logo
11.03.2018 |

Не кантовать

Как люди и мины попадают в дипломатический багаж

Фото: ARNAUD CHRISTMANN⁄HO⁄AFP⁄East News

История с наркотиками, обнаруженными на территории школы российского посольства в Аргентине, продолжает будоражить прессу. И неудивительно: мировая дипломатическая практика знала немало скандалов, связанных с нелегальной перевозкой различных грузов дипломатической почтой, но российские дипломаты в них, как правило, замешаны не были. Пока длится следствие по делу об аргентинском кокаине, «Профиль» решил вспомнить самые громкие скандалы с диппочтой, на фоне которых перевозка наркотиков кажется сущей мелочью.

Скрипка в чемодане

Во вторник, 17 ноября 1964 года итальянский аэропорт Фьюмичино недалеко от Рима работал в обычном режиме. Никаких происшествий за день зафиксировано не было, к вечеру поток пассажиров схлынул, и дежурные полицейские расслабились.

Уже в сумерках к терминалу подъехал микроавтобус авиакомпании United Arab Airlines – ее рейс на Каир должен был вылететь ночью, через несколько часов. В салоне находился большой чемодан с двумя наклейками: «Осторожно, не кантовать» и «Дипломатическая почта». Сопровождающие – два первых секретаря посольства Объединенной Арабской Республики (так в те годы назывался Египет) – предъявили свои диппаспорта таможенникам и вместе с неприкосновенным багажом проследовали к тележкам для погрузки.

Однако, когда оказавшийся не-ожиданно тяжелым чемодан начали грузить на тележку, державшиеся в почтительном отдалении таможенники насторожились. Одному из них показалось, что из чемодана доносятся звуки, напоминающие сдавленные крики. Египетские дипломаты Абдель Мунейм эль-Наклави и Селим Осман эль-Сайед рассмеялись и пояснили, что вместе с дипломатическими бумагами в Каир отправляются несколько музыкальных инструментов, слишком хрупких, чтобы переправлять их обычным путем. И тут же из чемодана раздалось отчетливо: Aiuto! Assassini! («Помогите! Убийцы!»).

Эль-Наклави и эль-Сайед, не говоря ни слова, поспешно забросили чемодан обратно в микроавтобус и помчались в сторону Рима. Но таможенники уже звонили в полицию. До посольства дипломаты со своим грузом не доехали: стражи порядка перекрыли шоссе, задержали машину и отконвоировали ее в ближайший участок. Там груз, невзирая на протесты дипломатов, вскрыли, и глазам полицейских предстала удивительная картина.

Внутри чемодана, согнутый в три погибели, лежал смуглый человек с крашеными под блондина волосами. Он не мог даже пошевелиться: в стенки чемодана были ввинчены металлические конструкции, надежно фиксирующие его тело: металлические наручники, ножные кандалы, фиксаторы для ступней и хитроумное приспособление, сжимающее голову и одновременно предохраняющее ее от ударов. Изнутри весь чемодан был выстлан мягкой кожей. Таким образом, сохранность груза гарантировалась до момента доставки.

Как только крышка чемодана открылась, египетские первые секретари перестали отвечать на все вопросы. «Мы дипломаты, обладаем иммунитетом, требуем немедленно доставить нас в посольство», – твердили они как заведенные. Итальянским полицейским ничего не оставалось, кроме как отпустить их. На следующий день история человека в чемодане оказалась на первых полосах газет Италии, а потом и всего западного мира.

Сигары для Черчилля, помпа для сортира

Дипломатическая почта, она же дипломатический багаж, перевозится обычно в так называемых вализах – специальных сумках, чемоданах или пакетах, опечатанных и находящихся под защитой международных конвенций. Вскрывать ее таможенники и пограничники права не имеют, кроме тех случаев, когда есть серьезные основания полагать, что внутри находится что-то противозаконное.

В свою очередь, диппредставительства обязуются неприкосновенностью почты не злоупотреблять и внутрь вализ паковать только особо секретные бумаги. Понятно, что заполучить доступ к содержимому диппочты – мечта любой разведки. Поэтому обычно дипломатический багаж сопровождают особые курьеры, обязанные любой ценой его защитить. История отечественной дипломатии знает массу случаев, когда ради сохранности дипломатического багажа люди жертвовали жизнью и здоровьем – от гибели дипкурьера Теодора Нетте в 1926‑м до избиения в Катаре посла Владимира Титоренко в 2011 году.

Но слишком часто у дипломатов, политиков и представителей спецслужб возникает желание использовать вализы, которые перевозятся с континента на континент без излишних формальностей, для доставки особо ценных грузов. И хорошо, если речь идет о слабостях власть имущих – как в случае с Уинстоном Черчиллем, которому в дипломатическом багаже в обход таможни возили кубинские сигары. Или о вещах действительно срочных, когда под угрозой находятся крупные международные проекты и просто нет времени и возможности действовать иным способом – как в мае 2008 года, когда в вализе из России в США была срочно отправлена новая помпа для ремонта туалета на МКС: тогда дипломаты успели привезти ее как раз к очередному старту шаттла «Дискавери», космонавты смогли починить туалет, и станция продолжила работу.

К сожалению, иногда в вализы пакуют совсем другое содержимое.

Судьба дезертира

Для человека, найденного в египетском чемодане, все закончилось относительно неплохо. После того как он отошел от морфия, которым его накачали египетские дипломаты в погонах, он честно рассказал итальянским контрразведчикам свою историю.

TopFoto⁄Vostock Photo
Мордехай Лук был не первым узником этого чемодана. После его осмотра полиция пришла к выводу, что трюк с пересылкой людей диппочтой египтяне использовали и раньшеTopFoto⁄Vostock Photo
Рожденный в Испании этнический еврей Мордехай Лук эмигрировал в Израиль, был призван в армию, однако из-за долгов дезертировал и перешел египетскую границу. В египетской тюрьме Лук согласился стать шпионом и был заброшен в Западную Европу, чтобы втираться в доверие к заезжим израильтянам и собирать информацию о политическом и экономическом положении еврейского государства. И все это за 150 долларов в месяц плюс путевые расходы. Ни Лук (превратившийся в Иосифа Дахана, марокканского еврея), ни его хозяева понятия не имели, что «Моссад» внимательно следил за карьерой дезертира.

Через два года Мордехай Лук решил намекнуть нанимателям, что неплохо бы увеличить жалованье, пригрозив в противном случае отойти от дел. Египтяне, которые к тому моменту заподозрили, что он работает еще и на «Моссад», решили проблему наглого агента радикально.

Эта история окончилась для всех действующих лиц относительно благополучно. Мордехая Лука экстрадировали в Израиль, где он получил 11 лет тюрьмы – сравнительно мало, учитывая его похождения. Трех египетских разведчиков, работавших под прикрытием, объявили персонами нон грата и выслали из страны. Сам чемодан тщательно исследовала итальянская контрразведка, которая пришла к выводу, что ранее его неоднократно использовали для тех же целей – резьба на винте, подгоняющем по размеру крепление для головы, была хорошо разработана.

Луку просто повезло – египтяне не рассчитали дозу наркотика, и он пришел в себя раньше, чем они рассчитывали. Еще одного везунчика в подобной ситуации двадцать лет спустя спасла банальная забывчивость. По иронии судьбы, тогда в истории также оказался замешан «Моссад», правда, с другой стороны.

Шесть миллиардов и «Моссад»

31 декабря 1983 года в Нигерии внезапно сменилась власть. Группа высокопоставленных военных свергла демократически избранное и насквозь коррумпированное правительство президента Шеху Шагари, заменив его генерал-майором Мухаммаду Бухари. Однако одной из ключевых фигур удалось избежать ареста. Нигерийская контрразведка с ног сбилась, разыскивая бывшего министра транспорта Умару Дикко – родственника Шагари, который буквально испарился с шестью миллиардами долларов в кармане.

Не сумев найти его самостоятельно, нигерийские военные обратились за помощью к израильтянам, с которыми Нигерия давно поддерживала неофициальные, но тесные контакты, продавая еврейскому государству нефть и покупая у него оружие. Тель-Авив согласился помочь, и за дело взялся «Моссад». Израильские разведчики решили, что Дикко, скорее всего, сбежал в Лондон. Вскоре в британскую столицу прибыла смешанная нигерийско-израильская разведгруппа: нигерийцы – под видом беженцев от режима, израильтяне – борцов против южноафриканского апартеида. В конце концов они вышли на след беглого министра.

3 июля в Лондоне сел пустой Boeing 707 компании Nigeria Airways – его пилот объяснил британцам, что прибыл специально за дипломатической почтой. А на следующий день Умару Дикко, вышедший на прогулку, был похищен на пороге собственного дома. Нигерийцы и израильтяне накачали его наркотиками и запихнули в ящик – причем не одного, а вместе с нанятым «Моссадом» доктором Шапиро, который должен был во время полета следить, чтобы министр не захлебнулся собственной рвотой. Во втором ящике разместились два агента «Моссада». Однако в спешке нигерийцы забыли оформить ящики как дипбагаж и даже не наклеили на них необходимые ярлыки. В итоге британцы, к тому моменту уже заподозрившие неладное, просто вскрыли оба контейнера, не нарушив тем самым дипломатических правил.

Скандал получился громкий. Скотланд-Ярд арестовал 17 человек, из которых четверо (три еврея и нигериец) были осуждены и получили сроки от 10 до 14 лет, отсидели чуть больше половины и были без лишнего шума депортированы на родину в обмен на двух британских инженеров, арестованных в Нигерии. Два члена нигерийской дипмиссии в Лондоне, включая самого посла, были объявлены персонами нон грата, дипломатические отношения с Нигерией разорваны. Через два года, впрочем, их восстановили.

Взорвать их всех

К моменту похищения Дикко у англичан уже были все основания тщательно проверять дипломатическую корреспонденцию.

За два года до того, в разгар Фолклендской войны, аргентинская разведка разработала дерзкий план – операцию «Альхесирас». После того как британская подлодка потопила аргентинский крейсер «Адмирал Бельграно», Буэнос-Айрес решил нанести ответный удар. В Мадрид вылетела специальная команда боевых пловцов, которым предстояло проникнуть на британскую военную базу Гибралтар и потопить фрегат. Магнитные мины, которые нужно было прикрепить к корпусу корабля, в аргентинское посольство в Мадриде переправили дипломатической почтой.

Операция сорвалась из-за роковой случайности: французская разведка перехватила телефонный разговор между посольством в Мадриде и Буэнос-Айресом и поставила в известность британцев, а те сообщили о заговоре испанцам. В итоге аргентинских диверсантов, успешно добывших к тому моменту лодку и под видом мирных рыбаков разведавших места стоянки британских кораблей, повязали буквально за несколько часов до выхода в море.

На фоне этих историй многочисленные случаи использования дипломатической почты для переправки наркотиков, из года в год попадающие в прессу, кажутся сущими пустяками. В конце концов, за ними стоит всего лишь жажда личной наживы людей, попавших на дипломатическую службу, а не престиж государства, которое руками дипломатов и спецслужб нарушает международные правила и договоры.

КОНТЕКСТ

23.09.2017

Чайка-криптофермер

Сын генпрокурора РФ Игорь Чайка мечтает о майнинговых фермах в непризнанном Приднестровье

01.09.2017

Пароксизм паритетов

Вашингтон потребовал от Москвы закрыть генконсульство в Сан-Франциско

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас