logo
09.04.2018 |

Чисто английский «БОНДитизм»

Битва с российскими облигациями может подорвать репутацию Лондона как финансовой столицы мира

По вопросу о российских ценных бумагах у британских парламентариев полное взаимопонимание с премьер-министром Терезой Мэй Фото: PA Images⁄TASS

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй готова поддержать инициативу парламентариев ввести ограничения на операции с российскими ценными бумагами – евробондами. Формально о полном запрете речи не идет. Государственные бумаги РФ предлагают сделать непривлекательными для европейских и американских инвесторов. Для этого английским клиринговым компаниям могут отказать в праве регистрировать сделки с евробондами на вторичном рынке. Таким образом, шпионские страсти вокруг отравления семьи Скрипалей, до предела накалившие отношения Москвы и Лондона, грозят перейти в сугубо экономическую плоскость.

Джентльмены меняют правила

У истоков этого скандала вокруг российских евробондов стоят глава британского МИД Борис Джонсон и председатель парламентского комитета по внешней политике Том Тугендхат. Министр, что называется, раскрыл глаза западной общественности на существование «интересного», с его точки зрения, механизма экономического давления на Россию. С этой целью Джонсон предложил ввести ограничения на обслуживание российского госдолга на фондовом рынке Великобритании.

В свою очередь, Тугендхат в евробондах, которые Москва размещает на Лондонской бирже, усмотрел прямое нарушение действующего санкционного режима. «Россия может занимать на рынках капиталов ЕС и США, несмотря на западные санкции, а затем поддерживать связанные с Кремлем банки и энергокомпании, которые не могут этого делать самостоятельно», – цитирует парламентария The Guardian.

Тугендхат призвал запретить британским клиринговым компаниям Euroclear и Clearstream регистрировать любые сделки с российскими евробондами. Круг популистских призывов чиновника и депутата замкнула Тереза Мэй. Премьер объявила, что готова рассмотреть возможность введения ограничений, если соответствующие предложения подготовят парламентарии.

Цена вопроса

Евробонды (еврооблигации) – разновидность долговых бумаг. Их могут выпускать как государства, так и компании. На фондовом рынке эти ценные бумаги традиционно считаются одним из наиболее надежных финансовых инструментов. Россия размещает евробонды с 1996 года. В 2013 году она временно отказалась от международных заимствований, но в мае 2016 года вернулась на этот рынок. В федеральном бюджете на 2018 год предусмотрены внешние заимствования в объеме $7 млрд. Евробонды на $4 млрд уже размещены на Лондонской бирже. По статистике, большую часть российских ценных бумаг приобрели резиденты Великобритании и США – 39% и 25% соответственно. Еще 22% купили россияне, 14% – представители континентальной Европы и Азии.

Вкладывать в государственные долговые бумаги РФ для западных инвесторов, несмотря на действующий санкционный режим, до последнего времени считалось надежным и выгодным. Доходность российских евробондов составляет немногим менее 5% годовых. Это примерно в полтора раза выше, чем у американских и европейских ценных бумаг.

В настоящее время, по данным ЦБ РФ, на долю иностранцев приходится почти 38% еврооблигаций более чем на $15 млрд. К слову сказать, зарубежным инвесторам интересны также и облигации федерального займа (ОФЗ). На 1 февраля 2018 года они приобрели 33,9% ОФЗ в общей сложности на 2,27 трлн рублей.

Для владельцев облигаций федерального займа угрозы британских властей ситуацию принципиально не меняют. А вот интересы держателей еврооблигаций под угрозой. Известна позиция Минфина РФ, которую озвучил замглавы ведомства Алексей Моисеев: «Это будет очень плохо не только для нас, но и для иностранных инвесторов. Не очень понятно, что они с этими ценными бумагами будут делать».

Пустые хлопоты

«Желание Терезы Мэй можно понять – оказать максимальное влияние на Россию, но реализация подобных санкций в принципе невозможна, так как Англия не сможет запретить западным клиринговым палатам, таким как Euroclear и Clearstream, совершать операции с российскими евробондами»  – так прокомментировал «Профилю» намерения британского премьера руководитель программ факультета инженерного менеджмента Института отраслевого менеджмента РАНХиГС Олег Филиппов.

Экономист напомнил, что западный финансовый мир – это сложный механизм, где финансовые прибыли и многие другие аспекты превалируют над политикой. Изменить в одночасье правила игры решением парламента и правительства не получится. «Это сродни призывам отключить Россию от международной платежной системы SWIFT. Этого не будет, что бы ни говорили политики», – подчеркнул собеседник «Профиля».

Эксперт ГК «ФИНАМ» Алексей Ковалев не исключает, что если Euroclear и Clearstream все-таки объявят об отказе от обслуживания российских суверенных еврооблигаций, то с большой долей вероятности на рынке произойдет значительный «пролив» данных бумаг. «Их держателям станет не совсем понятно, что с ними делать. Судя по реакции рынка, игроки пока мало верят в вероятность реализации такого сценария, поскольку он чреват прямыми убытками для инвесторов, в том числе британских», – сказал Ковалев. Однако до прояснения ситуации многие нерезиденты, вероятно, ограничат покупки российских бумаг, предположил он.

Счета к оплате

Потенциальный запрет на покупку российских облигаций – сильный удар по российской экономике, констатировал старший аналитик «Альпари» Роман Ткачук. «Не исключено, что часть западных инвесторов в случае закрытия доступа европейских клиринговых организаций к обслуживанию российских евробондов захочет предъявить облигации к погашению», – заявил он «Профилю».

По его мнению, иностранцы вряд ли согласятся обслуживаться в Национальном российском депозитарии (НРД). Для них это повышенный риск. Если сбудется негативный сценарий, то России придется в короткий срок выделить из бюджета средства для выкупа бумаг. Впрочем, по сравнению с размерами экономики у нашей страны небольшой госдолг, и она на время снова может отказаться от внешних взаимодействий, продолжил Ткачук.

Иная картина с внешним долгом госкомпаний. Суммарно он в несколько раз выше суверенного долга РФ. «Отдельные госкорпорации могут столкнуться с долговыми и финансовыми проблемами. Тем более что в ряде случаев еврооблигации компании выпускали под залог активов», – поделился своими опасениями Ткачук.

В возможность паники и как следствие распродажи российских еврооблигаций Филиппов отказывается верить. По его словам, этого не будет по определению. «Распродажу может вызвать только дефолт в России, а у нас обратная ситуация – рейтинг улучшается», – пояснил эксперт.

Репутационные издержки

Следует понимать, что и Россия, и Англия сейчас находятся в патовой ситуации, говорит Филиппов. Он считает, что давление на Россию в любом случае продолжится, в связи с чем финансовые потери практически неизбежны. Однако и Англия, финансы которой находятся не в лучшей форме после Brexit, создает для себя новые серьезные проблемы.

С этим выводом согласен Ткачук. «Сложившаяся ситуация может ударить не только по России, но и по репутации Лондона как мировой финансовой столицы. Подобное отношение к заемщикам со стороны Великобритании может привести к тому, что от британских банков отвернутся и другие клиенты», – предположил собеседник «Профиля». По его словам, свой шанс постараются не упустить Франкфурт, Токио и Гонконг, фондовые биржи которых давно конкурируют с лондонской. Что возобладает – экономика и здравый смысл или политическая истерия, пока понять сложно.

Для российского правительства возможности размещения новых выпусков еврооблигаций в случае введения ограничений со стороны европейских клиринговых компаний будут урезаны, уверен Ковалев. Но критических последствий для экономики и финансов нашей страны все же не наступит. «В 2016 году Россия уже сталкивалась с подобной проблемой, и определенные решения тогда были найдены. В крайнем случае оставшийся в 2018 году объем размещений евробондов на $3 млрд может быть заменен выпуском ОФЗ», – не исключил аналитик.

При этом Ковалев полагает, что дальнейшее развитие скандала с идеей запретить российские евробонды может перекинуться за океан. Одним из ключевых моментов, из-за которого Министерство финансов США в феврале текущего года не рекомендовало введение запрета на покупку российских суверенных бумаг, стало отсутствие полной уверенности в поддержке этого решения со стороны партнеров, в частности, европейских стран. «В связи с этим возникает вопрос: какими были бы рекомендации властей США, если бы они принимались сейчас, когда большинство стран ЕС поддержали Великобританию в ее конфликте с Россией?» – философски заметил собеседник «Профиля».

КОНТЕКСТ

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас