Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

писатель, публицист

13.03.2015

Волчий час

Что бывает, если для борьбы с внутренними вызовами использовать внешнюю агрессию

Фото: Саид Царнаев / РИА Новости

Братья Стругацкие Еще в 1964 году предупредили в самой известной своей книге, что после серых приходят черные, но механизм этой смены парадигм они не раскрыли. Прошло полвека, и мы стали свидетелями этой замены: серые в силу своей серости не могут ответить на вызовы эпохи. Они сами зовут черных, чтобы те справились. И черные приходят, и пожирают все, до чего могут дотянуться, причем достается и серым. Потому что черные вовсе уж ничего не могут — только пожирать.

Российская власть сегодня столкнулась именно с тем, что время серых на глазах заканчивается. Это понимают даже самые серые кардиналы, которых именно поэтому давно уже не видно. Регулярные наезды Игоря Стрелкова на Владислава Суркова — именно этой природы. А убийство Бориса Немцова всем, кажется, показало, кто тут хозяин: истинные патриоты своей Родины уже оказались ни в чем не виноваты, признания у них выбивали пытками. Тут еще много неясностей, ясно только одно: вернейшие слуги режима обещают стать его могильщиками. Некоторым исламским теоретикам уже кажется устаревшей идея русского мира, и они обоснованно критикуют ее. Идеи исламских теоретиков тоже кому-то, наверное, кажутся устаревшими, но им так просто не возразишь. Что касается «Антимайдана», некоторые его активисты уже ссорятся с бизнесменами из одного проблемного региона; правда, нападение отбила охрана. Дело в том, что «Антимайдан» и иже с ним вообще порядочно распоясались и перестали предъявлять к себе даже элементарные требования: вот вывешивают они, допустим, баннер напротив «Эха Москвы», а на нем приписывают лидерам оппозиции разные антинародные высказывания. Надо в самом деле очень сильно, на грани русофобии, не уважать свой народ, чтобы считать его неспособным погуглить простую цитату. Народ живо убеждается, что цитата, приписанная мне, взята из моей колонки (как раз в «Профиле») «Программа Путина», и описывается там его мировоззрение, каким оно реконструируется из его образа действий. С тех пор он многократно подтвердил мои предположения, особенно по части оглупления и спаивания народа. И неужели покровители антимайдана, главплаката и прочего шапокляка думают, что эти ребята — и подонки, другого слова не подберу, тиражирующие их лозунги в прессе, — искренне преданы престолу? Да они только и ждут шанса тяпнуть кормящую их руку, именно потому, что у них нет ни ума, ни принципов, ни правил.

Вся проблема в том, что у Владимира Путина был только один способ реагировать на вызовы: он их оттягивал, откладывал, а иногда, по выражению Горького, попросту тушил огонь соломой. «Волка на собак в помощь не зови», — учит нас русская пословица. Владимир Путин дошел до того, что ради борьбы с внутренними вызовами прибегнул к внешней агрессии — без которой, впрочем, ни один экстенсивный режим еще не обходился: надо любой ценой расширяться, вылезать за свои пределы. Чтобы удержать собственный рейтинг, президент привел на край пропасти не только страну, но и мир, — и в краткосрочной перспективе это сработало, рейтинг укрепился; вот только скоро эта война вернется на территорию, ее породившую, и тогда будет не до рейтинга. Рамзан Кадыров возник на политическом горизонте как способ окончательного решения чеченской проблемы — но сам стал такой проблемой, что многие чеченские полевые командиры на его фоне выглядят послами доброй воли. Тактика постоянного ухудшения ситуации, ставки на худшее вместо попыток вырастить лучшее — все это затянуло узел так туго, что его придется рубить; что останется от страны после этого — можно только гадать, но подозреваю, что немногое.

Стремление все время быть хуже противника — признак неумолимой деградации. Россия достигла на этом пути многого. Что же происходит с ней сейчас? Ничего особенного, многократно предсказанное лавинообразное осыпание, когда все долго откладываемые ответы приходится давать сразу, ибо времени на размышления уже нет. Все сошлось одно к одному — война, изоляция, финансовый кризис, падение нефтяных цен, расхождения с былыми партнерами, изношенность государственного организма, да и обычная физическая старость, в конце концов, — без единого института и тем более без преемника. Это серые могут править долго. А черные быстро доедают остатки и поджигают дом за собой.

Волки пожрали или выгнали всех собак и теперь плотоядно скалятся, глядя на хозяина. Он думает, что это не плотоядный оскал, а добрая, преданная улыбка. Бог ему судья. Никому не пожелаю увидеть улыбку волка, ночного или горного, — в ответ на  очередное «Ату!» хозяина. Ты ему — «Ату», а он тебе – «А ты?».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

11.03.2015

«Ястребов» интересует Россия

Почему американские политики мешают Германии договариваться с Кремлем

04.03.2015

От патриотизма к политическому террору

К чему может привести госпропаганда в нынешнем виде

01.03.2015

Варианты страха

Что открыла смерть Немцова