logo
31.08.2009 |

ПОСТПИКАЛЕВСКАЯ РОССИЯ: НОВАЯ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

2009 год, несомненно, станет самым непростым в истории постсоветской России. Несмотря на несравнимо более благоприятные внешние условия для развития экономики по сравнению с кризисным 1998 г., в этом году ситуация остается крайне тяжелой. По итогам I-го полугодия 2009 г. ВВП страны снизился на 10,1%, промышленное производство сократилось на 14,8%, инвестиции – на 18,2%. Если текущая негативная динамика сохранится и во II-м полугодии, то 2009 г. будет одним из наиболее провальных за последние сто лет: в прошлом столетии больший спад ВВП России фиксировался лишь в 1917 г. (–18,2%), в 1993 г. (–14,5%) и в 1995 г. (–12,7%).

Введение

2009 год, несомненно, станет самым непростым в истории постсоветской России. Несмотря на несравнимо более благоприятные внешние условия для развития экономики по сравнению с кризисным 1998 г., в этом году ситуация остается крайне тяжелой. По итогам I-го полугодия 2009 г. ВВП страны снизился на 10,1%, промышленное производство сократилось на 14,8%, инвестиции – на 18,2%. Если текущая негативная динамика сохранится и во II-м полугодии, то 2009 г. будет одним из наиболее провальных за последние сто лет: в прошлом столетии больший спад ВВП России фиксировался лишь в 1917 г. (–18,2%), в 1993 г. (–14,5%) и в 1995 г. (–12,7%).

Несмотря на выделение огромных, достигающих по некоторым оценкам, 10% ВВП, средств на финансирование мер поддержки экономики, в российском национальном хозяйстве пока незаметно сколь-нибудь существенных признаков оживления. Если в США во II-м квартале 2009 г. темпы сокращения ВВП снизились более чем в 6 раз по сравнению с I-м (с 6,4% до 1,0%), а в III-м квартале большинство экспертов ожидают рост экономики на 0,8-2,0%, то в России спад принимает затяжной характер. В отдельных секторах различия еще более очевидны. Если в КНР в I-м полугодии 2009 г. было продано на 48,0% больше автомобилей, чем год назад; в Великобритании в июне месячные продажи автомашин выросли на 57,0%, а в Германии – в 2,3 раза по сравнению с янва­рем 2009 г., то в России спрос стагнирует, а внутреннее производство тех же легковых автомобилей за первое полугодие-2009 сократилось на 60,0%.

К августу 2009 г. стало очевидным, что российское правительство не в состоянии проводить эффективную антикризисную политику. Предоставление огромных финансовых резервов для поддержки банковской системы и реаль­ного сектора экономики спровоцировало девальвацию рубля и уменьшение международных резервов страны, показав неспособность власти добиться роста кредитования экономики. Россия – единственная крупная экономика, в которой официальная ставка Центрального банка сохраня­ется на почти докризисном уровне (за время кризиса Банк Англии снизил ставку с 5,5 до 0,5%, ФРС – с 5,25 до 0-0,25%, а ЕЦБ – с 4 до 1%), а кредиты стоят существенно дороже, чем до начала кризиса, к тому же получить их стало значительно сложнее.

В отличие от западных стран и Китая, избравших в качестве своей стратегии поддержку отдельных отраслей и стимулирование потребительского спроса, правительство РФ выбрало «ручное управле­ние» экономикой и выделило 295 избранных, «системообразующих», предприятий, которые должны были получить соответствующую помощь. «Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерациина 2009 год» направлена не на модернизацию экономики или развитие предпринимательской инициативы, а на консервацию существующей сырьевой экономической модели в надежде на скорое восстановление мировых рынков, в первую очередь – рынков нефтяных фьючерсов и металлов. Стоит добавить, что «Программа» и не могла быть успешной, так как поддержка отдельных банков и ком­паний в условиях монополизированной и бюрократической экономики вряд ли поспособствовала бы удержанию на плаву их клиентов и контрагентов.

В США и Западной Европе акценты сделаны на усиление конкуренции, повышение эффективности производства, технологическое обновление, при этом власти признают, что часть неэффективных компаний дол­жна прекратить свое существование или сменить собственников. В России же политики неустанно повторяют, что не хотят перераспределения собственно­сти или национализации ведущих компаний. В этом усматривается критическая по своей значимости ошибка нынешнего политико-экономического курса, обусловлен­ная сложившейся структурой экономики, ошибка, способная привести к полному экономическому коллапсу.

{PAGE}

 

* * *

На протяжении всего постсоветского периода в России с разной степенью интенсивности формировались мощные финансово-промы­шленные группировки, владельцев которых принято называть «олигархами». На разных этапах олигархи использовали слабость или индифферентность властей для собственной выгоды. В середине 1990-х гг. им уда­лось выгодно приватизировать существенную часть государственной собственности; в начале 2000-х олигархические группировки первыми выиграли от стабилизации экономической ситуации и повышения сырьевых цен; во второй половине нынешнего десятилетия многие из них извлекли гигантские доходы из продажи государству ранее полученных активов.

В последние годы олигархические структуры установили практически тотальный контроль над российской экономикой (не­смотря на заверения властей об усилении роли государства и, соответственно, качественном ослаблении «олигархии»). Воспользовав­шись объективными (благоприятной конъюнктурой на мировых товарных и финансовых рын­ках) и субъективными (связями с высшими чиновниками правительства) факторами, они предельно расширили зону влияния. Более того, к частноолигархическим структурам (империям Олега Дерипаски, Романа Абрамовича, Алишера Усманова и других) добавились квазигосударственные олигархические группы (в первую очередь, превращающаяся в бесформенный набор разнородных активов госкорпорация «Ростехно­логии»). Все эти структуры сходны по методам и культуре управления, однако те из них, что принадлежат (по крайней мере, номинально) частным собственникам, обнаруживают три характерных черты, которые стали причинами особого характера экономического кризиса в России.

Во-первых, большинство этих компаний (а почти все они сейчас стали объектом финансовой опеки со стороны властей) de jure не являются российскими, так как их формальные собственники зарегистрированы вне налоговой территории РФ. Нужно заметить, что в США и евро­пейских странах государственная помощь таким компаниям оказывается только с санкции парламентов после гласного и профессионального изучения проблемы. В России же средства бюджета без лишних формальностей уходят на поддержку тех, кто давно вывел собствен­ные капиталы за рубеж.

Во-вторых, в последние годы во всех этих компаниях сформировался механизм перевода активов из корпоративной в личную собственность, спровоцированный, в частности, снижением налогов на дивиденды и личные доходы. Казалось бы, доходы богатейших россиян за счет введения плоской шкалы 13%-го подоходного налога стали легальными, но налоговой базой  стали не реальные доходы российских «капитанов бизнеса», а лишь та незначительная их часть, которую они готовы «признать» и задекларировать. При этом фактические доходы богатейших граждан страны по большей части аккумулируются на счетах оффшорных структур, через которые, в свою очередь, оплачивается основные расходы олигархов, связанные с личным потреблением.

В-третьих, бум на фондовом рынке и перевод значительной части финансовых активов российских предприятий в личную собственность их владельцев породили стремительный взлет корпоративных заимствований, ставших базовым источником финансирования инвестиционных программ взамен собственных средств. С января 2002 по 1 июля 2009 г. внешние обязательства корпоративного сектора выросли в 12,3 раза: с $23,9 млрд. до $294,4 млрд. Снижение капитализации российского фондового рынка, начавшееся в июне 2008 г., сделало многие крупные компании техническими банкротами.

{PAGE}

Все эти три обстоятельства обусловливают двойственное положение российского олигархата в кризисной ситуации. С одной стороны, он выступает экстер­риториальной силой, заинтересованной не в упрочении правовых норм в стране и стабилизации ее экономики, но в гарантировании безопасности собственных активов, в том числе за рубежом. С другой стороны, обеспечи­вая работой значительное число россиян и контролируя многочисленные и разветвленные производственные цепочки, он имеет возможность диктовать свою волю правительству и практически бесконтрольно распределять бюджетные средства. В результате значительная часть предоставляемой государством помощи никак не сказывается на состоянии отечествен­ной экономики, а власть все больше становится марионеткой в руках «равно­удаленного» от нее крупного бизнеса. Конечной целью олигархата, которая в последнее время становится все более очевидной, становится передача под контроль государства неэффективных предприятий, обремененных огромны­ми долговыми обязательствами. Для достижения этой цели олигархи уже не ограничиваются применением имеющегося административного ресурса. Круп­нейшие российские собственники при поддержке коррумпированных чиновников, представителей силовых структур и профсоюзных экстремистов, используя социальное недовольство трудовых коллективов своих предприятий, переходят к открытому шантажу исполнительной власти.

Яркий пример социального шантажа был продемонстрирован в ходе событий 2-4 июня 2009 г. в Пикалево Ленинградской области. В Пикалево премьер-министр Владимир Путин посчитал необходимым лично, при помощи «ручного управления» и массированных финансовых вливаний, временно решить одну из многочисленных проблем крупнейшего российского олигарха Олега Дерипаски. Тем самым Владимир Путин не только имплицитно передал в руки олигархата инициативу в формировании новой социально-экономической парадигмы, но и указал другим крупнейшим собственникам самый эффективный способ «принуждения государства к помощи» – использование для решения своих проблем публичных акций и выступлений работников предприятий, нередко ведомых профсоюзами, чьи интересы ситуативно совпадают с интересами собственников. Данный способ может использоваться повсеместно, олицетворяя наступление постпикалев­ской политико-экономической реальности.

В подтверждение данного тезиса, представим некоторые современные особенности российского олигархата.


I. Структура крупной собственности в России

В последние годы собственниками практически всех крупнейших отечественных предприятий стали оффшорные фирмы, контролируемые олигархами через несколько опосредующих звеньев. Институт оффшорной собственности позволяет решить сразу несколько задач: во-первых, исключить возможность рейдерского захвата, во-вторых, минимизировать налогообложение в собственной стране, в-третьих, используя законодательные лакуны, превращать средства, выведенные из собственных предприятий, либо в респектабельные иностранные инвестиции, либо в зарубежные активы.

В нынешней ситуации трудно определить, кто из ведущих олигархов стал «застрельщиком» процесса «оффшоризации», поэтому иллюстративный ряд начинается с упоминавшегося уже Олега Дерипаски исключительно из-за размеров активов, находящихся под контролем этого предпринимателя. Большая часть компаний, входящих в его «Базовый элемент», принадлежит Basic Ele­ment Ltd., зарегистрированной на о. Джерси. В свою очередь, Basic Element Ltdявляется 100%-й дочкой зарегистрированной на Британских Виргинских островах компании A-Finance, бенефициаром которой выступает сам Олег Дерипаска. Кроме Basic Element Ltd., на о. Джерси зарегистрированы также En+ и UC Rusal, полностью подконтрольные названному российскому олигарху. Отметим, что En+ принадлежит 56,8% акций UC Rusal, фактического владельца практически всех алюминиевых заводов России. Управляющая компания всех крупнейших алюминиевых предприятий России (RUSAL Global Management B.V.) также зарегистрирована в оффшоре, и возглавляет ее все тот же Олег Дерипаска.

{PAGE}

Следующим примером станет Роман Абрамович, также предпринявший при структурировании прав собственности на российские предприятия масштабную оффшорную комбинацию. В настоящее время владельцем трех предприятий черной металлургии, подконтрольных холдингу Evraz Group S.A. (ОАО «НТМК», ОАО «ЗСМК», ОАО «НКМК») является кипрская фирма Mastercroft Ltd, а, например, шахты «Распадская» кипрская же Corber Enterprises Ltd (таблица 3).

Учрежденная в 2002 г., Mastercroft Ltd. выступает операционной компанией холдинга Evraz Group S.A. (Люксембург), владеющего 100%-м пакетом ее акций. Контроль над Mastercroft Ltd. перешел к трастовому фонду Millhouse CapitalРомана Абрамовича 16 июня 2006 г., когда основные акционеры Evraz Group S.A. Александр Абрамов и Александр Фролов подписали соглашение о продаже контрольного пакета акций оффшора.

Еще одним примером будет ОАО «Холдинговая компания «Металлоинвест» (таблица 6), хотя в случае с «Металлоинвестом» никаких «многоходовок» не предпринималось. Его владельцы – кипрские компании: Gallagher Holdings Ltd. (50%), подконтрольная Алишеру Усманову, Seropaem Holdings Ltd. (30%), подконтрольная Андрею Скочу и Coalco Metals Ltd. (20%), подконтрольная Василию Анисимову. И если с оффшорной структурой собственности «Металлоинвеста» вопросов не возникает, то схема распределения собственности холдинга внутри России замысловата: ОАО «ХК «Металлоинвест» является учредителем ОАО «ОЭМК» и ОАО «Лебединский ГОК», в свою очередь, ОАО «Лебединский ГОК» является единственным владельцем ОАО «Михайловский ГОК», а тот – 100%-м собственником ОАО «Ура­льская сталь». 

Права собственности на другие российские производственные активы также оформлены без лишней оригинальности. Например, акции ОАО «Северсталь» (таблица 7) в основном принадлежат кипрским Astroshine Ltd. (20,0%), Pearlgreen Ltd. (20,0%), Loranel Ltd. (20,0%) и Rayglow Ltd. (10,9%). Само ОАО «Северсталь» является единственным учредителем ООО «Холдинговая горная компания», выступающего 100%-м собственником ОАО «Карельский окатыш» и ОАО «ОЛКОН». Крупнейшими владельцами ОАО «Мечел» (таблица 8) являются снова кипрские Calridge Ltd. (12,4%), Bellasis Holdings Ltd. (9,2%), а также ряд нераскрываемых акционеров, номинальными держателями акций которых выступают ООО «Дойче банк» (35,0%), ЗАО «Депозитарно-Клиринговая Компания» (32,0%) и ЗАО «Ю Би Эс Номиниз» (6,2%). Наконец, контролирующими акционерами ОАО «ММК» являются Mintha Holding Ltd. (42,4%) и Fulnek Enterprises Ltd. (43,1%), тоже зарегистрированные на Кипре.

 

Структура собственности крупнейших компаний других видов экономической деятельности также преимущественно оффшорная. Например, в торговле ОАО «Седьмой континент» на 74,8% принадлежит кипрской фирме Pakwa Investments Limited. ОАО «Дикси Групп» на 51,0%   кипрской Dixy Holding Ltd., а еще на 10,2% Renaissance Securities (Cyprus) Limited. ОАО «Группа компаний «Виктория» на 37,4% Mercia Investments Ltd. и на 26,0% Chantrey Holdings Ltd (снова – Кипр). Наконец, структура собственников X5 Retail Group N.V. (Нидерланды) выглядит так: 23,1% акций принадлежат нидерландской Pyaterochka Holding N.V., 47,9% — «Альфа-Групп», 27,0% акций находятся в свободном обращении, а еще 1,9% — у менеджмента Х5. Как известно, компаниями, образующими «Альфа-Групп», являются ABH Holdings Corp. (Британские Виргинские острова) и CTF Holdings Ltd (Гибралтар).

По результатам краткого анализа структуры собственности крупнейших российских предприятий можно сделать как минимум три вывода. Первый фактические владельцы, то есть физические лица или «олигархи» не несут ответственности по социально-экономическим обязательствам подконтрольных российских компаний. Второй бенефициарами оффшорных структур, контролирующих значительную часть российской промышленности и сферы услуг (в частности, практически всю черную и цветную металлургию) могут быть и российские чиновники федерального и регионального масштаба. Третий в последние годы государство своим бездействием потвор­ствовало переводу прав собственности на крупнейшие промышленные активы России в оффшорные юрисдикции.

{PAGE}

Как известно, в оффшорных юрисдикциях российское налоговое законодательство не действует. Если нет договоров об избежании двойного налогообложения. Между Россией и Кипром такой договор есть Соглашение от 5 декабря 1998 г. «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал». Соглашение устанавливает налог на дивиденды в размере 5%, правда, в том случае, если на «кипрскую» компанию приходится не менее $100 тыс. (3,15 млн. рублей по курсу ЦБ России на 26 августа 2009 г.) вложений в капитал предприятия. Стандартная ставка налога на дивиденды, выплачиваемые российскими организациями иностранным организациям,   составляет 15% (п.3 ст.284 НК РФ), а для физических лиц-нерезидентов РФ – 30% (п.3 ст.224 НК РФ).

 

II. Дивидендная политика крупнейших российских корпораций

Проследим историю начисления дивидендов ведущими промышленными компаниями России в 2005-2008 гг. Фаворитом дивидендной гонки в эти годы стал Роман Абрамович и Evraz Group S.A. Начисленные дивиденды лишь по четырем рассмотренным в таблице 3 компаниям за эти годы составили 112,7 млрд. руб. Три других гиганта черной металлургии – ОАО Северсталь», ОАО «ММК» и ОАО «НЛМК» значительно отстали, начислив за рассматриваемый период соответственно 83,1 млрд. руб. (ОАО «Северсталь», ОАО «Карельский окатыш»), 68,6 млрд. руб. (ОАО «ММК») и 65,9 млрд. руб. (ОАО «НЛМК»). На этом фоне UC Rusal Олега Дерипаски выглядит скромно: по шести представленным в таблице 4 алюминиевым заводам начисленные дивиденды (включая выплаты по облигациям) составили «всего» 22,3 млрд. руб. К примеру, только ОАО «Мечел» за данный период начислило 33,8 млрд. руб.

Объяснений дивидендной «скромности» алюминиевого короля несколько. В качестве одной из версий в данном разделе упомянем использование «серых» схем при экспорте готовой продукции, при помощи которых можно обогащаться без публичной огласки. Как известно, в I квартале 2009 г. доля экспорта в общем объема продаж составила у ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» - 35,1%, у ОАО «СУАЛ» 61,3%, у ОАО «РУСАЛ Красноярск» – 80,0%, у ОАО «РУСАЛ Братск» 91,7%. Неудивительно, что экспорт продукции осуществлялся подконтрольными и зачастую аффилирован­ными с предприятиями-производителями структурами, так что значительная часть прибыли от экспортных операций оседала в оффшорах. Подобная практика характерна для предприятий не только цветной, но и черной металлургии: к примеру, основным экспортным трейдером ОАО «ММК» является фирма «MMK Trading AG», зарегистрированная в швейцарском кантоне Цуг, предоставляющем массу налоговых льгот своим резидентам.

Выяснить, сколько сырья и готовой продукции поставляется с использованием трансфертного ценообразования, для заинтересованных структур труда не составляет. Например, Счетная палата в процессе проверки угольной отрасли России выяснила: более 80% экспорта угля осуществляется с использованием оффшорных схем по ценам, отлича­ющимся от мировых на 30-54%. Здесь нужно напомнить, что в I-м полугодии 2009 г. по сравнению с тем же периодом прошлого года таможенные сборы в России снизились на 39,3%, однако незаконные экспортные схемы по-прежнему действуют (данные о динамике мировых рынков цветных металлов представлены в таблице 2).

При анализе дивидендной политики олигархических предприятий прослеживается еще одна закономерность: год от года на выплату дивидендов направлялась все большая часть чистой прибыли предприятий. Так, если на ОАО «Северсталь» доля начисленных дивидендов в 2005 г. составила 6,4% чистой прибыли, то в 2007 г. – уже 45,7%; на ОАО «ЗСМК» (Evraz Group S.A.) эти показатели составили соответственно 81,7% и 90,0%, а на ОАО «ОЭМК» («Металлоинвест») – соответственно 10,0% и 100,0%. Однако предприимчивее всех оказался контролирующий собственник ОАО «РУСАЛ Красноярск» Олег Дерипаска. 31 декабря 2008 г. единственный акционер Красноярского алюминиевого завода, ОАО «РУСАЛ» (где главой управляю­щей компании «RUSAL Global Management B.V.» также является Олег Дерипаска), принял решение о выплате дивидендов по итогам 9 месяцев 2008 г. в размере 8 955 805,0 тыс. руб. В то же время чистая прибыль завода по итогам 2008 г. была  на 260 838,0 тыс. руб. меньше начисленных дивидендов. Таким образом, дивиденды составили 103,0% чистой прибыли предприятия за 2008 г. Недостающая часть была покрыта за счет исчерпания резервного капитала предприятия. 

{PAGE}

Рассматривая дивидендную политику российских олигархов в 2008 г., можно обнаружить интересную особенность – практически все крупнейшие предприятия страны объявили о дивидендах по итогам либо шести, либо девяти месяцев 2008 г. Причем собрания акционеров (как правило, внеочередные) про­ходили в сентябре-октябре 2008 г., то есть когда было ясно, что кризис либо неминуем, либо он уже начался. При этом три предприятия Олега Дерипаски – ОАО «РУСАЛ Красноярск», ОАО «РУСАЛ Братск» и ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» – в 2005-2007 гг. о дивидендах не вспоминали вовсе, а по итогам 9 месяцев 2008 г. суммарно начислили 13,8 млрд. рублей. Это значит лишь одно: перед кризисом UC Rusal и его главный бенефициар Олег Дерипаска осознанно оставили свои предприятия без оборотных средств, необходимых для своевременного выполнения производственных, финансовых и социальных обязательств.

Впрочем, обвинять Олега Дерипаску во всех экономических «грехах» было бы не совсем справедливым. Еще более «ответственно» и «патриотично» по сравнению с UC Rusalпоступили в ОАО «Карельский окатыш» (дочерняя структура ОАО «Северсталь»). 13 ноября 2009 г. собственник ОАО «Карельский окатыш» принял решение о единовременном, сразу за несколько предыдущих лет, начислении 20,5 млрд. руб. дивидендов, хотя чистая прибыль «Ока­тыша» по итогам 2008 г. была в два раза меньше – 10,1 млрд. руб.

Под стать «Окатышу» поступили и на ОАО «НЛМК». 19 сентября 2008 г. там постановили начислить дивиденды по итогам 6 месяцев 2008 г. в размере почти 12,0 млрд. руб. И очень вовремя: ведь уже в IV-м квартале 2008 г. ОАО «НЛМК» получило непокрытый убыток в 3,3 млрд. руб.

В данном Докладе речь идет лишь о нескольких олигархических предприятиях. Однако, судя по тенденции, в начале кризиса абсолютное большинство российских компаний, принадлежащих «патриотически» настроенным олигар­хам, осталось без оборотных средств. По всей вероятности, именно преднамеренное изъятие из финансового оборота реального сектора экономики в совокупности сотен миллиардов рублей стало одной из причин того тяжелого финансово-эко­номического положения, в котором оказалась российская промышленность. Положения, которое, по мысли олигархов, должно исправлять государство.

 

III. Кредитная история

Как уже отмечалось, дивиденды, полученные российскими олигархами, частично возвращались в российскую экономику в форме иностранных инвестиций, однако приток таких инвестиций был на порядок меньше объема финансовых ресурсов, выведенных в оффшоры. Одним из немногих исключений является валютный займ, предоставленный в 2007 г. ОАО «Распадская» (Evraz Group S.A.) ирлан­дской фирмой Raspadskaya Securities Ltd. в сумме $300 млн. (несмотря на очевидные совпадения в названиях, ирландская компания не является ни аффилированным лицом, ни дочерним или зависимым обществом ОАО «Распадская»).

В настоящее время практически вся задолженность ОАО «Распадская» по кредитам и займам (99,2%) приходится именно на этот займ. Валютная ссуда, полученная на 5 лет, в рублевом эквиваленте по состоянию на 31 марта 2009 г. составляла почти 10,5 млрд. рублей. Из данных таблицы 3, характеризующих, в том числе финансово-хозяйственные показатели «Распадской», видно, что вплоть до срока погашения (май 2012 г.) 4,1 тыс. работников одного из крупнейших угольных предприятий страны будут работать исключительно на возврат этих средств. Если только истинные хозяева ирландской фирмы не пролонгируют договор.

Обратимся к структуре задолженности по кредитам и займам некоторых олигархических предприятий. По состоянию на 31 марта 2009 г. суммарная задолженность по кредитам и займам трех представленных в таблице 3 предприятий Evraz Group S.A. (ОАО «НТМК», ОАО «ЗСМК» и ОАО «Распадская», публичные данные по ОАО «НКМК» в этой части отсутствуют) составляла 54,4 млрд. руб., в том числе задолженность со сроком погашения до 1 года – 35,9 млрд. руб. Однако стоит напомнить общую сумму дивидендов Evraz Group S.A., полученных от этих предприятий в2005-2008 гг.: 109,6 млрд. рублей. Эти дивиденды в 2,0 раза превышают суммарную задолженность и в 3,1 раза – краткосрочную. По итогам I квартала 2009 г. все три означенных предприятия убыточны, и шансы расплатиться по кредитным обязательствам у них минимальны.

{PAGE}

Еще более удручающая ситуация складывается в холдинге «Металлоинвест». На 31 марта 2009 г. суммарная задолженность по кредитам и займам достигла у предприятий холдинга 185,5 млрд. руб., при этом в течение года нужно погасить почти 49,0 млрд. руб. Очевидно, что госгарантий в 29 млрд. рублей, заявку на получение которых не так давно подал холдинг, хватит для решения чуть более половины всех краткосрочных кредитных проблем, в основном, со Сбербанком России. По итогам I квартала 2009 г. все предприятия «Металлоинвеста» также были убыточны.

Близко к катастрофическому и положение ОАО «Мечел». Совокупная задолженность холдинга по займам и кредитам на 31 марта 2009 г. составила 87,1 млрд. руб., а к возврату в течение года нужно приготовить 70,9 млрд. руб. Таких средств у убыточного по итогам I квартала 2009 г. ОАО «Мечел» в течение года, скорее всего не будет.

В конце 2008 г. и в первые месяцы 2009 г. нарастающие финансовые проблемы заставили пойти некоторых владельцев крупнейших российских предприятий на крайние меры. Например, в IVквартале 2008 г., по решению единственного учредителя, ОАО «РУСАЛ Бокситогорск» было вынуждено предоставить займ «связанным сторонам» в сумме 418,4 млн. руб. Между тем, 2008 г. и Iквартал 2009 г. ОАО «РУСАЛ Бокситогорск» закончило с непокрытыми убытками соответственно в 89,7 млн. и 26,3 млн. руб., а задолженность предприятия по налогам и сборам на 31 марта 2009 г. составила 14,7 млн. рублей. В январе 2009 г. другое предприятие UC Rusal, ОАО «РУСАЛ Ачинск», по решению един­ственного учредителя также было вынуждено предоставить займ «связанной стороне», но уже в сумме 3,6 млрд. руб. сроком на 1 год под 12,5% годовых. Заметим, что в течение года предприятию предстоит погасить кредиты на общую сумму в 229,7 млн. руб.

Олега Дерипаску не остановили даже многомиллионные долги его предприятий перед бюджетами. К примеру, на 31 марта 2009 г. задолженность ОАО «РУСАЛ Бокситогорск» по налогам и сборам составила 14,7 млн. руб., увеличившись за I квартал на 21,6%. Схожая ситуация сложилась и в ОАО «РУСАЛ Ачинск», где на 31 марта на 2009 г. задолженность по налогам и сборам составила 618,0 млн. руб. (прирост за квартал – на 11,7%). Тем не менее, займы были оформлены, и в настоящее время предприятия пытаются выполнять навязанные «единственным учредителем» условия.

По аналогичному сценарию развиваются события в «Металлоинвесте». Сначала 30 июня 2009 г. акционеры ОАО «Уральская сталь» приняли решение о предоставлении ОАО «Михайловский ГОК» займа в сумме 8,4 млрд.  руб. на срок до 15 декабря 2011 г. под 15% годовых. А в начале июля «внеочередные собрания акционеров» ОАО «ОЭМК», ОАО «Лебединский ГОК», ОАО «Михайловский ГОК» и все того же ОАО «Уральская сталь» оперативно приняли решения о предоставлении уже ОАО «ХК «Металлоинвест» займов по 5 млрд. руб. от каждого предприятия. Условия займов похожи как две капли воды: срок – до трех лет, процентная ставка – не выше ставки рефинансирования ЦБ, действующей на момент заключения договора (11%). Судя по всему, в «Металлоинвесте» пер­вым предприятием-банкротом со всеми вытекающими социальными последствиями станет именно «Уральская сталь» – градообразующее предприятие г.Новотроицк Оренбургской области. Впрочем, другие производства холдинга также можно отнести к потенциальным банкротам.

При анализе ситуации с задолженностью по кредитам и займам большинством аналитиков упускается из виду такой важнейший аспект, как поручительства, выданные предприятиями по обязательствам третьих лиц. Однако именно необходимость исполнить предоставленные поручительства может стать спусковым крючком банкротства многих олигархических предприятий. Хотя, как правило, сумма поручительств не превышает стоимость чистых активов рассматриваемых компаний.

Однако из всякого правила бывают исключения, и эти исключения – предприятия UC Rusal. Суммарный размер выданных поручительств превышает стоимость чистых активов у ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» – в 3,8 раза, у ОАО «РУСАЛ Красноярск» – в 4,3 раза, у ОАО «СУАЛ» – в 4,4 раза, у ОАО «РУСАЛ Братск» – в 5,4 раза. Это означает, что в случае необходимости поручительства исполнены не будут. Практику выдачи поручительств в объемах, в несколько раз превышающих стоимость чистых активов, следует считать финансовым мошенничеством.

{PAGE}

Из данных таблицы 4 вытекает, что абсолютная часть поручительств была выдана в обеспечение обязательств UC Rusal (от 63,6% у ОАО «РУСАЛ Братск» до 96,2% у ОАО «РУСАЛ Новокузнецк»). Без сомнения, эти поручительства относятся прежде всего к кредитам, предоставленным UC Rusal иностранными банками (общая сумма долга UC Rusal оценивается в $14 млрд., включая кредит Внешэкономбанка в $4,5 млрд., выданный под залог 25% акций ОАО «ГМК «Норильский никель», и порядка $2 млрд. Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка). В сложившейся ситуации единственным выходом из ситуа­ции представляется договоренность UC Rusal и консорциума из 72 западных банков о реструктуризации долга на общую сумму $7,4 млрд. на срок до 7 лет, недавно достигнутая в Париже. Впрочем, и в этом случае все структуры холдинга долгие годы будут работать лишь на возврат займов, потраченных (и это нельзя исключать) на погашение неких личных обязательств владельца холдинга, не отражаемых в финансовой отчетности.

Продолжая разговор о поручительствах, необходимо упомянуть, что в ноябре-декабре 2008 г. Evraz Group S.A. во Внешэкономбанке получил кредит для рефинансирования краткосрочной задолженности в размере $1,8 млрд. Первый транш ($1,0 млрд.) должен быть погашен 21 ноября 2009 г., второй ($0,8 млрд.) – 10 декабря 2009 г. В качестве обеспечения Evraz Group S.A. были предоставлены залог имущественных прав на получение экспортной выручки от ОАО «ЗСМК» и ОАО «НТМК» в размере $1 млрд. по каждому договору, а также поручительства ОАО «НТМК» и ОАО «ЗСМК» на условиях солидарной ответственности по $800 млн. каждое.

В I квартале 2009 г. и ОАО НТМК», и ОАО «ЗСМК» были убыточными, и даже выход на безубыточный уровень не позволит предприятиям в случае необходимости расплатиться по поручительствам. Кроме того, экспортная выручка ОАО «НТМК» и ОАО «ЗМСК» в I квартале 2009 г. составила соответственно 5,0 млрд. и 5,1 млрд. рублей, что при сохранении текущих ценовых тенденций на рынке черных металлов (таблица 1) не позволит выполнить обязательства за Evraz Group S.A. Дальнейшие события могут развиваться по двум сценариям: либо кредитный договор между Внешэкономбанком и Evraz Group S.A. будет пролонгирован, либо контроль над промышленными гигантами со всеми их обременениями перейдет к государству. 

По результатам краткого анализа кредитной истории некоторых российских олигархических предприятий можно сделать три вывода:

·         российских олигархов не остановит ни растущая задолженность перед бюджетами, ни перспектива невыплаты заработной платы работникам, ни отсутствие оборотных средств у собственных предприятий.

·         в олигархических холдингах уже идет отбор предприятий – первоочередных кандидатов на банкротство, тем более, что социальные последствия финансовой несостоятельности системообразующих предприятий государство обещало минимизировать собственными ресурсами.

·         крупнейшими фактическими собственниками в ближайшие полгода будет нанесен сокрушительный удар по банковскому сектору страны (основными российскими кредиторами данных предприятий являются Сбер­банк России, ВТБ, Банк Москвы, а также Альфа-Банк, Газпромбанк и ОРГРЭСБАНК), а государство будет вынуждено оказать многомиллиардную поддержку российским кредитным организациям во избежание общенационального социального взрыва или череды локальных социальных вспышек.

 

{PAGE}

IV. Структура издержек на олигархических предприятиях

Немаловажным фактором, приведшим к нынешнему плаченому положению крупных олигархических предприятий, является постоянный и устойчивый рост издержек производства на протяжении последних лет. Если в начале периода «тучных лет» от 35 до 40% российских предприятий ежеквартально отмечали повышение себестоимости своей продукции, то в 2005 г. таких было уже 63-66%, а в 2007 г. – более 85%. Причем масштабы подобного роста были и остаются очень значительными.

Так, например, в 2002 г. ОАО «Уралкалий» произвело 3,9 млн. т своей основной товарной продукции, хлористого калия, при общей себестоимости в 4,0 млрд. рублей. В 2008 г. объем производства вырос до 4,8 млн. т, а издержки – до 9,7 млрд. рублей, то есть удельные издержки выросли почти вдвое (в 2007-2008 гг. – почти на 40%).  В ОАО «РУСАЛ Братск», где рост производства товарного алюминия в 2004-2008 гг. составил 4,9% (1 002,0 тыс. т против 955,3 тыс. т), себестоимость произведенной продукции за тот же период выросла с 8,3 до 22,0 млрд. рублей, что означает рост удельных издержек в 2,7 раза. В строительной отрасли в 2005-2008 гг. прирост площади всех вводимых зданий и сооружений в среднем составлял 4,9%, тогда как стоимость произведенных работ росла на 52,7% ежегодно. Подобные примеры можно найти при анализе деятельности практически всех крупных предприятий России.

Отдельного упоминания заслуживают управленческие расходы, к которым принято относить заработные платы и премии высшего и среднего управленческого персонала, командировочные расходы, затраты на служебный транспорт, канцелярские товары, содержание офисов, оплату услуг аудиторских, страховых, юридических компаний, а также представительские расходы. На многих олигархических предприятиях объем управленческих расходов нескольких десятков менеджеров превышал объем средств, направленных на оплату труда многотысячных трудовых коллективов (ФОТ).

В 2008 г. на ОАО «РУСАЛ Красноярск» управленческие расходы составили 1786,7 млн. руб. против ФОТ в 1624,9 млн. руб. (превышение – 10,0%), на ОАО «Уралкалий» 2 798,5 млн. руб. против ФОТ в 2 457,0 млн. руб. (13,9%), на ОАО «РУСАЛ Ачинск» - 916,7 млн. руб. против ФОТ в 742,7 млн. руб. (23,4%).

Кризис значительно уменьшил объем средств, направляемых на оплату управленческих расходов. Например, по итогам I квартала 2009 г. на ОАО «РУСАЛ Ачинск» в сравнении с I кварталом 2008 г. управленческие расходы снизились на 7,7%, на ОАО «РУСАЛ Братск» – на 30,7%, а на ОАО «РУСАЛ Красноярск» – сразу в 2,6 раза.

Объяснение столь значительного сокращения управленческих расходов на ОАО «РУСАЛ Красноярск» кроется в принятии 31 декабря единственным акционером предприятия решения о выплате дивидендов по итогам 9 месяцев 2008 г. в размере 8 955 805,0 тыс. руб., о чем говорилось выше. Именно необходимостью выплатить дивиденды и объясняется столь существенное снижение (на 437,9 млн. руб.) управленческих расходов на предприятии. Нужно заострить внимание и на том, что данное снижение практически не отразилось на производственных показателях предприятия – по итогам I кв. 2009 г. в сравнении с тем же периодом 2008 г. выручка ОАО «РУСАЛ Красноярск» сократилась всего на 14,9%, что объясняется в первую очередь значительным падением мировых цен на алюминий, и только потом, возможно, уменьшением управленческих затрат. Удивляет другой факт - выручка сократилась всего на 14,9%, а налог на прибыль снизился в 17,3 раза или на 385,9 млн. рублей, что составило 8,1% недополученных платежей по налогу на прибыль красноярским краевым бюджетом.

Таким образом, кроме дивидендных выплат, экономии на налогах, использования «серых» схем при производстве и экспорте продукции, постоянно растущие издержки производства и непомерные управленческие расходы следует считать дополнительными инструментами вывода средств из России.

{PAGE}

 

V. Замечания к методологии олигархического бизнеса

Целью данного раздела не является концентрация внимания на фатальных ошибках, допущенных собственниками и менеджментом крупнейших предприятий в годы благоприятной сырьевой конъюнктуры. Также не имеет смысла говорить об упущенных возможностях модернизации и диверсификации производств. Более актуальным представляется раскрытие на конкретных примерах некоторых черт ведения бизнеса крупнейшими российскими предпринимателями.


Нарушения законодательства.

Первый пример. Выше уже говорилось о дивидендной «скромности» российского алюминиевого короля Олега Дерипаски. В качестве одного из возможных объяснений выдвигалась версия использования «серых» схем при экспорте готовой продукции. Теперь настало время предъявить конкретные претензии в нарушении законодательства менеджменту UC Rusal и управляющей компании российских алюминиевых заводов «RUSAL Global Mana­gement B.V.», возглавляемой Олегом Дерипаской.

В данном Докладе полная картина дивидендных выплат по всем алюминиевым предприятиям UC Rusal отсутствует в связи с тем, что доступ к публичной отчетности акционерных обществ холдинга ограничен ОАО «РУСАЛ Ачинск», ОАО «РУСАЛ Бокситогорск», ОАО «РУСАЛ Братск», ОАО «РУСАЛ Красноярск», ОАО «РУСАЛ Новокузнецк», ОАО «СУАЛ», а также ОАО «Полевской криолитовый завод» и ОАО «Южноуральский криолитовый завод». В то же время информация по таким крупнейшим российским алюминиевым заводам (АЗ), как Саяногорский АЗ, Хакасский АЗ, Богословский АЗ, а также по Иркутскому АЗ, Кандалакшскому АЗ, Волховскому АЗ, Волгоградскому АЗ, Надвоицкому АЗ (все входят в UC Rusal) не публикуется. Отметим, что по неполным данным из открытых источников общая сумма дивидендов, выплаченных предприятиями UC Rusal за период 2005-2008 гг. составила не $0,8 млрд., как следует из данных таблицы 4, а $8,2 млрд.

Обратимся к действующей нормативной базе. Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. №208-ФЗ «Об акционерных обществах» в п.1 ст.92 «Обязательное раскрытие обществом информации» предписывает: «Открытое общество обязано раскрывать: годовой отчет общества, годовую бухгалтерскую отчетность; проспект эмиссии акций общества в случаях, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации; сообщение о проведении общего собрания акционеров в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом; иные сведения, определяемые федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг».

Под «федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг», по всей вероятности, подразумевается Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР). Непредставление информации по вышеуказанным акционерным обществам является прямым нарушением Приказа ФСФР от 10 октября 2006 г. №06-117/пз-н «Положение о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг» (в частности, раздела V «Раскрытие информации в форме ежеквартального отчета», раздела VI«Раскрытие информации в форме сообщений о существенных фактах», раздела VIII«Обязательное раскрытие информации акционерными обществами»).

Из представленной информации следует, что действия главы управляющей компании «RUSAL Glo­bal Management B.V.» Олега Дерипаски можно трактовать как «уклонение от предоставления информации, содержащей данные об эмитенте, о его финансово-хозяйственной деятельности и ценных бумагах, сделках и иных опе­рациях с ценными бумагами, лица, обязанного обеспечить указанной информацией инвестора или контролирующий орган» (ст.1851УК РФ).

Аналогичные претензии можно выдвинуть в адрес ОАО «НЛМК», ОАО «НКМК» (Evraz Group S.A.), ОАО «КамАЗ», ОАО «ЗМА» (группа «Соллерс»). Очевидно, в России законодательство действует избирательно, отдельным российским предпринимателям и принадлежащим им предприятиям нарушать нормативную базу не возбраняется.

{PAGE}

Второй пример. Как опять же отмечалось в предыдущих разделах Доклада, на многих предприятиях существует значительная задолженность по налогам и сборам. Само по себе наличие такой задолженности нарушением законодательства не является, однако предоставление в этих условиях займов «связанным сторонам» можно трактовать как «уклонение руководителя организации от погашения кредиторской задолженности в крупном размере» (ст.177 УК РФ), поскольку кредиторская задолженность увеличивается не только перед бюджетом, внебюджетными фондами и персоналом, но и перед поставщиками и подрядчиками.

В условиях резкого снижения поступлений в федеральный и региональные бюджеты, по меньшей мере, странной выглядит позиция территориальных органов ФНС России в отношении некоторых предприятий той же UC Rusal. Так, в отчетности  ОАО «РУСАЛ Ачинск» и ОАО «РУСАЛ Бокситогорск» отмечается, в течение трех лет, предшествующих дате окончания Iквартала 2009 г., эти организации не участвовали «в судебных процессах, которые могут существенно отразиться на финансово-хозяйственной деятельности», то есть налоговые претензии им не предъявлялись. Что же касается еще одного предприятияUC Rusal на территории Красноярского края, ОАО «РУСАЛ «Красноярск», то все судебные процессы, которые «могут существенно отразиться на финансово-хозяйственной деятельности предприятия», в основном касаются оспаривания итогов камеральных проверок в период 2002-2005 гг. Между тем, на 31 марта 2009 г. задолженность по налогам и сборам ОАО «РУСАЛ «Красноярск» составила 561,6 млн. руб.

Не исключено, что Инспекция ФНС по Красноярскому краю предпочитает не замечать указанные факты в связи с тем, что в апреле 2009 г. один из акционеров UC RusalМихаил Прохоров (доля возглавляемого им ОНЭКСИМа в уставном капитале UC Rusal оценивается в 14,0%) принял решение зарегистрироваться качестве постоянного жителя и налогоплательщика в поселке Еруда Северо-Енисейского района Красноярского края и заплатить порядка 16 млрд. руб. НДФЛ по месту новой регистрации. Не секрет, что эти средства на 13,8% увеличат доходы краевого бюджета и почти полностью покроют его дефицит. Нельзя исключать, что подобное решение Михаила Прохорова является результатом неформальных договоренностей с Олегом Дерипаской в части условий выполнения крупнейшим совладельцем UC Rusal обязательств по оплате ранее принадлежавшего Михаилу Прохорову пакета акций ОАО «ГМК «Норильский никель».

Цели применения данного метода очевидны – с одной стороны, сокрытие информации о реальном положении дел на предприятиях, с другой – решение собственных финансовых проблем за счет федерального и регионального бюджетов.

Публичный обман.

В пятницу 17 июля 2009 г. UC Rusalраспространил пресс-релиз об итогах деятельности компании в Iполугодии 2009 г. Уже в понедельник 20 июля 2009 г. информация, содержащаяся в пресс-релизе, была растиражирована в СМИ. В частности, газета РБК Daily в статье от 20 июля 2009 г. «Опора Rusal: сибирские заводы холдинга лучше всех подготовились к кризису» писала: «Между тем лучше всех себя чувствуют исконно русаловские предприятия, расположенные в Сибири: падение производства на них составило всего 4,5%. В компании это объясняют недавней модернизацией заводов, которая позволила им стать более рентабельными и экологичными».

Оценивать итоги деятельности UC Rusal в I полугодии не имеет смысла по причине недостатка публичной информации (причины описаны выше), однако представляется уместным проанализировать «недавнюю модернизацию исконно русаловских предприятий». В таблице 5 представлены некоторые показатели основных фондов четырех сибирских заводов компании и ОАО «СУАЛ».

{PAGE}

Сначала - о степени износа основных фондов. На начало 2007 г. (Росстат оценивает износ основных фондов на начало года) средняя степень износа по обрабатывающим производствам России составила 46,4%. Однако на всех заводах UC Rusal данный показатель был выше (от 53,8% на ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» до 62,4% на ОАО «РУСАЛ Братск»). На начало 2008 г., когда средняя степень износа по обрабатывающим производствам России снизилась до 46,0%, лишь на ОАО «РУСАЛ Красноярск» и ОАО «Русал Новокузнецк» степень износа была меньше (соответственно 32,1% и 42,7%), на двух других предприятиях, а также на ОАО «СУАЛ» износ по-прежнему превышал средний по стране. Отметим, что на начало 2009 г. степень износа основных фондов всех сибирских предприятий UC Rusal выросла, а в ОАО «СУАЛ» (не «исконно русаловском») наоборот снизилась.

Далее - об обновлении основных фондов. В 2007 г. наибольшее значение коэффициента обновления было достигнуто на ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» (26,3%), а в 2008 г. – на «не исконно русаловском» холдинге ОАО «СУАЛ» (18,9%). Добавим, что коэффициент выбытия на всех сибирских предприятиях UC Rusal в 2007-2008 гг. был меньше среднего по обрабатывающим производствам страны. Это свидетельствует о том, что на сибирских предприятиях UC Rusal проводилась не модернизация производства, а обычное введение дополнительных мощностей. Иными словами, увеличение производства алюминия осуществлялось экстенсивным способом, и никакой модернизации не проводилось. В условиях высоких мировых цен на алюминий главным было произвести и реализовать как можно больше продукции, а не задумываться о модернизации производства.

Целью применения олигархическими структурами данного метода является создание положительного публичного имиджа (притом, что досконально проверить представленные UC Rusal факты практически невозможно), что в последующем облегчит доступ к государственным финансовым ресурсам.

Получение бюджетных средств за счет  дочерних и зависимых обществ.

Наибольшее количество дочерних и зависимых обществ зафиксировано у ОАО «АВТОВАЗ» – 217, однако абсолютное большинство этих компаний относятся к сбытовой сети Волжского автозавода. Схожая картина наблюдается в системе 31 дочернего и зависимого общества ОАО «УАЗ»: все они в основном действуют в сегменте технического обслуживания продукции, а также в ЖКХ. Если рассматривать сферу дочерних и зависимых обществ с позиции их производственной ориентации, нужно выделить ОАО «Северсталь» и ОАО «ГАЗ» (холдинг «Базовый элемент»).

В число 47 дочерних и зависимых обществ ОАО «Северсталь» входят такие предприятия, как ОАО «Северсталь-метиз» (г. Череповец, Вологодская область), ООО «Промжилстрой» (г. Череповец, Вологодская область), ООО «Холдинговая горная компания» (г. Череповец, Вологодская область), ЗАО «Северсталь Трубопрофильный завод – Шексна» п.Шексна, Вологодская область), ЗАО «Ижорский трубный завод» (г.Санкт-Петербург), ООО «Дзержинский электрометаллургический завод» (г.Дзержинск, Нижегородская область), ЗАО «Северсталь – Сортовой завод Балаково» (г.Балаково, Саратовская область). Как видно, значительная часть этих компаний расположена в Вологодской области и встроена в единую технологическую цепочку материнской компании. Добавим, что финансовое положение ОАО «Северсталь» можно оценить как удовлетворительное (если вообще можно говорить об удовлетворительном состоянии в условиях кризиса). Стоимость чистых активов ОАО «Северсталь» достигает 299,8 млрд. руб., объем выданных поручительств не превышает 7,1% от стоимости чистых активов, а краткосрочная задолженность по кредитам и займам составляет всего 10,9 млрд. руб., и справиться с ней предприятие может без использования рефинансирования, реструктуризации или пролонгации.

{PAGE}

Принципиально иная ситуация в ОАО «ГАЗ». Из 51 дочернего и зависимого общества лишь незначительная часть является частью производственного процесса Горьковского автозавода (например, ярославские предприятия ОАО «Ярославский завод дизельной аппаратуры», ОАО «Автодизель» (ЯМЗ), ОАО «Ярославский завод топливной аппаратуры», ООО «Силовые агрегаты-Группа ГАЗ»). Деятельность остальных предприятий не имеет прямого отношения к производственному процессу ОАО «ГАЗ», а контроль над ними устанавливался,  прежде всего, с целью внеэкономического повышения капитализации «Базового элемента». К числу таковых нужно отнести ОАО «Саранский завод автосамосвалов» (г.Саранск, Республика Мордовия), ООО «КАВЗ» (г.Курган), ОАО «Канашский автоагрегатный завод» (г.Канаш, Чувашская республика), ООО «Ликинский автобус» (г.Ликино-Дулево, Московская область), ОАО «Голицынский автобусный завод» (п/о Большие Вяземы, Московская область), ОАО «Тверской экскаватор» (г.Тверь), ОАО «Автомобильный завод «УРАЛ» (г.Миасс, Челябинская область), ОАО «Ульяновский моторный завод» (г.Ульяновск).

В настоящее время все эти предприятия можно смело отнести к зоне социального риска, а некоторые из них используются руководством «Базового элемента» исключительно для получения «антикризисного» бюджетного финансирования и госгарантий. Например, 22 июля 2009 г. премьер-министр Владимир Путин объявил о том, что ярославский завод «Автодизель» получит кредит Внешэкономбанка на сумму 5,6 млрд. руб. для организации производства среднего дизельного двигателя семейства 530. Стоит отметить, что «Базовый элемент» и руководство его машиностроительного сектора по принципу «проси больше – дадут столько, сколько надо» подавали заявку на 10 млрд. руб. Учитывая полный контроль «Базового элемента» над «Автодизелем», можно не сомневаться, что часть выделенных средств будет потрачена не по назначению – на затыкание других финансовых дыр «Базэла», а это ставит под сомнение перспективы возврата кредита.

Другой схожий проект – план строительства автопроизводственных мощностей на Дальнем Востоке стоимостью в 1,8 млрд. руб., под который Внешэкономбанк выделил ОАО «Соллерс» (на 58,0% принадлежащему кипрской Newdeal Investments Ltd.) кредит сразу в 5 млрд. руб. Предполагается, что в год будет выпускаться до 15 тыс. автомобилей и будет создано более тысячи рабочих мест. Будет ли план реализован, покажет ближайшее время.

Однако представленные примеры не идут ни в какое сравнение с проектом по приобретению немецкого концерна Opel, в котором заявлены австрийско-канадский концерн Magna, Сбербанк России и, неявно, «Базовый элемент». В случае успешного завершения сделки руководство «Базового элемента» обретет еще один мощный рычаг давления на российские правительство с целью получения все новых финансовых ресурсов, так как на карте будет стоять, во-первых, международный престиж России и устойчивость российско-германских отношений, а во-вторых, выживание и дальнейшее функционирование «флагмана российского автопрома», каковым после приобретения технологий и ноу-хау «Опеля» будет позиционировать себя «ГАЗ». Добавим, что в результате сделки с «Опелем» заложниками интересов владельцев «ГАЗа» станут не только десятки миллионов налогоплательщиков, но и миллионы вкладчиков Сбербанка России.

К этому методу нужно отнести многочисленные прецеденты создания и использования в собственных целях социальной напряженности в трудовых коллективах (характерные примеры  - ситуации вокруг ЗАО «БазэлЦемент–Пикалево», ОАО «АВТОВАЗ» или ОАО «ГАЗ»), но об этом – ниже.

{PAGE}

Социальные аспекты.

Начнем с базовых показателей социальной политики олигархических предприятий – динамики заработной платы и среднесписочной численности персонала. По данным Росстата, в 2008 г. среднемесячная номинальная начисленная заработная плата (далее – заработная плата) в металлургическом производстве составила 18 003 рубля, в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых – 38 943 рубля, в добыче полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических – 22 954 рубля, в производстве транспортных средств и оборудования – 17 223 рубля. 

На предприятиях черной и цветной металлургии, представленных в таблицах 3,4,6-9 заработная плата в целом был выше средней по данному виду экономической деятельности за исключением ОАО «РУСАЛ Бокситогорск» (UC Rusal), где в 2008 г. данный показатель составил всего 14 133 рубля или на 21,5% меньше средней по отрасли. Справедливости ради нужно сказать, что в 2008 г. самая высокая заработная плата среди исследуемых предприятий также была зафиксирована в компании, принадлежащей UC RusalОАО «РУСАЛ Братск» 31 349 рублей.

Среди всех горно-обогатительных комбинатов, подпадающих под вид деятельности «добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических» наиболее высокая заработная плата зафиксирована на ОАО «Карельский окатыш» (холдинг «Северсталь») – 32 257 рублей. В то же время на ОАО «Михайловский ГОК» и ОАО «Лебединский ГОК» (оба – холдинг «Металлоинвест») в 2008 г. заработная плата была незначительно, но ниже среднего показателя по отрасли – соответственно 22 325 рублей и 22 856 рублей.

Наконец, на предприятиях по производству транспортных средств и оборудования (данные таблицы 10) лишь на ОАО «АВТОВАЗ» заработная плата в 2008 г. была выше средней по данному виду экономической деятельности (17 223 рублей) и составила 20 241 рубль. На двух других предприятиях: ОАО «ГАЗ» (холдинг «Базовый элемент») и ОАО «УАЗ» (ОАО «Соллерс»), заработная плата была ниже – соответственно 17 051 рубль (меньше на 1,0%) и 14 650 рублей (меньше на 14,9%).

Однако заработные платы на производственных предприятиях не идут ни в какое сравнение с заработными платами работников холдингов, управляющих их активами и разрабатывающих финансовую стратегию предприятий. В данном случае отметим ОАО «ХК «Металлоинвест» (таблица 6) и ОАО «Мечел» (таблица 8). В 2008 г. заработная плата каждого из 15 работников ОАО «ХК «Металлоинвест» составила 731 628 рублей в месяц или в 31,5 раза выше среднеарифметической заработной платы по четырем производственным предприятиям холдинга. В ОАО «Мечел» заработная плата каждого из 126 работников составила в 2008 г. 230 040 рублей в месяц, что в 11,9 раз больше, чем, к примеру, на крупнейшем предприятии холдинга ОАО «Челябинский металлургический комбинат». 

В I квартале 2009 г. по сравнению с 2008 г. динамика заработных плат была разнонаправленной: на одних предприятиях заработная плата снизилась (наибольшее снижение зафиксировано на ОАО «ГАЗ» – 27,2%, ОАО «Лебединский ГОК» – 25,8% и ОАО «УАЗ» – 21,2%), на других предприятиях увеличилась (наибольший прирост отмечен на ОАО «Северсталь» – 37,6%, ОАО «ОЛКОН» – 15,0% и ОАО «РУСАЛ Братск» – 11,8%).

Численность персонала на рассматриваемых предприятиях в I квартале 2009 г. в сравнении со средними показателями 2008 г. сократилась незначительно. Исключение лишь одно – ОАО «ГАЗ», где разница между средними данными по I кварталу 2009 г. и по 2008 г. в целом составила 5 346 человек (25,0%). На ОАО «СУАЛ» этот показатель составил 2 936 человек (14,1%), ОАО «Северсталь» – 2 863 человека (9,7%), на ОАО «НТМК» – 1 973 человека (10,9%), на ОАО «ЧМК» – 1 151 человек (6,4%). Вне всякого сомнения, осенью 2009 г. сокращения будут более значительными, так как предприятия приступят к жесткой оптимизации расходов, уповая на социальные гарантии государства, обещанные системообразующим организациям.

{PAGE}

В зоне повышенного социального риска сегодня находятся следующие предприятия (в скобках среднесписочная численность персонала в I квартале 2009 г.): ОАО «АВТОВАЗ» (104 115 человек), ОАО «ММК» (23 455 человек), ОАО «СУАЛ» (17 861 человек), ОАО «ЧМК» (16 921 человек), ОАО «Уральская сталь» (16 417 человек), ОАО «ЗСМК» (16 259 человек), ОАО «НТМК» (16 157 человек), ОАО «ГАЗ» (16 015 человек), другие олигархические предприятия, на которых численность работников превышает 10-11тыс. человек, а также значительная часть дочерних и зависимых обществ этих предприятий. Отметим, что данные структуры в подавляющем числе являются градообразующими, и любые сокращения способны существенно усложнить социальную ситуацию в этих городах. (В Приложении структурированы потенциальные очаги социального недовольства в регионах России).

Об общем количестве работников финансово-промышленных групп можно судить, в частности, по холдингу «Базовый элемент», где в авиационном, машиностроительном, ресурсном, строительном, энергетическом секторах и секторе финансовых услуг занято порядка 286,5 тыс. человек, в том числе в энергетическом секторе – более 130 тыс. человек, в машиностроительном секторе – более 100 тыс. человек.

О том, что российские олигархи все активнее прибегают к аморальному приему использования работников своих предприятий для давления на государство, свидетельствует не только пикалевский прецедент, но и события вокруг ОАО «АВТОВАЗ» (руководителя ГК «Ростехнологии» и председателя Совета директоров ОАО «АВТОВАЗ» Сергея Чемезова можно отнести к квазигосударствен­ным олигархам). Как известно, с начала августа на заводе остановлен главный конвейер, а руководство области поставлено в известность, что в ближайшие месяцы будет сокращено порядка 27 тыс. работников или 25,9% среднесписочной численности персонала по I кварталу 2009 г. Заметим, что без средств к существованию рискуют остаться не только сокращаемые работники, но и члены их семей, а это порядка 15% жителей города Тольятти.

Подобная перспектива вызывает активное недовольство как среди работников ОАО «АВТОВАЗ», так и среди жителей Тольятти. На заводе и в городе усиливается подогреваемое профсоюзными экстремистами социальное недовольство, и государство не может не реагировать на эти факты. При этом можно быть уверенным, что возможные акции протеста не будут подавляться силовыми методами, как это было на дальнем Востоке или на Алтае. Причина – не столько в коррумпированности олигархии и силовых ведомств, сколько в конечной цели истинных организаторов этих акций – получении посредством социального шантажа новых средств из бюджета.

Таким образом, схема действий обанкротившихся олигархов в условиях усугубляющегося экономического кризиса выглядит следующей.

Сначала крупнейшие российские собственники кредитуются во Внешэкономбанке и других государственных кредитных организациях.

Затем принимают активное участие в распределении средств, выделенных на реализацию «Программы антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год».

Следующий ход – получение государственных гарантий под любые устраивающие правительственных бюрократов проекты.

После исчерпания и этого ресурса владельцы крупнейших российских предприятий прибегают к провоцированию социального недовольства на своих предприятиях опять же с целью получения бюджетных средств.

Последней точкой «антикризисного плана олигархата» становится решение вопроса о национализации их активов вместе с миллиардными долгами российским и западным банкам. Некоторые богатейшие персоны, особо приближенные к власти, могут исключить метод социального шантажа и по договоренности с правительством сразу начать постепенную передачу прав собственности на обремененные огромными долгами активы государству.

{PAGE}

В то же время закона о национализации в России до сих пор нет. При этом, все законодательные инициативы, вносимые правительством и отдельными депутатами, предполагали предварительную выплату возмещения за национализируемое имущество по рыночной стоимости за счет средств федерального бюджета. Заметим, что национализация всего трех металлургических комбинатов, к примеру, ОАО «НТМК», ОАО «ЧМК» и ОАО «ОЭМЗ», если исходить из суммарной стоимости  их чистых активов по состоянию на 31 марта 2009 г., обошлась бы казне в 81,2 млрд. руб. При этом суммарная задолженность названных предприятий по кредитам и займам составляла на туже дату 127,3 млрд. руб., а поручительства и гарантии - 47,3 млрд. руб. Таким образом, национализация всего лишь трех металлургических комбинатов вылилась бы в 255,8 млрд. руб. бюджетных трат.

До настоящего времени «антикризисный план олигархата» работает безотказно, что позволяет сделать базовый вывод: российской экономикой управляет не правительство, а горстка лиц, в разное время различными (и, как правило, противозаконными) способами присвоивших права собственности на крупнейшие производственные активы России. За последствия политики попустительства этим людям России, быть может, придется расплачиваться не только потерей экономического потенциала и ростом социального недовольства, но, в перспективе, утратой территориальной целостности страны.

 

Некоторые выводы

Кризис 2008-2009 гг. существенно отличается от ситуации 1998 г. не только по своему характеру и причинам, но также по масштабам, субъектности и возможным последствиям.

В 1998 г. российское государство выступило основным виновником кризиса, оказавшись не в состоянии обслуживать свои обязательства и удержать от падения финансовую систему страны. Несмотря на то, что олигархическая система сложилась в 1990-е гг., после кризиса она сыграла скорее позитивную, чем отрицательную, роль в развитии экономики страны. Ни один из крупных олигархов не покинул страну по экономическим причинам, и подавляющее большинство из них под­держали сначала пакет антикризисных мер, предложенных правительством Евгения Примакова, а затем и новый экономический курс президента Владимира Путина.

Ситуация изменилась в 2003-2004 гг., когда открылись практические возможности по использованию административного ресурса силовых структур государства для передела собственности и укрепления положения одних олигархов за счет поглощения активов и вытеснения других представителей олигархического сообщества. В этот период начинается тотальная «оффшоризация» олигархического бизнеса и массированный вывод капитала с целью его защиты от себе подобных, а также от коррумпированных представителей правоохранительных органов. Созидательная стратегия поведения ключевых субъектов правящего экономического класса начала вытесняться отчетливой логикой временщиков, заинтересованных в сверхобогащении в течение ограниченного периода сырьевого бума, но не в долгосрочной модернизации или структурном реформировании экономики страны.

В период с 2004-го по лето 2008 гг. олигархи умеренно использовали государственные финансовые ресурсы, обогащаясь на росте фондовых рынков и последовательном улучшении внешнеэкономической (прежде всего, сырьевой) конъюнктуры. В это время наиболее заметный рост их благосостояния обеспечивали рост котировок акций, а также, в отдельных случаях, поступления от удачных IPO, в ходе которых на рынке продавались неконтрольные пакеты ценных бумаг компаний. Менеджмент среднего звена в этот период зарабатывал, прежде всего, на «откатах» за подрядные работы, поставки материалов или модернизацию локальных производств. Лишь некоторые из олигархов тогда «заработали» на государстве (лидером здесь следует признать Романа Абрамовича, продавшего в 2005 г. «Сибнефть» «Газпрому» за $13,1 млрд.).

{PAGE}

Ситуация начала меняться летом 2008 г., когда первые волны кризиса поставили под сомнение финансовую устойчивость олигархических компаний. Сокращение финансовых поступлений, резкое обрушение биржевых котировок и перспектива возврата заемных средств вызвали паническую реакцию: сначала крупнейшие предприниматели начали выводить из компаний всю имевшуюся в наличии ликвидность через дивиденды и займы аффилированным организациям, а затем бросились к государству с мольбами о кредитах и помощи. Этот период в целом завершился в конце зимы 2008/09 гг., когда первоочередные проблемы олигархических группировок были решены, но в то же время стало ясно, что выход из кризиса не будет легким.

Качественно новый, этап в истории российского олигархата начался летом 2009 г. Его основной чертой становится осознание олигархами той зависимости, в которую попали от него российские власти. Серьезно опасаясь социальных возмущений в свой адрес, российская политическая элита сегодня обнаруживает удивите­льную готовность капитулировать перед олигархами. На протяжении почти полного года кризиса не было национализировано или подвергнуто процедуре банкротства ни одно крупное предприятие; ни в одной крупной олигархической структуре не сменились собственники и менеджмент. Российские власти не хотят повторять успешный опыт США, где контроль над компаниями, получившими серьезную помощь от правительства – от AIG до General Motors – перешел к государству, а неэффективные руководители были отстранены от управления. Вместо того, чтобы допустить резкий рост безработицы и обеспечить всех пострадавших от кризиса пособиями (что, несомненно, вызвало бы понимание в обществе и подчеркнуло патерналистскую роль власти), правительство пытается спасать обанкротившиеся предприятия, давая субсидии их собственникам, а не пострадавшим согражданам. Элементарный подсчет показывает: для обеспечения максимальным пособием в 4 900 руб. в месяц всех 7 миллионов российских безработных (оценка по методике МОТ) нужно $13 млрд. в год. Сейчас такая сумма раздается в виде кредитов, субсидий и прочих преференций неэффективным собственникам практически ежемесячно.

При этом олигархи осознали инструментарий получения у правительства необходимых им средств. Решая пикалевскую ситуацию, никто из официальных лиц не поинтересовался, куда делись десятки миллиардов руб­лей, выплаченных Олегом Дерипаской самому себе менее чем за год до того, как премьер-министру пришлось выехать на встречу с пикалевскими работниками. Последствия не заставят себя ждать: правительство или будет вынуждено активизировать помощь оффшорным собственникам, или столкнется с проявлениями социального недовольства во все новых и новых регионах страны. Сегодня российская экономика находится в начале нового этапа – «национализации обязательств», который последует после того, как завершится этап «приватизация активов и прибылей».

Большая часть крупнейших российских олигархических империй сегодня находится в состоянии технического банкротства. Наращивать финансовые вливания в них – значит транжирить общенародные деньги на поддержание финансовой состоятельности бенефициаров оффшорных компаний и обслуживание зарубежной собственности. Государство между тем продолжа­ет направлять бюджетные средства на спасение организаций, даже не являющихся налоговыми резидентами России.

Восемь «тучных лет» вселяли и вселяют в правительство надежду на то, что нынешние меры обеспечат выход из кризиса, а олигархи испытают чувство благодарности и ответственности. Ничего подобного, увы, не случится. Российской политической элите нужно оперативно корректировать экономическую политику и быть готовой:

- к выделению значительных финансовых ресурсов непосредственно работникам предприятий, на которых уже этой осенью может остановиться производственный процесс;

- к переговорам с иностранными кредиторами отечественных корпораций;

- к очередной рекапитализации российских банков, которые столкнутся с невозвратами кредитов олигархическими структурами;

- к резкому увеличению доли иностранных инвесторов даже в «стратегических» отраслях российской экономики.

{PAGE}

Российским властям нужно удержать себя от стремления в очередной раз «помочь» олигархату, не отступать под его давлением и не соглашаться разделять с ним ответственность за наделанные долги и совершенные коммерческие ошибки. Надо понять, что разорение олигархов не тождественно банкротству России – как в успешные годы их процветание не означало процветания страны.

В Пикалево мы увидели первое проявление того, что исполнительная власть откровенно пасует перед давлением олигархата. Такие прецеденты не дол­жны повторяться. Президенту России следует жестко выступить в пользу иного экономического курса – не прощающего ошибок тем, кто однажды счел себя всемогущим.

 

Семь шагов

Отечественная экономика выйдет из кризиса более сильной и конкурентоспособной, только если постпикалевская Россия станет Россией постолигархической. Сегодня для этого складываются все необходимые и достаточные предпосылки – и задача государства состоит в выработке позитивной программы действий, направленной на оздоровление экономики страны. Этого оздоровления нельзя добиться в режиме «ручного управления» экономикой, которое может привести лишь к дальнейшему неконтролируемому расходованию государственных средств, а также к последующему контролируемому отъему собственности у одних олигархов и передаче ее другим. Необходима комплексная программа преодоления олигархической природы российской экономики. Для этого нужно решиться на семь ключевых шагов.

Шаг первый. Государство должно радикально изменить свое отношение к олигархическим предприятиям, в кризис оказавшимся финансово несостоятельными. Необходимо конвертировать уже оказанную финансовую помощь в пакеты акций таких предприятий, максимально жестко взыскивать с них налоговые недоимки, задолженность перед внебюджетными фондами, долги по заработной плате. Обеспечением вновь предоставляемых финансовых ресурсов должны стать не экспортная выручка или поручительства, а залоги пакетов акций, оцененные с существенным дисконтом.

Шаг второй. Федеральное правительство, правительства субъектов Федерации, государственные банки, а также госкорпорация «Внешэкономбанк» должны потребовать возврата кредитов, выделенных входящим в олигархические структуры предприятиям, точно в договорные сроки. В случае невозможности возврата или обслуживания долга следует инициировать банкротства должников, перевод предприятий в государственную собственность и конвертацию долгов иностранным кредиторам (если таковые имеются) в долговые обязательства РФ с сопоставимым или более отдаленным сроком погашения. Распоряжение переходящими в государственную собственность компаниями следует возложить не на квазигосударственные корпорации, а только на государственные структуры, конечная цель которых в части взаимодействия с обанкротившимися предприятиями – финансовое оздоровление и проведение последующей реприватизации.

Государственная Дума и Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации не должны допустить принятия закона о национализации, предполагающего предварительное и равноценное возмещение национализируемых активов по рыночной стоимости. В текущих условиях национализация должна проводиться только через процедуру банкротства должников.

Шаг третий. Необходимо структурировать дальнейшую помощь предприятиям финансового или корпоративного сектора. С одной стороны, Банк России может проводить беззалоговые аукционы, рекапитализировать банковскую систему, выдавать кредиты по единой ставке, а Министерство финансов – размещать в кредитных организациях временно свободные бюджетные средства, но с другой стороны, нужно отказаться от особых условий кредитования «системообразующих» банков. Причем, сделать это на том основании, что подобная практика разрушает рыночные основы экономики и уничтожает конкуренцию.

{PAGE}

Крупные предприятия должны получать средства не столько от банков, сколько через размещение своих корпоративных облигаций. К продаже соответствующих бумаг должны допускаться все зарегистрированные в налоговой юрисдикции России предприя­тия, а государство должно иметь право выкупать до 90% объема эмиссии таких обязательств, причем, все выплачиваемые государству доходы по таким облигациям должны направляться для расширения финансирования программы антикризисных мер. Кроме того, необходимо рассмотреть возможность допуска данных корпоративных облигаций  к обращению на организованном рынке ценных бумаг.

Шаг четвертый. Важнейшей мерой формирования постолигархической структуры экономики должны стать радикальные изменения антимонопольного законодательства и правил, определяющих внесение предприятий в списки стратегических предприятий или предприятий, для которых введены ограничения для участия иностранных инвесторов. Одной из главных задач государственной антикризисной стратегии должна стать демонополизация российской экономики и принятие законов, позволяющих противостоять мощным олигархическим картелям. Крупнейшие российские производственные империи 2000-х гг., показавшие неспособность противостоять кризису, должны быть разделены на части и проданы (переданы в погашение долгов) новым владельцам – российским и иностранным, – которые смогут развивать их в конкурентной среде, открытой для технологических новаций и обеспечивающей снижение производственных издержек и повышение эффективности.

Шаг пятый. На всех предприятиях, получивших помощь от государства, необходимо провести полномасштабную ревизию финансово-хозяйственной деятельности на предмет исследования природы роста производственных издержек, увеличения управленческих расходов, выявления «серых» схем экспортно-импортных операций. Все предприятия, претендующие на поддержку от государства – финансовыми ресурсами, государственными гарантиями, налоговыми послаблениями или иными преференциями – должны продекларировать безусловный отказ от дивидендных выплат, вознаграждений менеджменту, роста управленческих расходов.

Шаг шестой.Необходимо внести изменения в действующее налоговое законодательство и межстрановые соглашения об избежании двойного налогообложения с целью устранения налоговых преимуществ при выплате дивидендов как оффшорным компаниям и другим нерезидентам, так и российским резидентам. В частности, дивиденды, получаемые и российскими, и иностранными организациями от российской организации, должны подлежать обложению налогом на прибыль организаций не по ставкам 0%, 5% или 9%, по единой ставке 15%. Дивиденды, получаемые иностранными гражданами–нерезидентами РФ должны подлежать обложению налогом на доходы физических лиц не по ставке 15%, а по единой и для процентов, и для дивидендов ставке 30%. Кроме того, дивиденды, получаемые гражданами–резидентами РФ должны облагаться налогом на доходы физических лиц не по ставке 9%, а по базовой ставке подходного налога (в настоящее время – 13%). 

Шаг седьмой. Государство должно приступить к кардинальному  реформированию социальной политики, в частности, защиты занятого населения от социальных рисков. Главными задачами нужно определить не только увеличение размеров пенсий или социальных выплат (что следует отнести к несомненным заслугам правительства в последние годы), но и воссоздание организационных, экономических и правовых основ страхования занятости, а также учреждение института гарантирования материальных и социальных прав работников на случай невыполнения работодателями условий трудовых договоров. Одна лишь судебная система, и кризис показывает это со всей очевидностью, не позволяет быстро разрешать трудовые споры и удовлетворять справедливые требования занятого населения. Россия находится на той фазе развития рыночной экономики, которая не позволяет надеяться исключительно на социальную ответственность бизнеса.

 

Никита Кричевский

доктор экономических наук, профессор

 

Автор выражает искреннюю благодарность доктору экономических наук, директору Центра исследований постиндустриального общества Владиславу Иноземцеву за помощь и поддержку, оказанные им в процессе подготовки и продвижения Доклада.

{PAGE}
 

 


Принятые сокращения

 

РФ – Российская Федерация

ГМК – горно-металлургический комбинат

ОАО – открытое акционерное общество

ООО – общество с ограниченной ответственностью

ХК – холдинговая компания

ОАО «АВТОВАЗ» - Волжский автомобильный завод

ОАО «ГАЗ» - Горьковский автомобильный завод

ОАО «ЗСМК» - Западно-Сибирский металлургический комбинат

ООО «КАВЗ» - Курганский автобусный завод

ОАО «ММК» - Магнитогорский металлургический комбинат

ОАО «НКМК» - Новокузнецкий металлургический комбинат

ОАО «НЛМК» - Новолипецкий металлургический комбинат

ОАО «НТМК» - Нижнетагильский металлургический комбинат

ОАО «ОЛКОН» - Оленегорский горно-обогатительный комбинат

ОАО «ОЭМК» - Оскольский электрометаллургический комбинат

ОАО «РУСАЛ Ачинск» - Ачинский глиноземный комбинат

ОАО «РУСАЛ Бокситогорск» - Бокситогорский глиноземный завод

ОАО «РУСАЛ Братск» - Братский алюминиевый завод

ОАО «РУСАЛ Красноярск» - Красноярский алюминиевый завод

ОАО «РУСАЛ Новокузнецк» - Новокузнецкий алюминиевый завод

ОАО «СУАЛ» - Сибирско-Уральская алюминиевая компания

ОАО «УАЗ» - Ульяновский автомобильный завод

ОАО «ЧМК» - Челябинский металлургический комбинат


 

 


Глоссарий

 

Валовая прибыль  - выручка за минусом НДС, акцизов и аналогичных обязательных платежей, уменьшенная на себестоимость продукции (кроме коммерческих и управленческих расходов).

Дивиденды - часть чистой прибыли акционерного общества, распределяемая среди акционеров пропорционально числу имеющихся у них акций соответствующей категории и типа.

Коэффициент выбытия (К выбытия) – ликвидация основных фондов в процентах от наличия основных фондов на начало года, в сопоставимых ценах.

Коэффициент обновления (К обновления) – ввод в действие основных фондов в процентах от наличия основных фондов на конец года, в сопоставимых ценах.

Поручительство - договор, по которому поручитель принимает на себя ответственность перед кредитором за то, что должник этого кредитора выполнит обязательства по возврату долга.

Рыночная капитализация - суммарная рыночная стоимость выпущенных акций компании; количество выпущенных акций, умноженное на их рыночную цену. 

Степень износа основных фондов – отношение начисленной амортизации основных фондов на начало года к первоначальной стоимости основных фондов на начало года.

Стоимость чистых активов - величина, определяемая путем вычитания из суммы активов акционерного общества, принимаемых к расчету, суммы его обязательств, принимаемых к расчету. В состав активов, принимаемых к расчету, включаются внеоборотные активы, оборотные активы, за исключением стоимости в сумме фактических затрат на выкуп собственных акций, выкупленных акционерным обществом у акционеров для их последующей перепродажи или аннулирования, и задолженности участников (учредителей) по взносам в уставный капитал. В состав пассивов, принимаемых к расчету, включаются долгосрочные обязательства по займам и кредитам и прочие долгосрочные обязательства; краткосрочные обязательства по займам и кредитам; кредиторская задолженность; задолженность участникам (учредителям) по выплате доходов; резервы предстоящих расходов; прочие краткосрочные обязательства.

Чистая прибыль (нераспределенная прибыль, непокрытый убыток) – прибыль (убыток) от обычной деятельности плюс чрезвычайные доходы минус чрезвычайные расходы.

{PAGE}


Приложение

«Потенциальные очаги социального недовольства в регионах России»

Алтайский край

ОАО «НЛМК»: ОАО «Алтай-кокс» (г.Заринск).

Архангельская область

«Базовый элемент»: ООО «РУСАЛ Архангельские Бокситы» (г.Архангельск);

ЗАО «Евроцемент груп»: ЗАО «Савинский цементный завод» (п. Савинский).

Башкортостан

ОАО «Мечел»: ОАО «Белорецкий металлургический комбинат» (г.Белорецк).

Белгородская область

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Белгородский цемент» (г.Белгород), ЗАО «Осколцемент» (г.Старый Оскол), филиал ЗАО «Евробетон» - бетонный завод в г.Старый Оскол, филиал ЗАО «Евробетон» - бетонный завод в г.Белгород;

ОАО «НЛМК»: ОАО «Стойленский ГОК» (г. Старый Оскол);

ОАО «Металлоинвест»: ОАО «Оскольский электрометаллургический комбинат» (г.Старый Оскол), ОАО «Лебединский ГОК» (г.Губкин), ООО «Трест «Металлургстрой» (г.Старый Оскол).

Брянская область

«Базовый элемент»: ОАО «Брянский арсенал» (г.Брянск);

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Мальцовский портландцемент» (г.Фокино).

Бурятия

«Базовый элемент»: ОАО «Селенгинский ЦКК» (п.Селенгинск). 

Вологодская область

ОАО «Северсталь»: ОАО «Череповецкий металлургический комбинат», ООО «Авиапредприятие «Северсталь», ОАО «Северсталь-метиз», ООО «Промжилстрой», ООО «Холдинговая горная компания» ( все - г.Череповец), ЗАО «Северсталь Трубопрофильный завод - Шексна» (п.Шексна).

Волгоградская область

«Базовый элемент»: ОАО «Волгоградский алюминиевый завод» (г.Волгоград), ОАО «Калачевский порт» (г.Калач-на-Дону).

Воронежская область

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Подгоренский цементник» (пгт.Подгоренский).

Иркутская область

«Базовый элемент»: ОАО «РУСАЛ Братский алюминиевый завод» (г.Братск), ОАО «Иркутский алюминиевый завод» (г.Шелехов), ОАО «Байкальский ЦБК» (г. Байкальск); ОАО «Мечел»: ОАО «Коршуновский ГОК» (г.Железногорск-Илимский).

Калужская область

«Базовый элемент»: ОАО «Кондровская бумажная компания» (г.Кондрово), ОАО «Троицкая Бумажная фабрика» (г.Кондрово).

Карачаево-Черкесия

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Кавказцемент» (г.Черкесск).

Карелия

«Базовый элемент»:ОАО «Надвоицкий алюминиевый завод» (д.Надвоицы);

ОАО «Мечел»: ЗАО «Вяртсильский метизный завод» (г.Сортавала);

ОАО «Северсталь»: ОАО «Карельский окатыш» (г. Костомукша). 

Кемеровская область

«Базовый элемент»: ОАО «РУСАЛ Новокузнецкий алюминиевый завод» (г.Новокузнецк);

ОАО «Мечел»: ОАО «Угольная компания «Южный Кузбасс» (г.Междуреченск);

ОАО «ММК»: ЗАО «Угольная компания «Казанковская» (г.Новокузнецк);

ОАО «Северсталь»: ОАО «Кузбассуголь» (г. Кемерово);

«ХК «Евраз Групп»:ОАО «ЗСМК», ООО «Запсибжилстрой», ОАО «Западно-Сибирская ТЭЦ», ОАО «НКМК» (все - г.Новокузнецк), ОАО «Распадская», ЗАО «Распадская-Коксовая», ЗАО «Обогатительная фабрика «Распадская», ООО «Распадская-Энерго» (все - г.Междуреченск).

{PAGE}
 

Коми

ОАО «Северсталь»: ОАО «Воркутауголь» (г.Воркута).

Краснодарский край

«Базовый элемент»: ООО «Афипский НПЗ» (п. Афипка), ОАО «Авиалинии Кубани» (г. Краснодар), аэропорты гг.Сочи, Краснодар, Анапа, Геленджик.

Красноярский край

«Базовый элемент»: ОАО «РУСАЛ Ачинский глиноземный комбинат» (г.Ачинск), ОАО «РУСАЛ Красноярский алюминиевый завод» (г.Красноярск), ООО «Ачинский цемент» (г.Ачинск), ООО «Енисейский ЦБК» (г. Красноярск).

Курганская область

«Базовый элемент»: ООО «КАВЗ» (г.Курган).

Курская область

ОАО «ХК «Металлоинвест»: ОАО «Михайловский ГОК» (г.Железногорск), ОАО «КМА-Энергосбыт» (г.Железногорск).

Липецкая область

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Липецкцемент» (г. Липецк), филиал ЗАО «Евробетон» - бетонный завод в г. Липецк.

Ленинградская область

 «Базовый элемент»: ООО «Пикалевский глиноземный завод» (г.Пикалево), ОАО «РУСАЛ Бокситогорский глинозем» (г.Бокситогорск), ОАО «Волховский алюминиевый завод им. С.М.Кирова» (г.Волхов);

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Пикалевский цемент» (г.Пикалево);

ОАО «Мечел»: ЗАО «Тихвинский ферросплавный завод» (г.Тихвин);

ОАО «Северсталь»: ЗАО «Ижорский трубный завод» (г.Санкт-Петербург).

Мордовия

«Базовый элемент»: ОАО «Саранский завод автосамосвалов» (г.Саранск).

Московская область

«Базовый элемент»: ОАО «Дмитровский опытный завод алюминиевой и комбинированной ленты» (ДОЗАКЛ) (г.Дмитров), ООО «Ликинский автобус» (г.Ликино-Дулево), ОАО «Голицынский автобусный завод» (п/о Большие Вяземы).

Мурманская область

«Базовый элемент»: ОАО «Кандалакшский алюминиевый завод» (г.Кандалакша);

ОАО «Северсталь»: ОАО «Оленегорский ГОК» (г.Оленегорск).

Нижегородская область

«Базовый элемент»: ОАО «ГАЗ»;

ОАО «Северсталь»: ООО «Дзержинский электрометаллургический завод» (г.Дзержинск), ООО «Завод «Металлоформ», ООО «Литейный завод «РосАЛит», ОАО «ЗМЗ» (все - г.Заволжье).

Новгородская область

«Базовый элемент»: ОАО «Угловский известковый комбинат» (п. Угловка).

Омская область

«Базовый элемент»: ЗАО «Омская картонная фабрика «АВА+2» (г. Омск).

Оренбургская область

«Базовый элемент»: ОАО «Южноуральский криолитовый завод» (г.Кувандык);

ОАО «Мечел»: ОАО «Южно-Уральский никелевый комбинат» (г.Орск);

ОАО «ХК «Металлоинвест»: ООО «Уральская металлоломная компания», ООО «Уральский кирпич», ОАО «Уральская сталь» (все – г. Новотроицк).

Рязанская область

ЗАО «Михайловцемент» (п. Октябрьский) (ЗАО «Евроцемент груп»), ОАО СМК «Металлург» (г. Скопин) (ОК «РУСАЛ»).

{PAGE}

Самарская область

«Базовый элемент»: ОАО «Авиакор – авиационный завод» (г.Самара);

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Жигулёвские Стройматериалы» (г. Жигулевск);

ОАО «ММК»: ООО «ММК-Бензол» (г.Тольятти).

Саратовская область

ОАО «Северсталь»: ЗАО «Северсталь - Сортовой завод Балаково» (г.Балаково).

Саха (Якутия)

ОАО «Мечел»: ОАО «ХК «Якутуголь» (г.Якутск), ОАО «Эльгауголь» (г.Якутск).

Северная Осетия-Алания

«Базовый элемент»: «АСТ» (г. Алагир).

Свердловская область

«Базовый элемент»: ОАО «Полевской криолитовый завод» (г.Полевской), ОАО «Богословский алюминиевый завод» (г.Краснотурьинск);

«ХК «Евраз Групп»: ОАО «НТМК»(г.Нижний Тагил), ОАО «Качканарский горно-обогатительный комбинат «Ванадий» (г.Качканар);

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Невьянский цементник» (п. Цементный), филиал ЗАО «Евробетон» - бетонный завод в г. Екатеринбург;

ОАО «НЛМК»: ООО «ВИЗ-Сталь» (г.Екатеринбург), ЗАО «Нижнесергинский метизно-металлургический завод» (г.Ревда).

Татарстан

ОАО «Северсталь»: ОАО «Завод малолитражных автомобилей» (г.Набережные Челны).

Тверская область

«Базовый элемент»: ОАО «Тверской экскаватор» (г.Тверь).

Удмуртская республика

ОАО «Мечел»: ОАО «Ижсталь» (г.Ижевск).

Ульяновская область

«Базовый элемент»: ОАО «Ульяновский моторный завод» (г.Ульяновск);

ОАО «Северсталь»: ОАО «УАЗ» (Ульяновск);

ЗАО «Евроцемент Груп»: ОАО «Ульяновскцемент» (г. Новоульяновск).

Хакассия

«Базовый элемент»: ОАО «Саяногорский алюминиевый завод», ОАО «Хакасский алюминиевый завод» (все - г.Саяногорск), ООО «Сорский ферромолибденовый завод», ООО «Сорский ГОК» (все - г.Сорск).

Челябинская область

«Базовый элемент»: ОАО «Автомобильный завод «УРАЛ» (г.Миасс);

ЗАО «Евроцемент Груп»: ЗАО «Катавский цемент» (г. Катав-Ивановск);

ОАО «Мечел»: ОАО «Челябинский металлургический комбинат», ООО «Челябинский завод по производству коксохимической продукции», ООО «Челябинский завод специальных сталей и сплавов», ООО «Челябинский завод по производству коксохимической продукции» (все – г.Челябинск), ОАО «Уральская Кузница» (г.Чебаркуль), ООО «Каслинский завод архитектурно-художественного литья» (г.Касли);

ОАО «ММК»: ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», ЗАО «Стройкомплекс», ОАО «Магнитогорский цементно-огнеупорный завод», ООО «Приоскольский ГОК», ОАО «ММК-МЕТИЗ» (все - г.Магнитогорск).

Читинская область

«Базовый элемент»: ООО «Жирекенский ферромолибденовый завод», ОАО «Жирекенский ГОК» (пгт. Жирекен);

 ОАО «ХК «Металлоинвест»: ООО «Байкальская горная компания» (г.Чита).

Чувашская республика

«Базовый элемент»: ОАО «Канашский автоагрегатный завод» (г.Канаш).

Ярославская область

«Базовый элемент»: ОАО «Ярославский завод дизельной аппаратуры», ОАО «Автодизель» (ЯМЗ), ОАО «Ярославский завод топливной аппаратуры», ООО «Силовые агрегаты-Группа ГАЗ» (все - г. Ярославль).