Наверх
2 июля 2022

100 лет Кристоферу Ли – аристократу, разведчику, Дракуле

Кадр из фильма "Дракула: Принц тьмы", 1965 год

Кристофер Ли в роли графа Дракулы

©Associated British Productions

В молодости он служил в секретной службе и ловил нацистских преступников, в зрелости стал королем фильмов ужасов и самым плодовитым актером на свете, а в старости исполнял песни в стиле хэви-метал. Мохаммед Али посвятил ему бой в Маниле – и это просто еще один факт в насыщенной биографии сэра Кристофера Ли, крайне необычного человека, 100 лет со дня рождения которого исполняется 27 мая.

Нож в спину

Своей долгой карьерой Ли соединил эпоху послевоенного кино с современностью. Для старших поколений он Дракула и Рошфор из «Трех мушкетеров», для более молодых – Саруман из «Властелина колец» и граф Дуку из «Звездных войн». Но, несмотря на то, что Кристофер Ли снялся в невероятном количестве фильмов, он намного больше своих ролей, а история его жизни мало похожа на биографию типичного актера.

Кадр из фильма "Властелин колец: Братство кольца", 2001 год

Кадр из фильма "Властелин колец: Братство кольца"

LANDMARK MEDIA/Vostock Photo

Когда Питер Джексон, режиссер «Властелина колец», репетировал с Ли сцену убийства Сарумана и начал было рассказывать, как нужно вскрикивать, когда в спину вонзают нож, Кристофер мрачно заметил: «Вообще-то я хорошо знаю, что происходит с человеком, которого пропарывают ножом».

Тут Джексон вспомнил, с кем имеет дело: с ветераном Второй мировой войны, бывшим агентом секретного Управления специальных операций (SOE), занимавшимся подрывной работой в тылу стран гитлеровской коалиции.

«Я видел столько смертей, что стал почти нечувствительным к этому. Я видел самое ужасное, что люди могут сделать друг с другом», – вспоминал Ли. О своей работе в SOE он не распространялся – архивы этой организации до сих пор засекречены. Известно, что он сотрудничал со спецслужбами Югославии и был в хороших отношениях с Иосипом Броз Тито.

Кроме того, год после капитуляции Германии молодой Кристофер Ли выслеживал и отлавливал нацистских преступников для Комиссии по военным преступлениям (CROWCASS), а его официальным местом службы в годы Второй мировой была разведка Королевских ВВС, и он закончил войну в чине капитана авиации.

В разведке

Шотландия навсегда: актер Шон Коннери отмечает 90-летие

Такому бы человеку играть Джеймса Бонда, и с этим был совершенно согласен писатель Иен Флеминг, автор книг об агенте 007. Кстати, мир тесен – Флеминг приходился Кристоферу сводным кузеном. Однако ко времени запуска кинобондианы Ли успел прославиться как исполнитель ролей вурдалаков и мутантов, что изрядно смущало продюсеров, и они предпочли ему Шона Коннери.

Выбрав путь актера, Кристофер Ли сильно удивил друзей детства. Они думали, что он создан для более солидной профессии, например, дипломата. Но друзья недооценивали бурливший в Ли авантюризм. Именно он толкнул юного англичанина голубых кровей, сына графини Эстель Марии Карандини де Сарзано, чей род уходит корнями к Карлу Великому, в 17 лет убежать на советско-финскую войну (пробыв там, правда, всего две недели), а затем в 1941 году поступить на службу в Королевские ВВС.

Из-за дефекта зрительного нерва его не взяли в летчики, и тогда Ли попал в воздушную разведку. Он выполнял задания для Особой воздушной службы (SAS) и подразделения Группы дальней разведки пустыни (LRDG).

По словам Кристофера, некоторое время он был также прикомандирован к легендарной «Личной армии Попского» (PPA) – отряду британского спецназа под командованием Владимира Пенякова по прозвищу Майор Попски. Эта «армия» успешно совершала диверсии в тылу противника.

Полиглот и шпион

Сначала полем деятельности Ли был Суэцкий канал, затем Мальта и Сицилия. Много раз он чудом избегал смерти, попадая под бомбежки и в авиакатастрофы, не говоря уже о таких «мелочах», как шесть раз за год перенесенная малярия. Вскоре бравого разведчика пригласили в Управление специальных операций. Сыграло роль хорошее знание Ли многих языков: от немецкого и итальянского до русского и греческого. До войны он изучал языки в престижном Веллингтонском колледже, да и интернациональная аристократическая среда, в которой рос Кристофер, располагала к тому, чтобы стать полиглотом. Русский он, возможно, практиковал с князем Юсуповым и великим князем Дмитрием Павловичем, убийцами Распутина, с которыми ему довелось познакомиться в детстве.

Чтобы приблизительно понимать, чем занимался Ли в Управлении SOE, надо знать, что у этой структуры было неофициальное название Министерство неджентльменских способов ведения войны. Шпионаж, шантаж, похищения – самые безобидные из этих способов.

Бегство от обыденности

Ли мог сделать карьеру в разведке или на госслужбе в мирное время, тем более что за годы войны он обзавелся множеством хороших знакомых в спецслужбах разных стран. Но в 1946-м он подал в отставку. Ему было всего 24 – вся жизнь впереди, и связывать ее с силовыми ведомствами он не хотел. Ли и раньше-то, по его словам, делать этого не собирался – военным был его отец, подполковник Джеффри Троллопа Ли, герой Первой мировой, и Кристофер не желал идти по его стопам и не пошел бы, если б не война.

100 лет Лино Вентуре – создателю сильнейших мужских образов в кино

Думается, в том, что Ли решил стать актером (о чем прежде никогда и не мечтал), война сыграла немалую роль. Его звали преподавать языки в колледже, его ждали в транспортной компании, где он успел немного поработать в начале 1940-х. Но после всего увиденного и пережитого ни на какой «нормальной» работе Кристофер себя представить не мог. И когда однажды его кузен Николо Карандини, в то время посол Италии в Великобритании (кузены, как мы видим, были у Ли как на подбор), то ли в шутку, то ли всерьез предложил ему податься в актеры, Кристофер задумался. Это меньше всего напоминало обычную приличную профессию. Авантюрная жилка снова дала о себе знать. А когда знакомые кинематографисты заявили молодому человеку, что с его огромным ростом (196 см) в кино лучше не соваться, Ли было уже не остановить – он принял это как вызов.

Упорству Кристофера можно позавидовать: целых 10 лет он снимался на вторых ролях во второсортных фильмах под неодобрительные вздохи родственников, считавших, что потомку Карла Великого не пристало лицедействовать. Впрочем, были на этом пути и светлые моменты – в 1952 году он сыграл художника Жоржа Сера, роль второго плана в номинированной на «Оскар» картине «Мулен Руж» Джона Хьюстона, а в 1955-м под руководством великого Орсона Уэллса Ли играл в постановке «Моби Дика».

Крест вампира

Наконец в 1957 году удача ему улыбнулась, и улыбка была зловещей: актер подписал контракт с лондонской студией Hammer, специализировавшейся на фильмах ужаса в готическом стиле. Устав пробиваться наверх, играя «нормальных людей», он попробовал играть чудовищ – по принципу «а почему бы и нет». Так для него началась новая грандиозная эпоха, которую он назвал кладбищенской.

В первом фильме для Hammer он сыграл Франкенштейна («Проклятие Франкенштейна», 1957) и крепко подружился с Питером Кушингом, в то время уже классиком британского кино. А главная роль в «Дракуле» (1958) сделала Ли знаменитостью. В образ, эталон которого прежде задал Бела Лугоши, Ли привнес будоражившую зрителей силу и сексуальность.

Кристофер Ли и Винсент Прайс

Кристофер Ли со звездой фильмов ужасов Винсентом Прайсом

BOB DEAR/AP/TASS

Куя железо, пока горячо, Ли не отказывался от посыпавшихся на него предложений, а они были довольно однотипными: вурдалаки, ожившие мумии и прочие монстры. Подобно своим старшим коллегам Лугоши и Борису Карлоффу (с последним он играл в нескольких фильмах) Ли стал заложником инфернального амплуа. Одного только Дракулу ему пришлось сыграть десять раз. А были ведь еще и фильмы про ужасного Фу Манчу, Мефистофеля, Люцифера. Даже главный персонаж фильма «Распутин, безумный монах» (1966) вышел у Ли и студии Hammer по всем канонам хоррора. Кристофер, кстати, знавал не только убийц загадочного русского старца, но и его дочь Марию.

Оккультист?

Количество сыгранных Ли «кладбищенских» ролей не могло не наводить на мысль, что актер неравнодушен к потусторонним материям. Ходили слухи о том, что в его библиотеке десятки тысяч томов по оккультизму. Ли это отрицал, утверждая, что не обладает никакими тайными знаниями. Однако своего интереса к эзотерике не скрывал и охотно озвучивал такие документальные фильмы, как «Оккультизм: тайны сверхъестественного» (1977) или «Таро и астрология» (1997).

Кто из известных музыкантов всерьез увлекался оккультизмом

Актер признавал, что основатель американской Церкви Сатаны Антон Лавей прислал ему свои издания с дарственной надписью «Кристоферу Ли, лучшему дьяволу». Это случилось после того, как Ли снялся в комедии «Бедный дьявол» вместе с Сэмми Дэвисом-младшим, кстати, прихожанином церкви Лавея.

Но Ли не считал деятельность Лавея серьезной. Настоящие оккультисты не делают шумихи вокруг своего имени, говорил он. А в том, что в мире тысячелетиями существуют черная магия и культы сил зла, у актера не было сомнений. И он всячески предостерегал свою аудиторию от заигрывания с этими темами. «Сейчас оккультизм в моде, возможно, для кого-то это эскапизм, а для кого-то поиск силы, но те, кто влипают в подобные истории, становятся слугами могущественных начальников», – утверждал он в интервью 1975 года. А в одном из последних своих публичных выступлений на вопрос об оккультизме тоном человека, знающего, о чем говорит, произнес: «Предостерегаю всех от занятий этим – вы потеряете не только разум, но и душу».

Светский лев

Потомок Карла Великого был своим человеком среди аристократии разных стран, хотя никогда не бравировал этим. В возрасте около 30 Ли познакомился с Генриеттой, дочерью шведского графа Кларенса фон Розена. Они уже собирались пожениться, но старику шведу выбор дочери показался немного подозрительным, и он нанял детективов, чтобы узнать будущего тестя получше. Фон Розену не слишком понравилась профессия Ли (а это было еще даже до «кладбищенского периода»), и он поставил условие, которое считал невыполнимым: Кристофер должен получить благословение короля Швеции Густава VI Адольфа. Но нанятые графом детективы не были в курсе, что Ли хорошо знаком с Густавом, поэтому проблем с благословением не было.

Однако свадьба с Генриеттой все же не состоялась: Кристофер решил, что девушка «достойна лучшего». Женой Ли вскоре стала датская модель и актриса Бриджит Кренке, с которой он прожил более полувека, до самой смерти. Кстати, Бриджит оказалась вполне под стать супругу, в 90 с лишним лет записывавшему популярные пластинки и продолжавшему играть в кино: в 75-летнем возрасте она вернулась в модельный бизнес и снялась для каталогов Celine и H&M.

Кристофер Ли с женой и дочерью

Кристофер Ли с женой и дочерью

TopFoto/Vostock Photo

Побег из склепа

Названия картин «кладбищенского периода» Ли смахивали на пародию: «Коридоры крови», «Дядя был вампиром», «Ужас в склепе», «Дом страха Доктора Ужаса» и тому подобное. Со временем эти малобюджетные ленты стали предметом особого эстетского культа, но Ли это мало утешало. Он хотел показать, что как актер способен на гораздо большее, чем прокусывать шеи и восставать из могил. Он был интеллектуалом и блестяще образованным человеком, специалистом по античной культуре и мог бы пригодиться в серьезных фильмах.

Ли сыграл Шерлока Холмса, а затем и его брата Майкрофта и Генри Баскервиля в экранизациях Конан Дойла, а затем блестяще показал себя в роли Рошфора в «Трех мушкетерах».

Ролью, которой он по-настоящему гордился, стал лорд Саммерайл в фильме «Плетеный человек». Это довольно мрачная картина, также затрагивающая тему потусторонних сил, но делающая это совершенно иначе, чем незатейливые фильмы студии Hammer.

Кадр из фильма "Плетеный человек", 1973 год

Кадр из фильма "Плетеный человек", 1973 год

Pictorial Press Ltd/Vostock Photo

Еще одной удачной попыткой выбраться с «готического кладбища» стала роль Франциско Скараманги, антагониста Джеймса Бонда, в картине «Человек с золотым пистолетом» (1974). Пусть по-прежнему злодей, но уже не вампир и не мумия – и на том спасибо.

При этом Ли никогда не говорил пренебрежительно о тех «ужастиках», в которых ему довелось сниматься. Наоборот, он противопоставлял эти наивные фильмы более поздним и изощренным триллерам вроде «Молчания ягнят», утверждая, что он всегда предпочитал работать с миром фантазий и сказок, миром романтики, а не пугающей натуралистичности, размывающей границу между кино и жизнью. «Наш зритель понимал, что смотрит сказку, ему не приходило в голову повторять поступки наших героев. Увы, многие современные фильмы вдохновляют зрителей на нехорошие дела и мысли», – сетовал актер в старости.

Да, Ли относился к жанру хоррора с теплотой. Иначе как объяснить, что помимо кино он опубликовал три сборника жутковатых рассказов.

Кадр из фильма "Поезд ужасов", 1972 год

Кадр из фильма "Поезд ужасов", 1972 год

East News

В кольце

Как ни бегал Ли от злодейских ролей, самые известные его киногерои последнего периода также не были положительными: Саруман и граф Дуку. И это при том, что Кристофер хотел играть не перешедшего на темную сторону мага, а доброго волшебника Гэндальфа. Более того, у него имелось благословение на эту роль от самого Толкина. Ли был большим поклонником этого автора и утверждал, что перечитывает трилогию о кольце минимум раз в год. Он участвовал в записи нескольких альбомов датской толкинистской группы The Tolkien Ensemble, перекладывающей на музыку тексты и поэмы «Властелина колец».

Ли так хотел сыграть Гэндальфа, что, когда стало известно, что экранизация уже не за горами, он специально снялся в довольно слабом телесериале «Новые приключения Робин Гуда» в роли волшебника Олвина – лишь бы показать, как хорошо он может играть подобных персонажей. Но Питер Джексон счел, что для Гэндальфа Ли староват, и предложил ему стать Саруманом.

Эта роль стала вехой для актера-долгожителя. У него появилась армия молодых поклонников, и мемуары 1977 года «Высокий, темный и ужасный» были дополнены и переизданы в 2003 году уже под более актуальным названием «Властелин бесчинства».

На фоне триумфа фэнтези как-то затерялась работа, которую сам Ли считал одной из самых важных в своей жизни: роль пакистанского политика и отца нации Мухаммада Али Джинны в биографическом фильме «Джинна» (1998).

Но успех Сарумана помог Ли получить роль графа Дуку в «Звездных войнах» и вообще обеспечить ему респектабельную старость. В 2009 году ему был дарован рыцарский титул, и он стал сэром Кристофером. Но на девятом десятке бывший разведчик и вампир не собирался на покой.

Металл во славу императора

На 88-м году жизни Ли продемонстрировал миру еще одну грань своего таланта, выпустив концептуальный альбом в стиле симфо-метал Charlemagne: By the Sword and the Cross, посвященный жизни и подвигам своего славного предка – императора Карла Великого. В 2013 году он записал продолжение – альбом Charlemagne: The Omens of Death, а затем попал на 22-е место американского хит-парада с рождественской хэви-метал-песней Jingle Hell, став старейшим исполнителем в истории поп-музыки, добившимся подобного успеха.

Его роман с симфо-металом начался немного раньше, когда Ли записал несколько треков с итальянской группой Rhapsody, ныне известной как Rhapsody of Fire.

Когда Кристофер был молод, знаменитый шведский тенор Юсси Бьерлинг распознал у него выдающиеся вокальные данные и позвал на стажировку в Шведскую королевскую оперу. Карьера оперного певца осталась одной из невоплощенных жизненных линий Ли, как и карьера лингвиста, секретного агента и дипломата. Ли использовал свой незаурядный вокал в некоторых фильмах, а в 1998-м выпустил первый сольный альбом Christopher Lee Sings Devils, Rogues & Other Villains, на котором он, в частности, исполнил «Песню о блохе» Модеста Мусоргского.

Джентльмен-рекордсмен

За свою долгую – 93 года – жизнь Кристофер Ли установил целый ряд рекордов, хотя вряд ли стремился к ним. Он снялся в наибольшем числе фильмов (259 наименований), был самым старым артистом, попавшим в американские чарты и озвучивавшим видеоигры, а также больше других актеров дрался в кино на мечах и шпагах, которыми прекрасно владел. Причем использовал настоящее оружие, а не безопасные муляжи. Подчеркивая свое мастерство, Ли говаривал: «Когда я снимался в сценах боя с актерами, я всегда получал травмы. Но когда я работал с профи-каскадерами, ни они, ни я ни разу не поранили друг друга».

Как подсчитали энтузиасты, в 85% ролей Ли – злодей. Но в жизни он был на редкость милым и добрым человеком, настоящим джентльменом. Трудно передать степень восхищения, с которой говорили о нем друзья и коллеги – а часто это было одно и то же, – при жизни, а тем более после смерти.

Недаром в Книге Гиннесса есть и такой его рекорд: в 2008 году Ли был признан самым коммуникабельным актером в мире. Компьютер обработал данные 1,2 миллиона актеров и определил, что ни у кого нет такого числа знакомых, как у Кристофера Ли.

Друзьями и почитателями Ли были не только кинематографисты разных поколений – от Винсента Прайса до Тима Бертона, который снял его в «Сонной лощине» и других своих картинах, – но даже такие неожиданные для его круга люди, как великий боксер Мохаммед Али. После схватки с Джо Фрейзером в Маниле в 1975 году, вошедшей в историю как «Триллер в Маниле» (ее трансляцию смотрели более миллиарда человек во всем мире), чемпион Али объявил: «Я посвящаю этот бой Кристоферу Ли!» Когда у актера спрашивали, как такое оказалось возможным, он с улыбкой отвечал: «Черная магия!».

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое