Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Владимир Соловьев

Владимир Соловьев

председатель Союза журналистов России

24.03.2018

Получается, теперь всё можно?

Буря, которая поднялась в журналистском сообществе после решения думской комиссии по этике, рассмотревшей жалобы на депутата Леонида Слуцкого, – такое у нас точно впервыe.

В нашем медийном пространстве редко наблюдается штиль, но и такую бурю, которая поднялась в журналистском сообществе после решения думской комиссии по этике, рассмотревшей жалобы двух журналисток на депутата Леонида Слуцкого, я тоже как-то не припомню. Казалось, все у нас уже было, но вот чтобы несколько не самых последних изданий объявили фактический бойкот конкретному депутату и даже целой Думе – такое у нас точно впервые.

Думаю, эта не самая приглядная история уже известна широкому читателю, поэтому напомню только фабулу. Еще в прошлом месяце в СМИ появилось признание журналистки телеканала RTVi Екатерины Катрикадзе, которая рассказала о том, как несколько лет назад к ней с домогательствами сексуального характера приставал депутат Госдумы Леонид Слуцкий. Затем в марте о подобных действиях со стороны депутата Слуцкого заявили еще две журналистки – продюсер телекомпании «Дождь» Дарья Жук и корреспондент русской службы BBC Фарида Рустамова. По их словам, инциденты происходили в 2014 и 2017 годах.

Понятно, что после таких громких заявлений комиссия Госдумы по этике должна была отреагировать. И такая реакция последовала: комиссия собралась, выслушала обе стороны конфликта и затем объявила, что никаких «поведенческих» нарушений у депутата Слуцкого по итогам обсуждения не выявлено, поскольку никаких доказательств у потерпевшей стороны нет. То есть, как говорят оперативники МВД, «нет тела, нет и дела».

И затем последовала другая реакция, на этот раз – со стороны коллег журналисток. Сразу несколько ведущих СМИ страны объявили фактический бойкот и Госдуме, и упомянутому депутату – журналисты РБК, «Коммерсанта», «Эха Москвы», «Ленты.ру», «Говорит Москва» и других заявили, что они прекращают освещение работы парламента в знак протеста против решения комиссии Госдумы по этике.

Честно говоря, у меня, как председателя Союза журналистов России, это решение комиссии Госдумы по этике тоже вызвало недоумение, да и сама Дума повела себя как-то странно – вместо того чтобы спокойно разобраться в конфликте, снять все вопросы, депутаты вообще прекратили общение с прессой на эту скандальную тему и ушли в «глухую оборону».

С другой стороны, объявившие бойкот коллеги фактически лишают своих зрителей и читателей возможности регулярно и в полном объеме получать информацию о деятельности парламента, который, собственно, и избран их читателями.

И это, конечно, вызывает тревогу.

Не очень понятно также, почему пострадавшие журналистки долгие годы хранили молчание, а потом вдруг все одновременно «вспомнили всё».

Признаюсь, в СЖР еще ни разу не обращались члены союза или другие наши коллеги с просьбой защитить их от сексуальных домогательств. Не обращались они к нам и в данном случае. При этом Союз журналистов России считает недопустимыми любые попытки давления на журналиста, исполняющего профессиональные обязанности. При личном общении журналиста-женщины и политика-мужчины грань между комплиментами и переходом с профессиональной этики на личностный фактор очень тонкая.

В такой ситуации Союз журналистов России всегда защищал и будет защищать тех, кто занимается профессиональной деятельностью, происходит ли это при освещении событий в районах боевых действий или в кабинете во время интервью, когда ситуация может восприниматься как нарушение этических норм. Мы в Союзе журналистов России считаем любые подобные попытки недопустимыми и готовы всегда защищать женщин-журналистов. Уверен, что в подобных сложных ситуациях коллегам важно своевременно информировать соответствующие органы, редакцию или отделения Союза журналистов о произошедшем, чтобы вовремя получить юридическую помощь.

Есть в этой истории и еще один неприятный аспект: депутаты, которые не увидели никаких признаков «поведенческих отклонений» и сексуальных домогательств в отношении журналисток думского «пула» со стороны Слуцкого, фактически «закрыли» его от правовых последствий. А если уж совсем переводить на нормальный язык, то своим решением они как бы посылают сигнал всему обществу, что отныне депутатский корпус – это каста «неприкосновенных», которым теперь «всё можно».