23 февраля 2019
USD EUR
Погода

Почему президенту Макрону не удается утихомирить «желтых жилетов»

Shutterstock / Fotodom

После очередного, уже девятого «дня мобилизации», устроенного «желтыми жилетами» во Франции, президент Республики Эммануэль Макрон обратился к нации с открытым письмом. Текст послания готовился в строжайшей тайне, а правки в него вносились вплоть до момента публикации. В прошлом лишь двое французских лидеров использовали такую форму общения с народом – Франсуа Миттеран в 1988–м и Николя Саркози в 2012 году. Правда, они делали это в момент предвыборной кампании, борясь за переизбрание. В причинах, вынудивших Макрона обратиться к народу, последствиях этого шага и особенностях самого послания разбирался «Профиль».

Вам письмо

«Дорогие француженки, французы, мои дорогие сограждане! В периоды сомнений и неопределенности, как тот, через который мы проходим сейчас, нам следует вспомнить о том, кто мы такие. Франция – необычная страна. Несправедливость здесь воспринимается острее, чем где бы то ни было, а необходимость взаимопомощи и солидарности – сильнее».

Этими словами Макрон начал свое обращение к нации. Он перечислил все блага, которые присущи жизни во Франции, – безопасность, обеспеченность граждан доступом к образованию, всеобщие равенство и братство, свобода мысли и вероисповедания. «Разве можно не гордиться тем, что ты француз?» – задал президент риторический вопрос.

А после перешел к изложению стоящих перед Пятой республикой вызовов. Макрон констатировал, что многие его сограждане испытывают «неудовлетворенность и гнев», поскольку налоги слишком высоки, зарплаты низки, а возможности в реальности неравны и зачастую зависят от происхождения гражданина.

«Всем хочется иметь более процветающую страну и более справедливое общество. Я разделяю это нетерпение. Мы хотим общества, в котором для успеха нужны не связи и деньги, а упорство и труд», – уверял Макрон.

Но насилие – не тот метод, с помощью которого можно достичь этой цели. Все противоречия, продолжил президент, должны быть сняты путем диалога. А вестись он будет в формате общенациональных дебатов, которые продлятся до середины марта.

Не получилось

В своем письме президент призывал французов принять участие в обсуждении около 30 вопросов. Темы были определены 10 декабря, когда Макрон обратился к нации по телевидению: налогообложение, социальная модель, демократия, институты, экология, иммиграция, секуляризм. Глава государства пообещал, что «сделает выводы» из этих беспрецедентных консультаций.

Макрон также заверил, что в дискуссии не будет «запретных тем». «Мы не сможем во всем сойтись, но это нормально, такова демократия. Зато мы покажем, что мы – народ, не боящийся обмениваться мнениями», – утверждал он. Однако, как отмечает France 24, Макрон «все же провел несколько красных линий, например, не сказав ни слова о пересмотре реформы налогообложения (ISF)». «Профиль» уже писал, что, заменив солидарный налог на состояние налогом на дорогую недвижимость, Макрон, по сути, вывел из-под фискальной нагрузки акции, облигации и другие ценные бумаги, что, по мнению критиков, стало подарком наиболее состоятельным гражданам. Именно за эту реформу Макрон получил прозвище «президент богачей».

Еще один не подлежащий обсуждению вопрос для Эммануэля Макрона – о праве на получение официального статуса беженца. Кроме того, в письме не упоминаются другие моменты, которые власти не хотят обсуждать, например, возвращение смертной казни или запрет на аборты. В тексте послания также не говорится о механизме реализации предложений граждан. Так, об инициативе проведения в стране множественных референдумов, выдвинутой рядом министров, в обращении нет ни слова.

Вероятнее всего, пиарщики и спичрайтеры Макрона рассчитывали, что его послание если и не принесет мир французскому обществу, то хотя бы погасит на какое-то время страсти. Однако эффект получился обратный. Послание тут же вызвало шквал критики.

«Письмо Эммануэля Макрона пустое. Оно не затрагивает тему распределения богатств, и мы должны продолжать сокращать государственные расходы. В вопросах демократии все темы открыты для обсуждения, кроме роли президента Республики. Слабый и предсказуемый», – написал в Твиттере бывший кандидат в президенты Франции от Социалистической партии Бенуа Амон. Николя Дюпон-Эньян, президент Debout France («Франция на ногах»), заявил, что Макрон «только стремится выиграть время». А изгнанный из рядов «Национального фронта» депутат Европарламента Флориан Филиппо написал твит, что глава государства ничего не сказал о взаимоотношениях с Брюсселем (Евросоюзом).

«Желтые жилеты» от участия в общенациональной дискуссии не отказались, однако в Фейсбуке многие из них о письме президента отозвались крайне пренебрежительно.

Снова на гребне волны

Но главным оппонентом хозяина Елисейского дворца остается Марин Ле Пен. За время, прошедшее после президентских выборов 2017 года, проигравшая Макрону во втором туре Ле Пен успела сделать многое. Во‑первых, провести ребрендинг партии. Теперь бывший «Национальный фронт» именуется «Национальное объединение» (НО). Во‑вторых, Марин Ле Пен уже в июне 2017‑го (то есть практически сразу после поражения в президентской гонке) стала депутатом Национального собрания Франции. Наконец, ей удалось провести чистку рядов – из партии по тем или иным причинам ушли несколько спорных фигур. При этом к Ле Пен примкнули несколько политиков «первого ряда», среди которых № 1, безусловно, – Тьерри Мариани. Как написала газета Le Monde, «вступление министра правительства Саркози стало для ультраправой партии возможностью показать, что «объединение» для нее – не просто название».

После такой перегруппировки сил лидеру НО оставалось лишь дождаться удобного момента для перехода в наступление. Прекрасным поводом для политической атаки стали выступления «желтых жилетов».

Появление такого мощного движения, как «жилеты», стало для всех неожиданностью. Власти явно не знали, что протестный потенциал населения находится на столь высоком уровне. В итоге в первое время они пребывали в растерянности и никак не реагировали на массовые беспорядки. За это протестующие и пресса прозвали Макрона «елисейским молчуном».

Поначалу «желтые жилеты», не имеющие организационной формы и лидеров, не предъявляли никаких требований, за исключением отмены повышения акцизов на топливо. Однако уже в конце ноября активисты движения опубликовали манифест из 25 пунктов, в котором были не только экономические требования, но и политические. Например, проведение референдума по выходу из НАТО, пересмотр членства в ЕС, пересмотр миграционной политики. Эти пункты были как будто скопированы с тезисов предвыборной программы Меланшона и Ле Пен. Однако ни тот, ни другая о причастности к движению не заявляли, хотя оба давали понять, что разделяют требования протестующих.

Хотя Марин Ле Пен изначально не имела отношения к движению «желтых жилетов», она горячо поддержала требования манифестантов

Saпd Anas/crowdspark.com/TASS

Президент говорит, Ле Пен отвечает

Свое молчание Макрон прервал 10 декабря. В специальном телеобращении он заявил, что объявляет в стране чрезвычайное экономическое положение, а также анонсировал ряд уступок. Например, пообещал повысить минимальную зарплату на 100 евро в месяц начиная с мая 2019 года, налоговые вычеты для тех, кто зарабатывает менее 2000 евро в месяц, отменить налог на доход за сверхурочную работу и так далее. Общая стоимость этих инициатив составит 10 млрд евро.

Выступление главы государства раскололо французское общество практически пополам. Согласно соцопросам, примерно половина граждан сочли предложения Макрона правильными, 45% населения посчитали его инициативы подачкой и высказались за продолжение протестов.

Уже на следующий день после телеобращения Макрона Марин Ле Пен буквально обрушилась с яростной критикой на президента. «Столкнувшись с протестом, Макрон отказывается от части своих налоговых ошибок, и это хорошо, однако он не хочет признавать, что оспаривается его модель (управления страной)», – написала она в Твиттере. Ле Пен пояснила, что упомянутая модель характеризуется «дикой глобализацией», недобросовестной конкуренцией и массовой миграцией со всеми ее социальными и культурными последствиями.

Затишье перед бурей

Несмотря на острую политическую и общественную полемику, в канун рождественских и новогодних праздников протестная активность «желтых жилетов» снизилась и стало казаться, что движение выдохлось, а президентские инициативы умиротворили население. Однако уже первые выходные после Нового года показали, что эти предположения были ошибочны. В первый уикенд на улицы французских городов вышли 50 тысяч манифестантов, в следующий – более 80 тысяч. Противостояние разгорелось с новой силой.

На этом фоне Марин Ле Пен продолжила наступление на президента. «Причиной хаоса и насилия, с которыми стали ассоциироваться акции протеста «желтых жилетов», является исполнительная власть Франции», – заявила она в интервью Radio Classique. При этом Ле Пен отметила, что ситуация ужасна тем, что и протестующие, и противостоящие им стражи порядка – граждане Франции, чьи «надежды, опасения и даже заботы» схожи.

Практически сразу после этих заявлений «Национальное объединение» опубликовало свой план выхода из политического кризиса, состоящий из нескольких пунктов. Первое предложение партии – провести голосование по поправкам, которые бы восстановили «представительную демократию во всей ее полноте и эффективности путем введения полного пропорционального представительства на выборах в законодательные органы, сокращения числа парламентариев и установления референдума гражданской инициативы». Кроме того, партия Ле Пен предложила распустить нижнюю палату парламента (Национальное собрание) и провести новые выборы в законодательные органы, которые позволят восстановить мирную демократию с обновленными плюралистическими институтами. Кроме того, предложено ввести во фран-цузское законодательство процедуры референдума гражданской инициативы.

Впрочем, уже 13 января, выступая перед своими сторонниками в Париже, Ле Пен сказала, что им надо быть решительнее. Политик призвала идти в наступление на «забаррикадировавшегося хозяина Елисейского дворца», чье «правление подходит к концу», поскольку тот «некомпетентен» и «оторван» от «здравого народного бунта «желтых жилетов». «Именно он в первую очередь виноват в том, что все так получилось!» – заявила Ле Пен под выкрики собравшихся «Макрона в отставку!».

Любопытно, что этот призыв прозвучал на фоне своеобразного «предупреждения». В эфире все того же Radio Classique бывший министр по делам молодежи и образования Франции Люк Ферри заявил, что полицейские должны использовать оружие в ответ на насилие со стороны протестующих. «Полицейским не создают условия для того, чтобы покончить с бесчинствами. Когда мы видим, как несчастного полицейского бьют ногами, пора уже силам правопорядка воспользоваться своим оружием, невозможно больше это терпеть! – сказал политик. – Пришло время остановить бандитов из числа ультраправых, ультралевых или родом из пригородов».

«Если я не ошибаюсь, у нас четвертая [по мощи] армия мира, и ей по силам положить конец этим гнусностям. Нужно называть вещи своими именами», – резюмировал Ферри.

Поводом для такого рода предложений послужил попавший на видео инцидент, имевший место во время одной из протестных акций. Его звездой стал выступающий на стороне «жилетов» экс-чемпион Франции по боксу, голыми руками избивший нескольких жандармов.

О накале вновь разгорающихся страстей может свидетельствовать и такой эпизод. Несколько протестующих, воспользовавшись автопогрузчиком, протаранили ворота одного из министерств, расположенных в центре Парижа, ворвались во двор, где побили зеркала у припаркованных лимузинов. В момент нападения в здании находился официальный представитель правительства Бенжамен Гриво, которого от греха подальше быстренько эвакуировали сотрудники службы охраны. После инцидента чиновник заявил: «Не на меня напали, а на Дом Франции». Вероятно, эти слова должны были произвести внушительное впечатление, но прозвучали, скорее, беспомощно.

Ощущение неуверенности в своих силах, похоже, испытывает и президент Макрон. В новогоднюю ночь, когда глава государства выступал по телевидению, по всей стране было мобилизовано почти 148 тысяч полицейских. В итоге французы стали ехидничать: дескать, президент даже по телевизору не может выступить без многочисленной полицейской охраны.

Меж тем в новом году Макрон начал поездки по стране, объявив их началом реализации программы «общенациональных дебатов». Первым пунктом назначения стал Гран-Бургероулд в Нормандии. Там французский лидер встретился с 600 мэрами городов и местными депутатами, чье мнение обещал услышать и учесть. При этом несколько десятков активистов, также решивших приехать на встречу, как пишет Le Monde, подверглись тщательному обыску, однако в город их так и не пустили. А за отказ снять желтые жилеты им пригрозили выписать штраф в размере 135 евро. Как выяснилось, еще накануне местная префектура издала распоряжение, ограничившее въезд в город для тех, кто в нем не живет и не работает. В общем, первая попытка услышать народ в ходе «дискуссии» оказалась, мягко говоря, странной.

Впрочем, судя по опросу, проведенному службой OpinionWay 15 января (в день начала турне), иллюзий по поводу инициативы Макрона респонденты не испытывают. В дебатах намерены участвовать около половины французов. И лишь треть из них полагают, что обсуждение проблем в подобном формате сможет остановить протестное движение. Ведь, как написал один из французских блогеров, «желтые жилеты» не крайне правые и не крайне левые, а крайне необходимые.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK