logo
01.11.2018 |

Цифра счет любит

Некоторые тонкости цифровизации на рынке факторинга

Фото: Shutterstock

Цифровизация экономики напоминает перетягивание каната: там, где бизнес готов полностью отказаться от покупки принтеров и сканеров, государство не торопится отменять требования о предоставлении бумажных версий документов. И наоборот. Наибольшее натяжение перетягиваемого каната отмечено в финансовой сфере – в то время как процесс получения кредита многие банки переводят в смартфоны клиентов, самим клиентам по-прежнему необходимо искать ближайшее отделение кредитной организации, чтобы поставить свою подпись на распечатанном бланке. Рынок факторинга не является исключением, но способен стать испытательным полигоном для большинства внедряемых государством технологических решений.

Оптимизируй это

Вопросы электронного факторинга журнал «Профиль» освещает почти десятилетие, и за это время дискурс о применяемых в факторинге технологиях эволюционировал от защиты каналов связи для обмена электронной почтой до отказа от живого общения с клиентами. «Бумажные документы – главный тормоз в любом бизнес-процессе: сколько ни оптимизируй сам процесс, время на физическое перемещение такого документа из точки А в точку Б, на его обработку останется конечной величиной», – объясняет начальник банковского управления АКБ «Металлинвестбанк» Александр Прохоров. Исключение «бумаги» из документо-оборота и добавление в него при необходимости электронных подписей и делает факторинг электронным. Генеральный директор проекта light-version Михаил Окунев добавляет, что отличием электронного факторинга является возможность предоставления финансирования клиентам на основе изначально электронных документов, а не их цифровых образов в виде скан-копий накладных или счетов фактур.

Сергей Авдюхин, директор дирекции факторингового обслуживания МКК «СимплФинанс», подчеркивает, что при «электронизации» сам бизнес-процесс факторинга не меняется, просто вся договорная база и документы, подтверждающие поставки, заключаются в цифровом формате и подписываются электронными подписями.

По мнению генерального директора «Открытие Факторинг» Виктора Вернова, тестом на «электронность» факторинга с точки зрения клиента является возможность заключать факторинговые договоры и уступать дебиторскую задолженность без визита в офис факторинговой компании. Пока этот тест способны пройти только банки и их дочерние компании: «Изменения в законодательстве позволили передавать функционал по идентификации материнскому банку в рамках открытия расчетного счета клиента. Эта схема неидеальна, однако в целом направление может быть верным», – отмечает эксперт.

Деньги без подписи

Впрочем, ценность факторинга для бизнеса не в удобном интерфейсе для смартфона, а в возможности получения оперативного финансирования отсрочки платежа. Поэтому факторинговая компания должна понимать риски невозврата выданных ей средств и иметь возможности защиты своих интересов. Для этого документооборот факторинга должен быть не только электронным, но и юридически значимым. «Юридическая значимость – это важнейший момент электронного документооборота, а особенно заключения любых договорных отношений в электронном виде, – убежден Сергей Авдюхин. – Без этого любой документ можно воспринимать только в информационных целях, допуская неточность, ошибочность и возможность подделки».

Александр Прохоров из Металлинвестбанка так объясняет феномен юридической значимости: «Чтобы участники процесса, в частности фактор с клиентом или клиент с дебитором, могли провести платеж или отгрузить товар, электронный документ должен быть юридически значимым, то есть содержать цифровые подписи сторон». Операционный директор «Сбербанк Факторинг» Леонид Култыгин уточняет, что само наличие электронной подписи еще не гарантирует защиту фактора: «Простая электронная подпись – это комбинация из логина и пароля, которая подтверждает, что электронное сообщение отправлено конкретным лицом. В суде такой документ не может быть приравнен к бумажному. Для суда требуется усиленная неквалифицированная подпись, которая также подтверждает, что с момента подписания документ не менялся».

Александр Прохоров, начальник банковского управления ПАО АКБ «Металлинвестбанк»:
«В Металлинвестбанке в рамках предоставления услуги факторинга реализованы все возможные на сегодняшний момент решения в области ЭДО, позволяющие клиенту приехать в банк всего 1 раз для идентификации и подписания договора. Всё остальное взаимодействие происходит в цифре посредством собственной системы «Фактор–Клиент». Ценность такого взаимодействия сводится к тому, что получение финансирования для клиента максимально упрощается и сводится к нажатию двух кнопок. Подписать заявку, получить лимит на нового дебитора, сменить тариф, принять СФ за полученную услугу – всё в электронном виде, никаких бумаг и курьеров. В свою очередь, нашим сотрудникам не нужно тратить время на ручную проверку документов, на их обработку и подписание. При этом существующие бизнес-процессы дебиторов не меняются. Для совершенствования наших технологических возможностей в Металлинвестбанке большое внимание уделяется качеству технической поддержки, что положительно сказывается на автоматизации процессов всего банка»

«Часть участников рынка смешивает понятия фактической и юридической значимости документа, – парирует Виктор Вернов. – Юридическая значимость в первую очередь требуется для судебной защиты интересов фактора, но раз дело дошло до суда, надо искать корень проблем в иных вещах».

Большинство опрошенных «Профилем» факторов работают в сегменте малого и микробизнеса, где клиенты совершают множество небольших по суммам торговых операций. Чем меньше сумма финансирования, тем меньше ожидаемый убыток фактора в случае сбоя в цифровой системе, работающей по конвейерному принципу.

По статистике Ассоциации факторинговых компаний, за 6 месяцев 2018 года факторам было уступлено 5,2 млн поставок, при этом средний размер одной поставки составил лишь около 207 тысяч рублей. При общем объеме выплаченного финансирования, превышающем 1 трлн рублей за полгода, неудивительно, что среди адептов цифрового факторинга формируется мнение о том, что для ускорения и удешевления процессов можно отказаться не только от бумаги, но и от юридической значимости части электронных документов. По такому пути, например, пошли в «Открытие Факторинг», где подтверждение факта поставки проходит с помощью личного кабинета покупателя-дебитора или через подключение к его ERP-системам. 

Александр Прохоров отмечает, что от момента поставки до «рождения» документа с юридически значимой электронной подписью дебитора может пройти значительное время, иногда превосходящее отсрочку.

«Конкуренция за клиента через скорость и удобство работы будет и дальше подталкивать факторов к принятию неюридически значимых документов, возможно, с ограничением риска до определенных сумм», – убежден Виктор Вернов.

Облака от государства

Пока факторы проводят эксперименты с принятием рисков электронного взаимодействия, на государственном уровне разворачивается национальный проект «Цифровая экономика», который призван эти риски оставить в прошлом. Например, два года назад факторы связывали большие надежды с цифровизацией информации из контрольно-кассовой техники, вынашивая планы сотрудничества с операторами фискальных данных. По словам участников рынка, надежды пока не оправдались: данные ОФД либо дублируют имеющиеся, например, в розничной торговле, либо недостаточны для интерпретации, например, в нефтегазовой отрасли или энергетике.

Теперь оптимизм рынка связан с разработанным АНО «Цифровая экономика» законопроектом об облачной электронной подписи (позволяет идентифицировать подписывающего удаленно и хранит его данные, включая биометрию, в зашифрованном виде в облаке) и инициативой создания единого удостоверяющего центра на базе ПАО «Ростелеком».

«Облачная ЭЦП означает в первую очередь возможность проводить сделки и получать финансирование через приложение на своем смартфоне, что делает факторинг интереснее для собственников и управляющих малого бизнеса, – говорит Виктор Вернов. – Наша бизнес-стратегия строится на том, чтобы в течение ближайших лет перейти на работу через mobile, поэтому для нас подобные инициативы крайне интересны и полезны».

Александр Прохоров согласен, что облачная усиленная электронная подпись – это удобный, мобильный и простой инструмент для клиентов, а хранить закрытый ключ на защищенном сервере будет лучше, чем на токене в ящике стола. «С другой стороны, появляется ряд очень важных вопросов, на которые пока не всегда есть ответы: проблемы обеспечения безопасности ключей, хранящихся в облаке, и обеспечение защищенного доступа к этим ключам», – отмечает эксперт.

Леонид Култыгин и Сергей Авдюхин поддерживают создание единого удостоверяющего центра – это упростит проверку валидности подписей и уберет проблемы роуминга, возникающие при работе участников факторинговой сделки с разными удостоверяющими центрами. «Это переход на новый уровень взаимоотношений в правовой сфере, – отмечает представитель «Сбербанк Факторинг», – ускорятся согласования как внутри компаний, так и между организациями, станет возможным подписание логистических документов».

Параллельные платформы

Не менее внимательно рынок факторинга присматривается к проектам перевода в электронный вид закупок госкомпаний и создания маркетплейса финансовых сервисов ЦБ РФ. Оба проекта выйдут из стадии пилота в январе 2019 года. При этом ни в одном из них, как выяснил «Профиль», факторы напрямую не участвуют.

По словам Виктора Вернова, который также возглавляет Ассоциацию факторинговых компаний, сейчас рынок занят подготовкой к работе в сегменте госфакторинга. Сергей Авдюхин полагает, что факторы либо создадут свое решение для госсектора, либо войдут в партнерство с одной из восьми аккредитованных Минфином электронных торговых площадок (ЭТП). Сделать это будет просто – с 1 января 2019 года обеспечение по закупкам госкомпаний у малого бизнеса переводится с ЭТП на специальные счета в 18 банков, две трети из которых предлагают клиентам факторинг сами или через дочерние компании.

Интерес к маркетплейсу ЦБ у факторов появится не раньше, чем на нем будут представлены услуги для юридических лиц, считает Михаил Окунев. Пока же платформенные решения у факторов свои, в том числе с использованием технологии блокчейн. Например, проект «Сбербанк Факторинг» и «М. Видео» по верификации поставок: «Мы собрали большое количество материала, получили опыт использования технологии и работаем над модернизацией нашей блокчейн-платформы», – говорит Леонид Култыгин.

МКК «СимплФинанс» участвует в работе другого маркетплейса, на котором, по словам Сергея Авдюхина, планирует предоставлять весь спектр финансовых услуг для МСБ, не ограничиваясь факторингом.

Виктор Вернов видит хорошие перспективы в сотрудничестве с маркетплейсом ЦБ и платформой «Мастерчейн» по обмену данными для электронного факторинга, однако, по его мнению, в ближайшие два года в результате конкуренции из многообразия проектов наилучшие и самые привлекательные выберут клиенты факторов. Это и определит вектор развития электронного факторинга.

КОНТЕКСТ

25.08.2018

Проблемы малого роста

На рынке факторинга нет проблем с ликвидностью, но заканчиваются клиенты и не увеличивается прибыль

20.03.2018

Приготовился к рывку

Конкуренция крупных игроков обеспечила рекордный рост факторинга в 2017 году, но перспективы рынка зависят от малых и средних клиентов

19.09.2017

Только для избранных

Факторинг растет в объемах, но по-прежнему почти недоступен для малых и средних компаний. Поможет ли «малышам» изменение законодательства о факторинге?

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас