Наверх
14 октября 2019
USD EUR
Погода

Предпосылки для Конституции в дореволюционной России развивались долго и мучительно

©Achille Beltrame/De Agostini Picture Library/A. Dagli Orti/Bridgeman Images/Lebrecht Photo Library

12 декабря исполняется 25 лет со дня принятия Конституции Российской Федерации, а сама дата считается государственным праздником, и до 2015 года этот день был нерабочим. Конечно, Конституция появилась не на пустом месте. Ей предшествовали драматические события в нашей непростой истории. Через конституционную историю отчетливо прослеживаются важные изменения в жизни государства и общества, а сама Конституция порой несет их «родимые пятна». В канун 25-летия последней версии российской Конституции есть повод вспомнить, как появился этот важный документ в нашей стране и какой путь развития он прошел.

Торжество «законобесия»

Традиционно под Конституцией понимается Основной закон государства, определяющий политические, экономические, социальные устои государства, закрепляющий основные права и свободы человека, а также статус власти и ее правовые ограничения. В этом плане можно отнести зачатки российского конституционализма к XVIII веку, факту появления Кондиций (от лат. condicio – соглашение, акт конституционного содержания), которые были подписаны 25 февраля 1730 года императрицей Анной Иоанновной как условия ее вступления на престол.

Составленные членами Верховного тайного совета, они существенно ограничивали самодержавие в вопросах объявления войны и мира, поднятия налогов, расхода казны и т. д., которые императрица не могла решать без согласования с Советом. Но ровно через месяц после вступления на престол императрица «всемилостивейше изволила изодрать» Кондиции, поскольку сторонники абсолютизма, коих было большинство, в своих прошениях к императрице указывали, что в Кондициях «…заключаются обстоятельства, заставляющие опасаться впредь для народа событий неприятных, которыми враги отечества могут воспользоваться». Однако отметим, что это была первая попытка легитимного ограничения самодержавия, правда, не законом, а волей нескольких лиц, т. н. «верховников».

Значительное развитие идеи конституционализма получили в бытность Екатерины II. Будучи апологетом самодержавия, но при этом являясь не менее страстным любителем законов, она лично сочинила столько законов, что в шутку сама себя считала страдающей «законобесием», составила даже проект Свода государственных установлений. В этом проекте фактически декларировался базовый конституционный принцип «верховенства закона», согласно которому закон признается как единственный принцип общественных взаимоотношений.

«Законность» как совокупность «непременных прав» подданных: право на жизнь, личную безопасность, здоровье, имя, презумпция невиновности, а также право требовать судебной защиты, апеллировать к высшей власти. В проекте провозглашалась свобода вероисповедания, запрещалось наказывать «за мысли и слова людские». Все подданные должны соблюдать законы, признавать законность судов, монополию и законность их решений.

Такие идеи были понастоящему революционными, но они остались нереализованными. Правосознание тогдашней России не было готово к таким переменам, а трагические революционные события в Европе с террором, санкюлотами, гильотиной и отрубленной головой Людовика XVI заставили Екатерину засомневаться в идиллическом представлении о конституционных идеях «свободы, равенства и братства».

Идеи конституционализма также коснулись и Павла I. Наставником Павла был русский дипломат и государственный деятель Никита Панин, можно сказать, конституционалист, который свой первый проект Конституции, ограничивающей власть монарха Императорским советом и ставящей закон выше его воли, обнародовал еще в 1762 г., но Екатерина II тогда не утвердила данный проект.

При Павле I им был составлен новый проект Конституции, который, по некоторым версиям историков, был подписан Павлом I и должен был быть обнародован в момент его восшествия на престол. Но это стало известно Екатерине II. Подобные действия ею уже расценивались не иначе как заговор и государственная измена. Императрица вызвала к себе сына для проработки, и тот принес матери повинную и список заговорщиков. Панин был удален от наследника престола, а проект Конституции засекретили и тайно хранили в государственном архиве с пометкой, запрещающей вскрывать его без личного распоряжения императора.

Финскопольский эксперимент

Конституционные идеи в России в значительной степени были развиты при Александре I. Взращенный на либеральных идеях, он был преисполнен желанием изменить Россию и даровать ей Конституцию. Помните у Пушкина: «Дней Александровых прекрасное начало»! Наступал короткий период «просвещенного абсолютизма». Открывались университеты, лицеи, гимназии. Конституция же должна была стать новой опорой для самодержавия, исключающей риски не только дворцовых интриг, но и народных бунтов (Пугачев и иные).

Но Александр понимал, что дворянство, на которое опиралось самодержавие, не готово к такой резкой перемене, поскольку Конституция, дарующая свободу крестьянам, лишит их существующего экономического положения. Поэтому Александр решил внедрять идею Конституции медленно, чтобы к ней могли все привыкнуть, начиная прививать конституционный порядок на западных вновь присоединенных территориях империи. Так, в 1809 году после присоединения Финляндии к России и образования Великого княжества Финляндского Александр I торжественно заявил о том, что на новой территории будут сохранены старая Конституция и другие основные законы.

©Granger Historical Picture Archive/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Победа же над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года также укрепляла конституционные намерения императора, который не мог не видеть реакцию простых людей во время победоносных походов на Запад, впервые оказавшись за границей. Он продолжает свой конституционный эксперимент, и в мае 1815-го последовал царский манифест о даровании вновь образованному царству Польскому Конституции, самоуправления, собственной армии и свободы печати.

Вслед за этим 15 ноября 1815 года Александр I утвердил текст Конституции для Польши. Власть императора в Польше ограничивалась Конституцией, и он обязывался давать особую клятву при короновании царем Польши. Высшим законодательным органом провозглашался Сейм, состоящий из двух палат. Верхняя палата состояла из сенаторов, пожизненно назначаемых императором. Нижняя палата состояла из депутатов, избранных прямым голосованием. Избирательные права получили все дворяне, достигшие возраста 21 года и обладавшие недвижимой собственностью. К числу избирателей относились также все остальные граждане, имевшие недвижимость, а также церковнослужители, профессора, учителя и художники. Крестьянство полностью лишалось избирательных прав. Конституция царства Польского была типичным для континентальной Европы примером так называемой октроированной (дарованной) конституции.

Выступая на Польском сейме, Александр сказал, что он в течение многих лет хотел установить в России «законносвободные» порядки, и подчеркивал, что конституционные нововведения не несут никаких опасностей, а, наоборот, будут «содействовать утверждению истинного благосостояния народов». Там же, в Польше, началась работа «Тайной комиссии», руководил которой Н. Н. Новосильцев, – она разрабатывала проект Государственной уставной грамоты Российской империи, т. е. Конституции.

Данным проектом в империи вводился принцип разделения властей, согласно которому за императором закреплялась лишь роль главы исполнительной власти, а законодательная переходила в руки общероссийского Сейма из двух палат. В парламент могли избираться представители разных слоев населения (а не только дворяне, как раньше), но путь туда для обычных крестьян все же был закрыт. Также документ предписывал федеративное деление России на 10 наместничеств (административнотерриториальных единиц, объединявших в себе несколько губерний). Верховным органом административного управления назначался Государственный совет.

В Основах были также прописаны буржуазные свободы, независимость суда и другие демократические принципы, которые, к слову, появились совсем недавно в современной России. Но со временем Александр отошел от этих идей, встав на путь либеральных разочарований, да и страх, что радикальными реформами можно подтолкнуть народ к восстанию, оказался сильнее. Идею о принятии Конституции пришлось похоронить на государственном уровне, но ее подхватили декабристы, герои Отечественной войны 1812 года. Революционные идеи, которыми была наполнена Европа и которых так боялись императоры в России, неизбежно охватили и Россию, где начали создаваться тайные общества, где активно обсуждались идеи конституционного устройства. Появились и проекты конституций Павла Пестеля и Никиты Муравьёва.

Призрак Думы

Конституция Пестеля предлагала России республиканскую модель с ликвидацией сословий, установлением равенства всех перед законом, объявлением личных прав и свобод. Государственное управление в ней должно осуществляться Народным вече (законодательно) и Державной думой (исполнительно). Крепостное право должно было быть отменено, а земля должна быть поделена на две части: для крестьян и для помещиков, которые будут сдавать ее в аренду под фермерство. Монархию Пестель совершенно не принимал и в вопросе судьбы царя стоял на позиции физической расправы над царем, что соотносилось с концепцией Французской революции «Король должен умереть, чтобы республика жила».

Military History Collection/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Military History Collection/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Конституция Муравьева, в свою очередь, отстаивала модель конституционной монархии, при которой у монарха нет законодательной власти. Верховным органом законодательной власти должно было стать Народное вече. Оно состояло из двух палат: верхняя палата носила название Верховная дума, нижняя называлась Палатой народных представителей. Народное вече должно было собиратьсяраз в год. Дума, по проекту Муравьева, должна состоять из 42 членов: в нее выбиралось по три гражданина от каждого региона.

Совместно с императором Дума участвовала в заключении мира, в назначении судей верховных судебных мест, главнокомандующих сухопутными и морскими силами, корпусных командиров, начальников эскадр и верховного блюстителя (генералпрокурора). Каждые два года переизбиралась одна треть членов Верховной думы. Принятие закона могло быть отсрочено императором, но не могло быть им самовольно отвергнуто. В части отмены крепостного права и признания основных прав и свобод взгляды Муравьева и Пестеля особо не отличались. Декабристами для реализации своих конституционных идей была предпринята попытка силового захвата власти, но они потерпели фиаско.

Эпоха перемен

При Николае I любые разговоры о конституции можно было забыть. Даже мысль о том, что в составе его владений находятся области, пользующиеся народным представительством, вызывала в нем неприятное настроение, и порой он всех поляков иронически называл депутатами. В итоге в 1832 году он отменяет польскую конституцию и создает царство Польское в составе Российской империи.

Николай I считал любые конституции и конституционные движения заразой, с которой считал необходимым бороться даже на международной арене, оправдывая тогдашний статус России как «жандарма Европы». Противоположного мнения придерживался следующий император, Александр II. Он понимал, что страна требует реформ, и последовательно проводил их, войдя в историю как царьреформатор.

При его правлении в 1861 году наконец было отменено крепостное право, проведены земская, военная, судебная, финансовая реформы, ослаблена цензура, ликвидированое отделение (главный орган политического сыска), введено городское самоуправление, ослаблен контроль за университетами, введено женское образование. Эти реформы логично вели его к идее конституционной реформы.

Heritage Image Partnership Ltd/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Heritage Image Partnership Ltd/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Разработка проекта реформы, вводящей институты народного представительства, которые бы позволили учитывать мнение населения при разработке законов, была поручена графу ЛорисМеликову. Отсюда и закрепившееся понятие «конституция ЛорисМеликова». Он предлагал, чтобы каждое земство и каждый значительный город выбрали от себя по два представителя, которые бы и сформировали представительный орган. Сам ЛорисМеликов всячески отрицал, что его проект является конституцией, но история квалифицировала этот документ именно так.

28 января 1881 года проект был подан императору, а 16 февраля он был одобрен Особым совещанием (в присутствии будущего императора Александра III). 1 марта император сообщил ЛорисМеликову, что через четыре дня проект будет вынесен на обсуждение Совета министров, но в тот же день черезчаса на императора было совершено покушениеон погиб от бомбы народовольцев. Те считали, что свободу нужно не выпрашивать, ее нужно брать, причем брать насилием, поскольку режим, удерживающийся благодаря насилию, не может понимать иного языка.

Обреченное самодержавие

Александр III, воспитанный в консервативной идеологии и увидевший, до чего довели реформы его отца, перешел к консервативной политике, выраженной в проведении контрреформ.

И опять маятник государственной политики качнулся в обратную сторону. Отношение Александра III к конституции отражает одна его реплика. Когда ктото из приближенных спросил его о самой идее конституции, он ответил: «Конституция? Чтоб русский царь присягал какимто скотам?».

Политика контрреформ, проводившаяся Александром III, направленная на аннулирование прав и свобод, дарованных его отцом, не способствовала спасению режима, анаоборот, «закладывала мины» под него. Это хорошо видно на примере образовательной реформы. Изменения в образовательной системе ставили своей задачей усиление контроля над средней школой. Принятый циркуляр о «кухаркиных детях» не допускал до учебы в гимназиях детей простолюдинов. Начальная школа полностью контролировалась Святейшим синодом. В 1884 году был принят университетский устав, который окончательно отменял университетскую автономию. Выросшая цена на образование также отсекла от учебы многих молодых людей. На юрфаках запрещали изучать международное право, чтобы студенты не читали про всякие зарубежные конституции.

Ситуация начала значительно меняться в конце XIX – начале XX века, когда кризисные явления в обществе приводили к революционным ситуациям, бунтам, массовому неподчинению, что усугублялось провалами во внешней политической деятельности и значительными поражениями на военных фронтах. Становилось очевидным, что управлять страной постарому уже не получится. Интеллигенция считала преимущества западных государственных форм совершенно бесспорными и очевидными и была уверена, что жить при парламентарном строе – значит ценить его и любить.

Тем не менее в своей речи к земским депутациям 17 января 1895 года последний российский император Николай II сказал: «Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления; пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его мой покойный незабвенный родитель».

Boris Chorikov/Heritage Images/Fine Art Images/AKG-Images

Boris Chorikov/Heritage Images/Fine Art Images/AKG-Images

Самым серьезным из таких конфликтов стало Кровавое воскресеньеянваря 1905 года, когда царские войска расстреляли петербуржских рабочих, которые намеревались вручить царю петицию о своих нуждах. В ней они не только требовали улучшения экономических условий работы, но и заявляли конституционные требования: свободу и неприкосновенность личности, свободу слова, печати, свободу собраний, свободу совести в деле религии; ответственность министров перед народом и гарантии законности управления; равенство перед законом всех без исключения; свободу производительных и профессиональных рабочих союзов и т. д.

Кровавое воскресенье стало импульсом для волны забастовок, стачек, баррикад и восстаний городов и даже боевых кораблей – бунт прокатился по всей стране и превратился в массовое движение, оставшись в истории под названием 1-я Русская революция 1905 года.

Эти события вынуждают Николая II поступиться своими клятвами и принципами и пойти на уступки революционному движению. 6 августа 1905 года манифестом Николая II была учреждена Государственная дума как «особое законосовещательное установление, коему предоставляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов», а 17 октября царь подписывает манифест, который провозглашал и предоставлял политические права и свободы, такие как: свобода совести, свобода слова, свобода собраний, свобода союзов и неприкосновенность личности. Дума из законосовещательного органа превращается в полноправный представительный и законодательный орган. Разработаны выборные законы (положения).

В феврале 1906 года Государственный совет превращается в верхнюю палату российского парламента. Венчали и закрепляли соответствующие изменения «Основные государственные законы Российской империи» – свод законоположений, касавшихся общих начал государственного строя Российской империи от 23 апреля 1906 года. В данной редакции «Основные государственные законы» вкупе с другими актами стали фактически первой Конституцией России, которая была не дарована царем народу, а вырвана у него. События 1917 года прервали процесс оформления конституционной монархии. Несколько конституционных актов было принято Временным правительством, среди них выделяется «Положение о выборах в Учредительное собрание», но они уже не сыграли предназначенной им роли. Наступала новая эра, изменившая государственное устройство, формы правления, политический режим России и реализацию конституционных идей на новых принципах Советской власти.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK