Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода

Почему к «левому повороту в США» стоит относиться со скепсисом

Берни Сандерс и его сторонники

©MANDEL NGAN / AFP / East News

В последнее время все чаще можно услышать о левом и леводемократическом тренде в американской политике. В качестве доказательства существования таких тенденций приводятся, например, итоги последних выборов в конгресс. В этом году в палате представителей появилось несколько новых представителей Демократической партии, настроенных довольно радикально.

На одну из самых заметных фигур, Александру Окасио-Кортез, пресса и оппоненты уже навесили ярлык «социалист». Поводом для этого послужило то, что Окасио-Кортез выступает за обложение богатых новыми налогами ради снижения затрат американцев на медицину и образование. Представители левого крыла Демократической партии выступали и за более жесткое давление на президента Дональда Трампа, требуя его импичмента задолго до инициирования соответствующего процесса центристами во главе со спикером палаты представителей Нэнси Пелоси.

Другим признаком левого тренда считается радикализация дебатов внутри партии. Недавние дебаты претендентов на роль кандидата от демократов на выборах президента США показали, что новым фаворитом гонки стала придерживающаяся довольно левых взглядов Элизабет Уоррен. Пока неясно, получит ли Уоррен номинацию партии, но она уже потеснила центриста Джо Байдена и вышла на первое место в опросах общественного мнения.

Что же привело к появлению этого тренда? Можно сказать, что причиной послужило сочетание двух обстоятельств. Первое – неспособность Барака Обамы ответить на один из главных запросов его избирателей. Придя к власти на волне экономического кризиса 2008 года, он стабилизировал экономику, инициировал ряд реформ, но не сумел изменить политическую систему Соединенных Штатов. Она осталась корпоративно-центристской, работающей преимущественно на глобалистские элиты.

Второе – отчасти связанный с описанной выше неудачей Обамы процесс: реакция на правление Дональда Трампа. Дело здесь не только в эпатирующих расистских, антииммиграционных и прочих неполиткорректных заявлениях президента. Важную роль сыграло и то, что налоговая и инвестиционная политика Трампа отвечает в первую очередь интересам крупного бизнеса. Эта политика частично вернула общество в дообамовские, завершившиеся кризисом времена. Она оттолкнула от правящего класса не только бедных, но и желавших перемен представителей среднего класса.

Левые демократы надеются воспользоваться этими процессами и одолеть Трампа в 2020 году. Эти надежды отчасти связаны с тем, что на прошлых выборах эксцентричный миллиардер победил с незначительным перевесом. И это при том, что демократов тогда представляла Хиллари Клинтон – по убеждению многих, кандидат неэффективный и более слабый, чем левак Берни Сандерс. Последний фактически был обманут центристами, не получив номинации. Надежды на реванш подогреваются и новостями о происходящем за рубежом: сегодня по всему миру все чаще проходят выступления с требованием расширения социально-экономических прав.

Однако эти чаяния американских левых вряд ли сбудутся. Несмотря на атаки и развернутую против него кампанию импичмента, Трамп, скорее всего, продержится до выборов. А уже во время выборов президенту как минимум будет чем ответить сделавшим ставку на его очернение демократам. Более того, сама ставка может в конечном счете навредить больше самим демократам, чем Трампу, поскольку они так и не сумели доказать ни его «сговор» с Россией, ни то, что попытка надавить на президента Зеленского («Украинагейт») заслуживает импичмента. При этом демократы не осудили деятельность сына Джо Байдена Хантера, оказавшегося в совете директоров крупнейшей энергетической компании Украины «Бурисма» вскоре после смены власти в Киеве и перехода страны под патронат Соединенных Штатов. Уже и сам Хантер признал, что сделал неверный выбор. Но истеблишмент Демократической партии продолжает воздерживаться от комментариев по этому поводу, храня верность Байдену-старшему.

При этом демократы так и не сформулировали общенациональной программы в интересах широких слоев населения. Инициативы левых, предлагающих более радикальные, чем центристы, решения, нередко воспринимаются партийным центром как раскалывающие организацию. Кроме того, реализация этих предложений дорого обойдется казне, что грозит осложнением отношений Демпартии с Уолл-стрит. Среди этих задумок – государственное здравоохранение, налог на богатство, отмена студенческих долгов и опора на новые, экологически чистые источники энергии. Крупный бизнес едва ли поддержит левого кандидата и, скорее, предпочтет ему Трампа. Без массового левого движения ожидать серьезных перемен не приходится.

Малоосновательны и надежды на мировой тренд левого популизма. Америка – не Европа и не Евразия. В Соединенных Штатах традиционно с недоверием относятся к левой идее. В основе своей «американская мечта» – это идеология низовой политической инициативы и индивидуального процветания. В ней мало места сильному, помогающему бедным государству. За последние десятилетия корпоративная Америка создала немало программ социальной помощи. Но эти программы являются не столько социальными лифтами, сколько своего рода попыткой откупиться от бедняков. При этом опросы показывают, что американцы гораздо больше, чем европейцы, склонны считать бедность результатом лени, а не стечения социальных обстоятельств.

Поэтому наблюдаемый сегодня леводемократический тренд – это не столько поворот, сколько недоворот американской политики. Осмысление этого тренда важно прежде всего в контексте понимания политического кризиса Соединенных Штатов. Полевение страны – это не долговременная тенденция, а временный результат политической поляризации. Вполне возможно, что поляризация продолжит усиливаться и после выборов 2020 года. Особенно если правящие элиты столкнутся с угрозой экономического спада и попытаются урезать социальные программы. В этих условиях возрастет политический потенциал левых.

Но до этого пока далеко. По-настоящему заметных лидеров левые не породили. Они по-прежнему не представляют собой влиятельной и консолидированной силы. Разговоры о трансформации Демократической партии преждевременны. Ставки на импичмент и внешнего врага производят впечатление компенсаций за неспособность мобилизовать общество вокруг позитивной программы. Апелляции к «русской угрозе» выглядят жалко и неубедительно. Шельмование верхушкой партии тех ее членов, кто не симпатизирует традиционному истеблишменту – например, Тулси Габбард, – не способствует укреплению авторитета Демпартии в глазах избирателей. Чернуха чернухой, но прагматичные американцы хотели бы практических решений и привлекательных альтернатив.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK