Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 96
logo
09.11.2014 |

Приключения в театре света

Репортаж из готовящегося к открытию Электротеатра Станиславский

Репетиция спектакля Ромео Кастеллуччи «Человеческое использование человеческих существ» Фото: Р.Кастеллуччи

На смену Московскому драматическому театру им. К.С. Станиславского пришел Электротеатр Станиславский, который в прошлом году возглавил новый художественный руководитель Борис Юхананов. В преддверии открытия, намеченного на 26 января, мы побывали в театре, в котором завершается масштабная реконструкция и понаблюдали за его скрытой пока от посторонних глаз жизнью.

Электротеатр

Голубоватый фасад здания Московского драматического театра им К. С. Станиславского, что в самой середине Тверской, за последний год почти не изменился. Разве что исчезла вывеска располагавшегося в фойе ресторана — для избалованных изобилием и привычным к непостоянству своего города москвичей эта перемена вряд ли чувствительна. Самый внимательный, пожалуй, заметит еще новый логотип в форме лампы накаливания с подписью «Электротеатр Станиславский», возможно, немного удивится непонятному сочетанию слов и побежит дальше по своим делам. Меж тем за этим фасадом разворачивается жизнь, гораздо более насыщенная и разнообразная, чем на вечно спешащей, шумной и нетерпеливой главной улице Москвы.

Фото: Алексей Лерер
Репетиция спектакля Теодора Терзопулоса «Вакханки»Фото: Алексей Лерер

Название «Электротеатр Станиславский» придумал новый художественный руководитель Борис Юхананов, пришедший в сюда в прошлом году с амбициозным проектом преобразования и развития театра. Мы с фотографом проходим в здание со служебного входа, поднимаемся по лестнице  в административную часть. Здесь не видно следов ремонта, лишь легкий запах краски в воздухе и редкие отпечатки строительной пыли на полу. Нашим гидом выступает Михаил из пресс-службы, он проводит нас к окну на последнем этаже, откуда хорошо видны другие здания уже почти готового театрального комплекса.

Борис Юхананов
Режиссер, педагог, художественный руководитель Электротеатра Станиславский. Окончил Воронежский институт искусств по специальности «актер театра и кино» (1979) и ГИТИС по специальности «режиссер драмы» (мастерская Анатолия Эфроса и Анатолия Васильева, 1986). Создатель первой в СССР независимой театральной группы «Театр — Театр» (1985), со-основатель кинематографического движения «Параллельное кино» (1986). Осуществил более сорока театральных постановок в России и Европе. Автор видеоромана в 1000 кассет «Сумасшедший принц» (1986-1993), документальной видеомистерии «Назидание) (2010) и ряда других видеоработ.

 

— Постройки соединяются системой галерей и переходов, по некоторым из них можно перемещать огромные декорации,— объясняет нам Михаил. — В основном здании оборудовано шесть новых репетиционных залов общей площадью почти в 500 квадратных метров. Раньше их здесь не было. В соседних корпусах  — производственные мастерские и цеха, склад декораций и театральный пошивочный цех, оборудованный по последнему слову техники, уступающий, пожалуй, только Большому театру и Музыкальному театру Станиславского и Немировича-Данченко, — добавляет он, подчеркивая масштабность проекта. 

Из другого окна нам открывается вид на стройку малой сцены с раздвижной фасадной стеной, благодаря которой двор может трансформироваться в зрительный зал. Также открытое общественное пространство можно будет использовать как место для театральных постановок и перформансов.

Извилистым путем пробираемся в основной зал — его реконструкция уже близка к завершению, но работы идут полным ходом. Мы рассматриваем его с исторического балкона, откуда видна оборудованная под потолком сложная система из сотни лебедок, позволяющая перемещать декорации любой сложности во время спектакля. Сцена и зрительные ряды могут быть смонтированы в любой точке зала-трансформера — добавьте к этому облицовку стен из специального материала для улучшения акустики и новейшее световое и звуковое оборудование специальное программное обеспечение, способное воспроизвести сотни сценариев.

Фото: Василий Скворцов
Репетиция спектакля Александра Огарева «Анна в тропиках»Фото: Василий Скворцов

Мы направляемся в гримерки — совсем новые, но уже обжитые актерами. В выходной день эти комнаты выглядят пустынными, но легко представить, как они заполнятся разговорами, костюмами, листами с текстами ролей, ежедневно необходимыми артисту мелочами. В каждой есть душ и диван для отдыха. На одной из гримуборных значатся имена ее хозяев-корифеев сцены: В.Б. Коренев и В. А. Афанасьев. Гримерки для молодых артистов рассчитаны на более шумную компанию из пяти-шести человек. Теперь для подготовки к спектаклю у каждого актера есть свое постоянное место.

Юхананов

В кафе для сотрудников театра — большой стеллаж, до отказа забитый книгами — главным образом пьесами, которые приносят актеры после работы над ролью. Книги, которые не просто читают, а пропускают через себя, проживают с ними что-то важное, обладают особым обаянием. Здесь важен не столько сам текст, сколько история отношений этого потертого томика с его читателями, каждый из которых оказывается в невидимой, но абсолютно реальной связи со своими предшественниками. Так вещи служат проводниками между материальным миром и миром образов, который являет собой театр.

— Со Станиславским понятно, а что такое, собственно, Электротеатр? — спрашиваю я у Бориса Юхананова под аккомпанемент дрели за стенкой.

Он отвечает с энтузиазмом и какой-то детской порывистостью, хотя об этом ему приходилось говорить уже не раз:

— С одной стороны, это название отсылает к гению места.  В 1915 году в этом здании открылся первый московский фешенебельный электротеатр «Арс», так  тогда именовали кинотеатры. С другой стороны, в самом этом слове заложена некая игра корней, связанная со светом. И я подумал: как прекрасно, если театр будет называться Электротеатр, то есть театр света.

Юхананов рассказывает мне о ближайших планах театра: с января по июль 2015-го он готовится представить шесть премьерных спектаклей, два из которых — постановки таких мэтров, как Теодор Терзопулос и Ромео Кастеллуччи. «Вакханками» Терзопулоса Электротеатр Станиславский и откроется 26 января. Тонкий знаток античности, Терзопулос работает с древними архетипами, по-прежнему определяющими нашу жизнь, с глубинной памятью человечества, которая, как он считает, заложена в каждом из нас и которую надо открыть.

Фото: Алексей Лерер
ГримеркаФото: Алексей Лерер

Другой гений современности — Ромео Кастеллуччи — ставит для Электротеатра спектакль «Человеческое использование человеческих существ», навеянный мотивами знаменитой падуанской фрески Джотто «Воскрешение Лазаря».

— Спектакли Ромео уникальны, их невозможно пересказать, их нужно пережить как акт, — говорит Юхананов. Он произносит слова немного нараспев, с интонацией то ли сказителя, то ли старомосковского университетского профессора. Одно из его любимых слов — «приключение», которым он называет и художественную программу театра, и собственные, и чужие спектакли: «Я приглашаю артистов отправиться вместе со мной в приключение», «Я хочу, чтобы зрители присоединились к этому приключению». Он заражает своей увлеченностью, умением восхищаться другими людьми и невероятной энергией.

Юхананов продолжает рассказ: весной состоится премьера масштабного проекта «Золотой осел» — серия дебютных спектаклей молодых режиссеров по текстам Достоевского, Бунина, Чехова, Ибсена, Стриндберга, Бергмана и других авторов, смысловым стержнем которого станет одноименный текст Апулея. Сам он в этом сезоне выпустит трехдневную феерию «Синяя птица» по Метерлинку, в которой будет занята вся труппа театра, «Стойкий принцип» по Кальдерону, и оперный сериал «Сверлийцы» по собственному роману-опере, как он его называет. 

— Я хочу и буду работать с живыми композиторами, — поясняет Борис Юхананов все в стой же манере сказителя-профессора. —  У нас сложился замечательный тандем с Митей Курляндским, с группой СоМа («Сопротивление материала»), куда входит целая плеяда новых композиторов, таких как Сергей Невский, Алексей Сюмак, Борис Филановский, Алексей Сысоев, Владимир Раннев.

Мастерская

— Борис Юрьевич умеет вдохновить людей, — говорит главный художник театра Анастасия Нефедова, показывая альбом с эскизами костюмов к спектаклю «Синяя птица».  — Многие из этих эскизов я сделала прямо на репетиции, наблюдая, как актеры пробуются. Причем все они персональные, не просто костюм персонажа, а костюм для конкретного артиста в той или иной роли.

На вешалках в мастерской аккуратно развешаны почти готовые костюмы для «Синей птицы»:
— Это наша ведьма с абажурчиком на голове, а это Молоко с сумасшедшими бедрами, в которых будет специальный механизм, позволяющий ему кипеть, — костюм будет вздуваться и идти волнами.

Анастасия продолжает экскурсию по мастерской, показывая костюмы к постановке Ромео Кастеллуччи: современные пиджаки и брюки из тонкой шерсти, выполненные в той же бежеватой гамме, что и фреска Джотто. По ходу она рассказывает о технологии создания костюмов: сначала эскиз, потом конструктивная работа — подбор тканей, материалов, наконец сборка в цеху. 

— Обычно костюм отшивается с трех примерок, но какие-то конструктивно сложные вещи требуют большего времени. Для артиста примерка — часть работы, в этот момент у него тоже рождаются детали образа. Иногда примерки проходят очень забавно, актеры начинают тут бегать, дурачиться, и это отдельный спектакль.

Репбаза

Пока в здании театра завершается капитальный ремонт, репетиции идут на репетиционной базе недалеко от Белорусского вокзала — в старом здании из потемневшего от времени красного кирпича на территории, кажется, бывшего завода. Я попадаю на репетицию «Анны в тропиках» в постановке режиссера Александра Огарева. Действие пьесы американского драматурга Нило Круза разворачивается в 1929 году  на семейной табачной фабрике в небольшом провинциальном городке, куда приезжает молодой, красивый и образованный иностранец. Он устраивается на фабрику чтецом — дело в том, что традиционно процесс скручивания сигар на фабрике сопровождается чтением романов. Он выбирает «Анну Каренину», которая удивительным образом влияет на работников, проецирующих события романа Толстого на себя.

— Выходите аккуратно, но при этом не скромничайте, — говорит Огарев трем актрисам, играющим работниц фабрики. — Вы на своей территории, и вы должны сыграть так, чтобы он понял, что здесь все прекрасно, — репетируют самые первые сцены, приезд чтеца и знакомство с  обитателями фабрики. — Слишком официально, как будто на переговорах «Газпрома», нужно проще, легче, — снова поправляет Огарев одну из актрис, объясняя нужную интонацию и общий посыл. — Ты нагружаешь сцену историей, которой еще нет, представь, что вокруг никого нет, — обращается он к другому актеру.

Наблюдая за репетицией, я вспоминаю наш разговор с актрисой Аллой Казаковой, которую я попросила рассказать о работе с Теодором Терзопулосом.

— Теодор считает, что вся глубинная память человечества заложена в каждом, и актер — при помощи специальной физической и психической техники — становится проводником этих глубинных смыслов.

«Вакханки» Терзопулоса, фрагмент репетиции которого я видела в записи,  и «Анна в тропиках» принципиально разные спектакли — по идее, подходу, стилистике, и эта разнородность как раз одно из тех увлекательных приключений, о которых говорит Борис Юхананов. И для актеров, и для зрителей это возможность вступить в новые пространства, освоить незнакомый язык, выйти за рамки собственных представлений о себе, о мире, об искусстве. Театр многолик, это одновременно и реальность, и фантазия, и современность и история, он откликается на время, но осмысляет его не в фактах и цифрах, а в образах, мифологии, чувствах и смыслах. В этом его смысл — как, наверное, и жизни.

 

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

17.10.2014

«Я иду, чтобы быть живым»

Режиссер Иван Вырыпаев об НЛО, своем пути и постмодернизме

10.10.2014

Звуковая драма войны

Режиссер Владимир Панков — о Первой мировой как античной трагедии и актуальности Гомера

05.09.2014

Поколение сорокалетних без общей идеи

Режиссер Борис Хлебников о том, почему в регионах перестали мечтать о Москве, что значит «партизанское хозяйство» и как Путин стал героем российского общества

КОНТЕКСТ

30.09.2018

Афиша

1–7 октября 2018 года

05.08.2018

Ангарская сказка «Русского балета»

«Лебединое озеро» впервые поставили под открытым небом на берегу великой сибирской реки

17.03.2018

«Я оставлю театр крепко стоящим на ногах»

Театр для Олега Табакова значил намного больше, чем кинематограф

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас