logo
02.11.2018 |

Крымская война и банки

Как операция Александра II по "выталкиванию вкладов" привела к росту спекуляций и увеличению частных банков

Фото: Lebrecht Music & Arts ⁄ Alamy Stock Photo⁄Vostock Photo

Крымскую войну нашей стране пришлось вести без единого союзника против коалиции ведущих на тот момент держав планеты. Неудивительно, что конфликт одновременно с Англией и Францией жестко ударил по экономике России, например, экспорт хлеба упал в 13 раз, а импорт машин сократился ровно на порядок, в 10 раз.

Расходы на войну, громыхавшую от Камчатки до Крыма, оказались велики для всех участников. Прямые военные затраты нашей страны за 1852–1856 гг. составили 903 млн руб. Военные затраты Англии, Франции и Османской империи при переводе в фунты стерлингов по курсу тех лет превысили российские в 2,25 раза.

Однако трудности противников лишь косвенно облегчали положение Петербурга. В 1855 г., когда под ударами англо-французских интервентов пал Севастополь, доходы Российского государства составили 207 млн руб., а расходы – 397 млн. Всего же за время Крымской войны расходы России более чем в 1,5 раза превысили все ее доходы.

Из-за конфликта с Парижем и Лондоном рынок внешних заимствований был резко ограничен, лишь через посредничество крупнейшего в Петербурге частного банкирского дома «Штиглиц и К°» удалось занять у иностранных банков относительно небольшую сумму. Банкирские дома «Мендельсон и К°» из Берлина и «Гопе и К°» из Амстердама предоставили 100 млн руб. серебром под 5% годовых.

Куда большую сумму, почти 223 млн руб., за время войны Российская империя позаимствовала у собственных госбанков. Благо в стране тогда господствовала развитая система государственных кредитных учреждений в виде Заемного банка и системы разнообразных «сохранных» и сберегательных касс.

Здесь финансисты Николая I проявили немалую ловкость, когда печатный станок удачно дополнил заимствования из госбанков. Основной бюджетный дефицит в ходе Крымской войны гасили эмиссией «кредитных билетов», выпустив в оборот 461 млн ничем не обеспеченных бумажных рублей. В условиях войны и резкого сокращения внешней торговли эти деньги тратились исключительно внутри страны, и в итоге значительная их часть попадала в виде вкладов все в те же «казенные» банки, компенсируя изъятие правительством части депозитов на военные нужды.

Если в 1852 г. сумма вкладов в госбанках составляла 773 млн руб., то в 1857 г. почти на треть больше – 1012,9 млн руб. Прилив бумажных рублей на депозиты госбанков в годы войны не только позволил бесперебойно удовлетворять тех вкладчиков, кто требовал свои деньги обратно, но и дал возможность вторично использовать эти средства для бюджетных расходов.

Однако такая система имела и свои минусы. По итогам Крымской войны общая сумма долга Российской империи перед собственными госбанками составила 521,4 млн руб. При этом запас наличности в госбанках и кассах не превышал 180 млн руб., а государству приходилось гарантировать и бесперебойный возврат вкладов, и ежегодную выплату по ним 4% «в серебре».

В итоге советники нового царя Александра II приняли спорное решение – впервые более чем за полвека изменить ставки по депозитам в госбанках, понизив их в два раза, до 2% годовых, и одновременно провести внутренний заем под 5% годовых. Посчитали, что таким образом часть из того миллиарда рублей, что лежал на депозитах в госбанках, перетечет из вкладов до востребования в долгосрочные облигации. Для бюджета империи это стало бы заметным облегчением – ведь по вкладам приходилось обеспечивать возврат денег из госбанков в любой момент по желанию вкладчика, тогда как основные выплаты по долгосрочным облигациям государственного займа переносились на много лет вперед.

Современники назвали эту операцию финансистов Александра II «выталкиванием вкладов» – когда правительство в два раза снизило процент по депозитам, отток средств из госбанков к 1860 году превысил 410 млн руб., свыше 40% от прежней суммы на депозитах. При этом большую часть этих средств бывшие вкладчики направили не на покупку облигаций госзайма, как рассчитывало правительство, а на различные финансовые спекуляции и в частные банки. Число последних за следующее десятилетие в России увеличилось многократно.