Наверх
3 июля 2022

Как будет выполняться госпрограмма вооружения российской армии в 2022 году

учения стран ОДКБ "Эшелон-2021"

БТР-82А армии России во время учений стран ОДКБ "Эшелон-2021"

©Петр Ковалев/ТАСС

Начиная со второй половины 2000-х взаимодействие Вооруженных сил и оборонной промышленности России определяется в первую очередь рамками государственных программ развития вооружений (они же – госпрограммы вооружений, ГПВ), последовательно принимаемых на десять лет. Эти сроки накладываются друг на друга – стадия реализации контрактов одной программы совпадает со стадией заключения контрактов следующей, что должно обеспечить стабильное планирование и непрерывный цикл развития военной машины.

Ныне действующая Госпрограмма вооружений на 2018–2027 годы (ГПВ-2027) была принята с опозданием – предполагалось запустить ее в 2016-м, сразу после окончания ГПВ 2007–2015 и в середине цикла ГПВ 2011–2020. Однако очередной виток глобального экономического кризиса, совпавший с резким ухудшением отношений между Россией и Западом, заставил скорректировать программу, а заодно и сдвинуть новый цикл на пару лет вправо. 2022-й станет пятым годом реализации ГПВ-27, и сейчас уже можно в общих чертах предположить, какой будет ее вторая, завершающая пятилетка.

Наследие прошлого

Передача армии новых образцов вооружения и военной техники – достаточно инерционный процесс, особенно в части военно-морского флота, воздушно-космических сил, РВСН и в некоторых других категориях с длинным циклом планирования. В целом исполнение подобных долгосрочных планов регулярно «ползет вправо» в подавляющем большинстве армий мира, и отечественное военное строительство не исключение.

Первые строевые Су-57 поступят в войска в 2022 году

Сейчас, в начале 2022 года, в России продолжается исполнение контрактов, заключенных в рамках ГПВ 2011–2020, и в ряде случаев они будут выполнены ближе к 2025 году – то есть уже к завершающему этапу нынешней госпрограммы.

Это касается нескольких контрактов для военно-морского флота, в том числе на строительство корветов и фрегатов проектов 20380 и 22350, атомных подлодок, на ремонт и модернизацию кораблей советской постройки и некоторых других. С трудом осуществляется и пополнение ВКС. Здесь стоит отдельно упомянуть строительство транспортных самолетов Ил-76, освоение производства истребителя пятого поколения Су-57 (Т-50) и ряд перспективных разработок. В сухопутных войсках заметно позже, чем планировалось, начали появляться модернизированные танки и боевые машины пехоты – усовершенствованные варианты еще советской техники. При этом новейшие образцы, например, танк и прочие виды техники на платформе «Армата», боевые машины пехоты «Курганец» и БТР «Бумеранг», которых в войсках ждали во время предыдущей ГПВ, так и не попали в серию до ее завершения.

истребитель пятого поколения Су-57

Истребитель пятого поколения Су-57

Андрей Катаев / РИА Новости

Другие проекты при этом не только сдавались вовремя, но и даже с опережением, как контракты на поставки С-400, где вместо 56 планировавшихся в рамках ГПВ дивизионных комплектов ВКС получили к концу 2020 года около 70. В срок сдавались межконтинентальные ракеты «Ярс», отработанные в серии истребители Су-30СМ и ряд других систем. Успешно развивается отечественная программа гиперзвукового оружия, включая постановку на вооружение стратегического комплекса «Авангард», и серийное производство гиперзвуковых ракет «Циркон» и «Кинжал» для ВМФ и ВКС России соответственно.

С-500 назвали будущей основой "противоракетных бастионов"

Вместе с тем новые проекты регулярно приходилось сдвигать вправо даже в таких приоритетных областях, как воздушно-космическая оборона и стратегические ядерные силы. Так, из 10 планировавшихся в рамках ГПВ-2020 комплексов С-500 Вооруженные силы России не получили ни одного: развертывание С-500 только начинается сейчас, в 2022 году. Так и не начались полноценные летные испытания межконтинентальных баллистических ракет «Сармат», первоначально ожидавшиеся еще в 2016-м. Начало развертывания «Сарматов» также отложено – если пуски, запланированные на первую половину 2022 года, пройдут успешно, то, возможно, первые серийные ракеты поступят в войска уже в этом году. Но произойдет ли это на самом деле – вопрос открытый.

Если обсуждать причины сдвигов и переносов, то в подавляющем большинстве случаев окажется, что проблемы вызваны освоением производства нового оборудования, в первую очередь электроники, роль и значение которой в современной технике постоянно растет. Отставание российской оборонки в этой части, вызванное как историческими, так и актуальными причинами – в первую очередь американскими и европейскими санкциями на поставки современной продукции военного и двойного назначения, – можно назвать хроническим, а значит, в 2022 году Россия столкнется с очередными «сдвигами вправо» в производстве и разработке вооружений и военной техники.

ракетные комплексы С-400 "Триумф"

Дивизион С-400 "Триумф" в Крыму

Сергей Мальгавко/ТАСС

Проверенные решения

С подобными проблемами наша страна сталкивается не в первый раз и уже накопила достаточный опыт, если не решения их, то компенсации последствий. В первую очередь это модернизация старых советских систем, повышающая их соответствие текущим требованиям. Свои модернизационные программы есть для каждого из видов Вооруженных сил. Отдельно можно упомянуть производство новой техники на основе отработанных ранее решений, например, подлодок проекта 636, фрегатов проекта 11356, истребителей Су-30СМ и ряда других типов.

Периодически с проблемами сталкивается и подобное производство. Например, следствием разрыва с Украиной стало прекращение постройки фрегатов проекта 11356 для ВМФ России: на Украине производились силовые установки этих кораблей. Решением этой проблемы стало строительство максимально простых патрульных и малых ракетных кораблей проектов 22160 и 22800 в ожидании того, как верфи отладят процесс строительства новейших корветов (семейство 2038х) и фрегатов (проект 22350), что позволит прогнозировать сроки их ввода в строй.

Ремонт подводной лодки "Петропавловск-Камчатский" во Владивостоке

Подлодка Б-274 "Петропавловск-Камчатский"

Сергей Забежайло / РИА Новости

Экспортный контроль

В наступившем году российский оружейный экспорт по-прежнему будет ограничен санкциями, в первую очередь накладываемыми законом «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Эта угроза уже привела к срыву ряда контрактов (в частности, на поставку истребителей Су-35 в Египет и Индонезию), а также заставила задуматься многих перспективных покупателей отечественной техники.

Первым покупателем российской системы С-500 может стать Индия

При этом на рынках с наибольшим ростом закупок – Европа и Юго-Восточная Азия – российское оружие или не представлено в настоящее время вообще (среди стран НАТО), либо сталкивается с серьезным американским противодействием (в странах ЮВА).

Если отвлечься от политических ограничений, то проблемы с российским военным экспортом в целом вызваны теми же факторами, что и проблемы поставок для российской армии: дефицит современного оборудования и комплектующих, серьезно осложняющий процесс разработки новых систем. Свою роль играет и «затоваривание» в сочетании с недостаточно широкой номенклатурой современной техники: спрос на ряд видов вооружения российского производства уже удовлетворен, в том числе с помощью наших собственных поставок прошедших лет, а расширить рынок затруднительно из-за того, что Россия не производит ряд систем, пользующихся стабильным спросом на мировом рынке вооружений.

Поколение 5+

Нынешний год должен стать во многом определяющим для нового «экспортного» проекта отечественной оборонки – истребителя Су-75 Checkmate. Машина, созданная с использованием задела тяжелого истребителя Су-57, отличается от прототипа меньшей ценой, размерами, оснащена одним двигателем вместо двух и т. д.

Полусухой: станет ли легкий истребитель Су-75 преемником МиГ-21?

Этот истребитель должен полететь в 2023 году, но до того Минобороны предстоит ответить на вопрос о планируемых закупках Су-75 для ВКС России. Разницу в рыночных перспективах самолета, серийно строящегося «для себя», и самолета, строящегося только для зарубежных заказчиков, понимают многие, но хватит ли этого понимания для решения о закупках Су-75 в приличных количествах для ВКС России, пока неясно.

Более ясны перспективы другой одномоторной машины – малозаметного ударного беспилотника С-70 «Охотник». В 2022 году в России продолжатся его испытания, в частности, в тандеме с истребителем Су-57, для которого «Охотник» должен стать «беспилотным ведомым», позволяющим осуществлять разведку и применять оружие на поражение, не демаскируя пилотируемый истребитель работой бортовых систем.

В целом по части беспилотников в России наблюдается определенный прорыв. В производство одновременно запущен довольно широкий набор аппаратов тактического звена, включая «наш ответ Байрактару» – разведывательно-ударный БПЛА «Орион», поставляемый Вооруженным силам России под именем «Иноходец». Развитие производства этого и других аппаратов в 2022 году должно дать ответ на вопрос о способностях российской промышленности закрывать узкие места в части электронных компонентов, как минимум, для критически важных программ.

Планы на будущее

Говоря о «второй пятилетке» ГПВ-2027, когда должен быть решен ряд проблем и «розданы долги», накопленные еще в процессе реализации ГПВ-2020 с ее массовыми «переносами вправо», нельзя забывать о том, что в 2024 году в России будет запущена новая госпрограмма: ГПВ 2024–2033.

По словам президента Путина, перспективная программа будет сосредоточена на основных оборонных тенденциях: гиперзвук, новые физические принципы, робототехника, искусственный интеллект. Этот список приоритетов вполне понятен, однако он делает еще более актуальной задачу создания в России собственного потенциала в сфере разработки и производства электроники. Это одно из немногих узких мест, способных поставить под угрозу реализацию госпрограмм вооружений в целом – особенно учитывая, что с каждым следующим поколением военной техники ее зависимость от современной электроники растет. Разумеется, это в той же мере касается и китайских, и американских, и европейских, и других производителей высшего уровня, но только Россия пытается решить этот вопрос самостоятельно и в условиях растущего внешнего давления. Насколько поиск решений окажется успешным, увидим в контрактах перспективной ГПВ, ждать осталось недолго.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое