месяца выборы. Антиновость недели – министр труда Максим Топилин придумал, как забрать у россиян еще 1 триллион рублей. Лучшая новость недели – малый и средний бизнес освободили на три года от проверок. Соглашение «пятерки» мировых держав с Ираном очень обрадовало иранцев, обеспокоило израильтян и существенно увеличило волатильность мировых цен на нефть. Крупнейшие российские и европейские компании с нетерпением ждут, когда с Ирана будут сняты санкции.

Иногда складывается впечатление, что Кипр – это наш 86‑й субъект Федерации, причем не простой, а привилегированный, так трогательно мы о нем заботимся. Несмотря на все его кризисы и «стрижку депозитов». Вот и сейчас Кипр приготовил новую налоговую реформу (ее уже одобрило правительство, дело за парламентом) – предоставить налоговые вычеты компаниям и физлицам, которые будут реально работать на Кипре. Роль транзита при переводе денег в настоящие офшоры Кипру больше не нравится, хочется задержать деньги у себя.

Тем более что его лучший партнер – Россия приняла законодательство о КИКах (контролируемых иностранных компаниях), оно же антиофшорное. Этот закон делает интересным не владение российской компанией кипрским офшором, а, наоборот, собственность кипрского офшора на нашу компанию. Впрочем, какой офшор?! В 2012 году Республика Кипр была исключена из официального списка офшоров нашего Минфина. Теперь она не офшор, хотя ее законодательство в отношении налого-обложения доходов из-за рубежа и с торговли ценными бумагами не изменилось. Единственная новация: теперь налоговая служба Кипра по соглашению будет выдавать российской налоговой любые данные на налогоплательщиков по ее запросам.

Итак, Кипр подхватил антиофшорные усилия России и обращает их в свою пользу. А «старший брат» очень своевременно продолжает оказывать ему всяческую помощь в этом начинании.

На прошлой неделе президент РФ Владимир Путин подписал закон, запрещающий госзакупки у офшорных компаний. Тема актуальная: по данным Счетной палаты, ежегодно с офшорами заключается договоров по госзаказам на 1 трлн рублей. Теперь участие в госзакупках всем офшорам запрещено, а только Кипру разрешено – он же больше не офшор! Настоящие офшоры должны будут открыть на Кипре компанию и участвовать в госзакупках через нее. А Кипр со своей новой налоговой реформой подсуетился, чтобы можно было указывать именно кипрскую компанию в качестве конечного бенефициара, для чего открыть на острове офис, деньги с Британских Виргинских островов кинуть не как транзитный кредит через местную компанию, а как вклад в ее акционерный капитал (теперь не будет облагаться налогом), а с прогрессивной шкалы налогообложения физлиц (до 35% на доходы свыше 60 тыс. евро в год) получить 50-процентный вычет.

Возможно, кто-то в Кремле или Белом доме думает, что теперь-то он получит всю реальную информацию о получателях госзаказа благодаря соглашению с налоговой службой Кипра. Но кто там настоящий получатель дохода от российского бюджета – теряется где-то на Карибах, а по всем документам конечным бенефициаром будет выступать именно кипрская компания.

Схема взаимодействия с Кипром усилиями обеих сторон – маленького острова и большой России – получила окончательную завершенность. С чем и поздравляем всех любителей офшоров – комплекс услуг для вас подготовлен по системе «все включено».

Антиновость недели

Теперь в главных антигероях не Минфин, а Минтруд. Он подготовил пакет законопроектов об оптимизации (читай: сокращении) социальных выплат на основе применения критериев нуждаемости. Это весьма масштабная социальная реформа. Конечно, это не 2,5 трлн рублей, которые предлагает сэкономить Минфин, отказавшись от полной индексации пенсий и пособий на три года, но сравнимая с ними величина – по оценкам, до 1 трлн рублей за ту же трехлетку.

Ничего нового в этой идее нет. И сегодня многие виды пособий (например, на детей) получают только те семьи, которые доказали, что у них средний доход на члена семьи ниже прожиточного минимума в регионе. Минтруд хочет распространить этот подход на большинство видов социальных пособий и на все регионы. Сами критерии нуждаемости пусть тоже устанавливают регионы.

Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости

В самом деле, зачем платить пособия богатым, говорит правительство, лучше сэкономим на них и отдадим бедным. Этот рефрен мы еще много раз услышим при обсуждении законопроектов в Госдуме. Вот только бедным отдавать ничего не предполагается, увеличивать пособия никто не собирается, наоборот, по инициативе Минфина их будут индексировать отстающим от инфляции темпом. А богатые россияне и так не стоят в очереди в соцслужбах за пособиями, даже самые скаредные из них, – им свое время дороже, чем эти несколько сотен (в лучшем случае – несколько тысяч) рублей в месяц.

А так как речь в законе не о федеральных социальных выплатах, а именно о региональных, то Минфин будет заставлять регионы ввести критерии нуждаемости путем установления им понижающего коэффициента при распределении субсидий из федерального бюджета. И таким образом сэкономит себе расходы. В чем, собственно, и цель этой инициативы.

Финансовая пирамида госдолга Белоруссии

Россия выделила кредит Белоруссии в $760 млн, который пойдет целиком на погашение обслуживания белорусского внешнего долга в $12,5 млрд. Белоруссии предстоит выплатить кредиторам в этом году $4 млрд (в основном России). Поэтому Беларусь попросила у России $3 млрд и часть из них уже получила. Финансирование выплат по долгу за счет новых займов – типичный путь построения финансовой пирамиды. Опыт Украины и Греции, борющихся со своими запущенными долгами, ничему не учит некоторых политиков. А Россия, как и ЕС в отношении Греции, радостно идет на финансирование, чем привязывает Беларусь к себе. По крайней мере, она так думает. Подождем до президентских выборов в братской стране (чуть больше 2 месяцев), а потом посмотрим, насколько Лукашенко будет благодарен России за финансовую помощь во время предвыборной кампании.

Фото: Shutterstock

Ура!

Есть и хорошая новость недели – с 1 января 2016 года будут запрещены плановые проверки малого и среднего бизнеса сроком на 3 года. Закон на прошлой неделе вступил в силу. Из «надзорных каникул» исключаются проверки пожарнадзора и промышленности, радиоактивной безопасности и гостайны, а также субъекты, имеющие административное наказание за совершение грубого правонарушения за последние 3 года. При внимательном прочтении подписанного закона подводных камней в нем не обнаружено. Неужели это действительно заработает?

Сергей Авдуевский/Профиль

Мир, обогащенный Ираном

Америка открыла миру Иран, хотя формально решение принимала вся «шестерка», или, как ее еще называют, группа «5+1»: страны–члены Совета Безопасности ООН (США, Россия, Китай, Великобритания, Франция) плюс Германия. СБ ООН отменит все прежние решения по иранской ядерной программе, когда Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) подтвердит, что Иран выполнил ключевые положения соглашения 14 июля, которое уже называют «историческим».

Тогда же с Ирана начнут снимать экономические санкции. Но делать это будут постепенно. Сначала включится новый, ослабленный режим: допускает передачу Ирану технологий, оборудования и военной техники. Кроме того, из-под действия финансовых санкций будет выведено 30 лиц и организаций, связанных с иранской ядерной программой и судоходством. Полностью снять санкции ООН «шестерка» обязуется в течение 10 лет – это испытательный срок для Ирана.

Самое большое значение будет иметь отмена эмбарго на поставки нефти из Ирана – это односторонние санкции США и Евросоюза. США объявили, что намерены снять со страны все ранее наложенные ограничения и в ближайшее время внести соответствующие документы в конгресс. У конгресса США будет 60 дней на то, чтобы рассмотреть необходимые документы.

«Историческое соглашение» – грандиозное достижение или фатальная политическая ошибка? – этот вопрос журнал Economist, сделавший Иран темой последнего выпуска, озаглавив его «Хайятолла!», оставляет открытым.

Фото: Global Look Press

Наш журнал предлагает оценить событие с экономической стороны.

Для Ирана снятие санкций – бесспорно, положительный момент. Находившимся под санкциями иранцам трудно было признавать, что ограничения мешают экономике страны. Теперь ликующий иранский народ охотно рассказывает в телекамеры, что политика, которая довела до санкций, была ошибкой.

Для мировой экономики возвращение Ирана – это в первую очередь иранская нефть. Снять эмбарго на ее поставки в страны Запада могут в течение ближайших 90 дней. До введения ограничений Иран добывал 4,5 млн баррелей в сутки и экспортировал 2,5 млн баррелей в сутки. Сейчас экспорт иранской нефти составляет 1,1 млн баррелей в сутки (в страны, не присоединившиеся к санкциям).

В танкерах и наземных хранилищах Иран накопил уже более 70 млн баррелей нефти, подсчитали эксперты компании ВР. Оценки экспертов международного рейтингового агентства Fitch скромнее – 40 млн баррелей. Так или иначе, но эти объемы, сходятся эксперты, уже готовы для продажи. Для сравнения: вся Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК), в которую входит Иран, продает на мировые рынки порядка 1,5 млн баррелей нефти в сутки сверх официальных квот организации. Это примерно соответствует излишкам на рынке – 1,5–1,8 млн баррелей в сутки.

Затем Иран откроет законсервированные из-за санкций месторождения и начнет разработку новых. Страна намерена полностью восстановить прошлые объемы за год после снятия ограничений.

Нефть подешевеет?

Аргументы «за». Простая арифметика – нефти больше, цена ниже. Такой позиции придерживается, например, российское Минэкономразвития – оно не исключает, что цена нефти к концу года из-за иранского фактора будет ниже $55 за баррель. Минфин говорит о менее чем $50 за баррель. Прогнозы экспертов доходят до $40-45 за баррель.

Особенно некстати иранская нефть придется в момент снижения спроса, которое может произойти из-за сложной ситуации в экономике Европы и замедления темпов роста ВВП в Китае.

Иран может сознательно демпинговать, чтобы восстановить утраченное положение на рынке. Около трети нефти из Ирана шло в Европу, значительные объемы шли в страны Азии.

Фото: ShutterstockАргументы «против». Частично иранская нефть уже учтена в текущих котировках, реакция рынков на первые поставки может быть эмоциональной и недолгой.

ОПЕК может снизить квоты. Организация стран–экспортеров нефти до сих пор не пошла на это – каждая страна картеля держится за свою долю рынка, что на фоне опускающихся цен особенно важно, и заявляет, что текущие цены ее устраивают. Но с приходом иранской нефти у принцев залива могут не выдержать нервы. В это же верит российское Минэкономразвития. «В условиях увеличивающегося предложения сырья (при не растущем мировом спросе) не исключены определенные шаги административного плана, например, снижение квот», – заявили в МЭР агентству ТАСС. Квоты на поставки нефти из ОПЕК 30 июля обсудит министр энергетики России Александр Новак с генеральным секретарем ОПЕК Абдаллой аль-Бадри в Москве. Сам министр считает, что на цены на нефть в гораздо большей степени влияет американский сланец.

Иран увеличит спрос на инфраструктуру – дефицит нефтяных танкеров повысит цену фрахта судов, что отразится в цене барреля и компенсирует понижение.

Россия нацелилась на Иран

Экономическое сотрудничество России и Ирана фактически не прекращалось. Между странами действует даже программа нефть в обмен на прочие товары. Россия поставляет в Иран зерно, химическую продукцию и пр. В обмен получает нефть, но сразу же реэкспортирует ее. У России есть договоренность на поставку в Иран зенитно-ракетных комплексов С‑300.

После снятия санкций Россия рассчитывает на рост объемов торговли. Российские чиновники надеются, что она будет вестись в рублях. Такие проекты могут быть запущены уже в 2016 году.

Иран интересен как рынок сбыта – идут переговоры по поставкам самолетов Sukhoi Superjet. Ирану нужно порядка 400 гражданских самолетов – пока он летает на первом Airbus A300, а также Boeing 747–200, которые поставлялись еще в середине 1970‑х годов. «Не только Superjet, но и другая, в том числе автомобильная, техника – она тоже вызывает определенный интерес», – рассказал министр транспорта Максим Соколов.

РЖД планируют нарастить объем заказов в области электрификации железных дорог и развития инфраструктуры после снятия санкций с Ирана, заявил глава РЖД Владимир Якунин. Виды на иранский рынок есть и у «Уралвагонзавода» – он готов «поддержать» страну как технологически, так и производственно.

«Дочка» «Ростеха» – Объединенная двигателестроительная компания (ОДК) – намерена занять до 25% рынка поставок газоперекачивающего и энергетического оборудования Ирана.

Понятно, что не у одной России наполеоновские планы в отношении возвращающейся страны. Французская Peugeot Citroen, например, тоже собирается расширить деятельность в Иране и увеличить объем работы с историческим партнером – Iran Khodro, крупнейшим иранским автомобилестроительным предприятием.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK