13 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Время развешивать ярлыки

Как вы выбираете шоколад? Держу пари, что на состав, указанный на этикетке, вы точно не смотрите. А следовало бы. Мало кто знает, что состав продукта идет в порядке убывания: первого вещества, указанного в списке, содержится больше всего. Поэтому если в шоколаде на первом месте стоит сахар, то его лучше вернуть на полку. А если какао-бобы, то такой шоколад можно положить в корзину.

К сожалению, подавляющая часть потребителей не знает таких базовых правил. Хотя в целом на этикетку обращают внимание около 70% россиян, выяснил Научно-исследовательский центр «Здоровое питание». Но главное, что обычно интересует покупателей, – это срок годности (90% опрошенных). Дату изготовления и состав продукта смотрят 63% респондентов, а страна-изготовитель, торговая марка и соответствие ГОСТу важны для чуть менее трети россиян. Еще меньший интерес вызывают энергетическая и пищевая ценность продукта: только около 10% опрошенных отметили эти позиции. И всего 6% изучают содержание микро- и макроэлементов.

Треть россиян, которая призналась, что не обращает никакого внимания на этикетку, чаще всего ей не доверяет или просто не считает эту информацию важной. При этом 27% пожаловались на нечитаемый шрифт. Недостаточность информации отметили только 6%.

Как заметила руководитель лаборатории пищевых биотехнологий и специализированных продуктов ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» Алла Кочеткова, сегодня при выборе продуктов потребители прежде всего ориентируются на вкус, затем на экономические возможности и только на третьем месте стоит польза для здоровья. «Это несмотря на многочисленные опросы, в которых люди говорят, что ходят на фитнес, едят все низкокалорийное, без сахара, любят то, что полезно для здоровья и с витаминами», – сказала она.

Более глобальные исследования говорят, что потребители из разных стран чаще всего ведутся на такие надписи как, «свежий» или «фермерский продукт». В частности, опрос компании Morning Consult показал, что 70% потребителей считают их привлекательными. Но такие значки, как «веганский» или «диетический», наоборот, отпугивают около трети. Кстати, оказалось, что 82% респондентов не желают платить за продукт больше только потому, что производитель является экологически ответственным и не проводит испытаний на животных.

Согласно исследованию MMR Research Worldwide, маркировка «натуральный продукт» является определяющим фактором при покупке в 70% случаев. Магическое действие имеет и надпись «без добавок». Такие продукты быстрее и охотнее раскупаются. Однако, как уверяют эксперты, все эти надписи не имеют никакого отношения к качеству и полезности продукта. И информации, указанной на современной этикетке, как правило, действительно недостаточно, чтобы сделать правильный выбор. Поэтому сегодня так широко обсуждаются варианты изменения маркировок.

Цветовые подсказки

«Те данные, которые сейчас написаны на упаковке, необходимы, – отметила директор НИЦ «Здоровое питание» Зинаида Медведева. – Это тот базовый минимум, ниже которого опускаться просто невозможно. Мы же, как эксперты, говорим о том, что информации недостаточно. Покупатели говорят, что эта информация непонятна».

В настоящее время обсуждаются несколько проектов по реформированию отрасли, включая введение акцизов на так называемые «вредные продукты» и запрет их рекламы. Однако непосредственно маркировки касаются только два: один проект принадлежит Минздраву, а другой – Роспотребнадзору.

Проект Минздрава предлагает на продукты, которые отвечают нормам здорового питания, наносить соответствующий знак отличия. Такие продукты должны войти в некий реестр. Однако, чтобы попасть туда, производитель должен выразить свое желание. Кроме того, продукты предлагается делить на три категории по степени полезности. Для каждого вида продукции эта степень определяется отдельно.

И именно эти критерии вызывают наибольшую критику. «Например, масло сливочное и молоко с жирностью больше чем 2,5% не могут относиться к продуктам здорового образа жизни, – отметила начальник отдела развития пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза Елена Белоус. – Мы же говорим о том, что должен быть осознанный выбор потребителя. Соответственно, должны быть как традиционные продукты питания, так и продукты питания определенного свойства».

Но наибольшие споры вызывает проект Роспотребнадзора, который предложил сделать цветовую индикацию по типу светофора, где зеленый означает полезные продукты, а красный – те продукты, потребление которых следует ограничить. Вообще этот документ много раз редактировался, на данный момент обсуждается уже 21‑я версия.

Максим Григорьев⁄ТАСС

Удовольствие против количества

Большинство производителей встретили эту идею в штыки. Потому что все продукты, допустим, с высоким содержанием сахара автоматически попадут в «красную зону», что будет восприниматься покупателями как нездоровая еда.

Как отметила ведущий научный сотрудник ВНИИКП – филиала ФГБНУ «Федерального научного центра пищевых систем имени В. М. Горбатого» РАН Елена Солдатова, кондитеры прекрасно понимают, что при разработке цветовой индикации кондитерские изделия изначально не рассматриваются как продукты здорового питания.

«К плюсам этой маркировки можно отнести удобство и простоту восприятия информации потребителем, а к минусам – уж слишком упрощенный формат, который объективно не отражает питательную ценность продукта и влияние его составных частей на здоровье, – сказала она. – В частности, руководствуясь этой системой, продукты с консервантами, красителями и другими добавками могут восприниматься потребителями как более полезные, чем без них. Обезжиренные молочные продукты могут восприниматься как более полезные аналоги продуктов с нормальной жирностью, и это при том, что последние научные исследования говорят об обратном».

Подобные нестыковки в маркировке Великобритании, которая тоже использует систему светофора, несколько лет назад вынудили Еврокомиссию инициировать расследование о несоответствии системы маркировки праву ЕС. Многие страны это разбирательство поддержали. «Польза кондитерских изделий заключается в полученном удовольствии, а возможный вред может объясняться только количеством съеденного», – добавила Солдатова.

Советник по сельскому хозяйству посольства Франции Катя Руанэ рассказала о том, что даже расширенную маркировку пищевой ценности, которая действует на территории ЕС, не понимают 30% французов. Проблему ожирения населения она никак не решает. И тогда правительство Франции разработало собственную маркировку, которая получила название Nutri-Score. В отличие от российского светофора, она имеет пять цветов, обозначенных латинскими буквами от A до E. Значок располагается на лицевой части упаковки и очень прост для понимания. Первых результатов его использования еще нет, поскольку он был внедрен только в конце прошлого года. Тогда почему Франция остановилась именно на нем? Потому что таковы были результаты эксперимента.

«Мы выбрали четыре логотипа, которые мы протестировали в реальных условиях в магазинах, – сказала Руанэ. – Каждая система – на десяти магазинах, и еще 20 контрольных магазинов, где не было никакой системы. Всего 60 магазинов в разных регионах Франции. Мы анализировали продуктовые корзины на кассе. И этот логотип показал наилучший результат. Он имел самое большое влияние на покупки потребителей и позволил улучшить пищевую ценность продуктовой корзины».

Но главный недостаток этой маркировки в том, что значок тоже добровольный. Многие производители не хотят его использовать. «Мы не можем его поставить на все продукты, например, на те продукты, которые занимают площадь меньше 25 кв. см, – рассказала Руанэ. – Некоторые критикуют саму формулу расчета оценки, потому что мы не берем в расчет витамины, но ни одна из предложенных систем не была идеальна. Также потребитель может неверно подумать, что, покупая только категорию «А», он удовлетворит свой пищевой баланс».

Gareth Fuller⁄FA Bobo⁄PIXSELL⁄PA Images/TASS

Добровольный самообман

В итоге научное и промышленное сообщества России сошлись на том, что маркировка должна быть для производителей добровольной. Хочешь – приклеивай значок, не хочешь – не приклеивай.

«Сложно найти объективные причины добровольного нанесения информации, формирующей у покупателя негативное отношение к продукту, – заметила Солдатова. – Можно предположить, что добровольно такую маркировку нанесет очень ограниченное количество производителей. То есть еще до старта проекта напрашивается вывод о низкой вовлеченности большинства производителей в инициативу Роспотребнадзора. В связи с этим, по мнению института, гораздо более перспективной и обоснованной является система маркировки, принятая в большинстве стран ЕС, которая направлена на предоставление информации о том, сколько белков, жиров и калорий содержится в продукте и сколько это составляет процентов от дневной нормы, но без указания цветовой индексации».

Председатель комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Михаил Щетинин считает, что сегодня производители и так довольно свободны в своих действиях. Хотят – производят продукты по ГОСТу, не хотят – по техническим условиям (ТУ), которые пишут сами. В этой ситуации никто не думает об интересах потребителей. Поэтому маркировка, по его мнению, должна стать обязательной. «Увидев красный цвет, нужно подумать, потому что прямой опасности от употребления того или иного продукта нет, – сказал он. – Но если ты будешь есть одну свинину и пивом ее запивать, то это никуда не годится. Поэтому стоит посмотреть, как применять этот светофор. Возможно, на какие-то продукты его ставить не нужно при условии, что рецептура будет соблюдена должным образом».

Как отметила Зинаида Медведева, проекты, предлагаемые Минздравом и Роспотребнадзором, просто не могут быть обязательными, поскольку иначе возникает слишком много технических вопросов. К примеру, показатели, которые выносятся на упаковку, рассчитываются двумя методами: при помощи лабораторных анализов или же математически. «Есть таблицы, согласно которым они считают, сколько ингредиентов они положили в продукт, – рассказала она. – Таким образом высчитывают, сколько у них жиров, белков и углеводов, а затем пишут это на этикетке. Если добавить туда показатели, то не все из них можно посчитать таким образом. То есть мы обяжем всех наших производителей делать лабораторные анализы, последует масса внутренней работы. Производителю в среднем нужно полтора года, чтобы перейти на новые этикетки. Объявив «светофор» обязательным, мы не решим этого вопроса. Есть очень много нюансов, которые знают только пищевики».

При этом двигаться в сторону расширения обязательной маркировки, по ее мнению, необходимо. «Просто у нас нет другого выхода, – считает она. – Это будет долго и мучительно, это займет несколько лет, но главное, что это будет сделано. Некоторые продукты, которые идут на экспорт, они маркируют по законам той страны, куда они экспортируются, и зачастую маркировка там расширенная, там все указано. Меня удивляет, почему нельзя то же самое сделать для нашего рынка».

Изменение обязательной маркировки – первый шаг, который должен быть сделан правительством, заявила Медведева. И только после этого следует приступать к образованию населения, а не наоборот. «Люди не способны делать выводы из той информации, которая есть, – объяснила она. – И это понятно, потому что там отсутствуют ключевые показатели, которые говорили бы о качестве продукта. Основные признаки нездорового продукта – это высокое содержание трансжиров, высокое содержание насыщенных жиров и высокое содержание сахара и соли. В современной маркировке ни одного из этих показателей нет. Есть только отдельные производители, например, некоторые транснациональные компании, которые указывают это добровольно. Но, опять же, из-за того, что она добровольная, они обходят острые моменты. Например, в составе томатного соуса указывают все, кроме сахара».

Потребителя можно научить ключевым словам, объяснить все логические цепочки при выборе продукта, но дальше этот образованный потребитель приходит в магазин и не находит этих ключевых слов на упаковке. «Это совершенно другой уровень, когда из тени выходят не только хорошие производители, а все, – отметила Медведева. – Если у тебя есть трансжиры, ты напишешь об этом. Если у тебя 30% насыщенных жиров в составе, ты напишешь об этом. И без этого говорить о стратегии ЗОЖ, об образовании населения просто не имеет смысла».

Другая проблема – увеличить шрифт и найти для этого место на этикетке. «Почему состав продуктов и тем более его питательная ценность должны быть таким секретом? – недоумевает Медведева. – Почему написать три юридических адреса производителя важнее, чем написать читаемую питательную ценность продукта? И это все понимают, но почему-то ничего не меняется». Зачастую производителям приходится дублировать информацию на нескольких языках, когда товар планируется продавать в нескольких странах. Это тоже занимает много площади.

«Сахар, соль, насыщенные жиры представляют определенный риск, но в долгосрочной перспективе, – отметила Кочеткова. – Когда 20‑летнему мальчику говоришь о принципах здорового питания, о том, что он может закончить свой активный образ жизни в 63 года вместо 83, то ему очень трудно это представить. Когда мне было 20, я думала, что 40 – это очень много, но сегодня я читаю этикетки».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK