18 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Локализация без фанатизма

Минэкономразвития предложило в очередной раз пересмотреть подход к допуску компаний в особые экономические зоны. Теперь для того, чтобы стать их резидентом и получить налоговые и таможенные льготы, нужно будет доказать приверженность принципам локализации производства и импортозамещения. При этом глава МЭР Максим Орешкин еще недавно призывал отойти от импортозамещения в экономике в целом и сосредоточиться на способах облегчить импорт и экспорт российским компаниям.

Проект приказа о новых правилах приема в ОЭЗ размещен на портале раскрытия информации о новых нормативно-правовых актах. Под документом стоит подпись министра экономического развития Максима Орешкина. Главное нововведение — дополнительный критерий оценки компаний-претендентов на статус резидента ОЭЗ. Им станет уровень локализации производства.

Он будет рассчитываться по специальной формуле, в которой будут учитываться валовая прибыль, затраты на содержание рабочих мест и амортизация основных средств. К их сумме необходимо прибавить половину от общей стоимости реализованной продукции, и полученное число разделить на ее (общей стоимости продукции) полную величину. Итоговый показатель выражается в процентах.

Авторы идеи, которой еще предстоит пройти общественные обсуждения и антикоррупционную экспертизу, рассчитывают, что уровень локализации производства будет сильно влиять на шансы компаний быть принятыми в ОЭЗ. Претенденты будут указывать его в бизнес-плане, который изучит специальный экспертный совет. Такие советы существуют по отдельности для каждого вида зон: промышленно-производственных, технико-внедренческих, туристско-рекреационных и портовых.

Если локализация сырья и комплектующих достигнет уровня 60% и выше, предприятие получит три балла; от 30% до 59% (или если компания ориентирована на предоставление услуг и вообще не собирается выпускать продукцию) — два. За локализацию ниже 30% придется довольствоваться одним баллом. Полученные баллы станут частью общей итоговой оценки, которую экспертный совет поставит каждому претенденту. Для попадания в ОЭЗ необходимо набрать от десяти (для туристско-рекреационной зоны) до 13 (для портовой) баллов.

Оставшиеся баллы можно добрать за счет других критериев. Все они указаны в нынешних правилах, которые действуют с августа прошлого года. Это соответствие бизнес-плана целям создания конкретной зоны, степень финансовой устойчивости проекта (способность финансирования с помощью собственных и заемных средств), срок окупаемости, наличие в зоне необходимой инфраструктуры и уровень проработки маркетинговой стратегии.

Особые экономические зоны — распространенная практика властей многих стран по привлечению иностранного капитала и передовых технологий в отдельные отрасли экономики, а также по созданию новых рабочих мест. Зарубежным резидентам предоставляются налоговые и таможенные льготы взамен на обязательство привлекать местных поставщиков. Для локальных участников ОЭЗ является мерой поддержки со стороны государства: власти надеются, что бизнесмены, освободившись от налогов и получив готовую инфраструктуру, будут наращивать производство, особенно высокотехнологичное.

В России особые экономические зоны начали создаваться в 2005 году, после принятия соответствующего федерального закона. Сейчас по всей стране работают 16 ОЭЗ: семь промышленно-производственных, пять технико-внедренческих, три туристско-рекреационные и одна портовая (ОЭЗ «Ульяновск»). Правда, на деле портовой она не является и специализируется на развитии авиации и логистике авиационных грузов. На сайте РОСОЭЗ термин «портовая зона» применительно к ней заменен на «логистическую».

Резиденты ОЭЗ могут рассчитывать на льготные ставки по налогам на прибыль (вплоть до 0%), имущество, землю и транспорт, а также по социальным взносам. Конкретные условия отдельно обсуждаются с каждым инвестором. Взамен от них требуются капитальные вложения в размере не менее трех миллионов евро, причем произвести их нужно в первый же год работы.

Оператором ОЭЗ выступает управляющая компания «Особые экономические зоны», полностью принадлежащая государству. До 2010 года она обеспечивала в зонах всю необходимую инфраструктуру (устраивала тендеры в качестве заказчика), а теперь привлекает новых резидентов. Согласно информации на ее сайте, в 2012 году во всех ОЭЗ суммарно работали 340 компаний из 23 стран, а общий объем их инвестиций пять лет назад достигал 400 миллиардов рублей. Кроме того, каждая зона является самостоятельным акционерным обществом (также принадлежащим государству) со своим руководством.

При этом, в отличие от многих зарубежных аналогов, резидентам российских ОЭЗ до сих пор необязательно отчитываться о привлечении локальных поставщиков и партнеров. Именно к этому и апеллирует Минэкономразвития, готовя приказ с новыми правилами допуска. Российские промышленные предприятия недостаточно активно занимаются производством высокотехнологичной продукции, говорят в ведомстве. Компенсировать это можно, если привлекать их самих в ОЭЗ или обязать сотрудничать с ними других резидентов, в том числе и иностранных.

Новый механизм оценки направлен, в первую очередь, на них, хотя попадут под него все желающие работать в ОЭЗ, независимо от происхождения. В случае с российскими резидентами локализация фактически превращается в импортозамещение. И это несколько противоречит позиции Минэкономразвития и его главы Максима Орешкина. 20 октября он выступил против чрезмерного импортозамещения.

«У нас в целом в экономической политике в последние несколько лет довольно серьезно усилилось движение в пользу локализации. Такой тренд, конечно, был важен, когда стояла задача по стабилизации платежного баланса. Это 2015 год, начало 2016 года. Но, если смотреть долгосрочно, международная торговля устроена по-другому, и постепенно нужно переходить к другим принципам», — говорил чиновник.

Среди таких принципов — либерализация валютного контроля (весной глава ЦБ Эльвира Набиуллина обещала отменить паспорта сделок для экспортеров), инвестиции в инфраструкутуру и принципиально другой подход к импорту и экспорту. По словам Орешкина, наиболее востребованной в мире становится торговля не конечными, а промежуточными товарами. «Поэтому несырьевой экспорт надо рассматривать и как продажу компонентов в рамках глобальных торговых цепочек. Необходимыми условиями для этого являются международная кооперация и легкая доступность зарубежных рынков», — уверен министр.

Как стремление к имопртозамещению в рамках особых экономических зон будет уживаться с желанием отойти от него в экономике в целом, пока неизвестно. По июльским расчетам Минэкономразвития, средние показатели эффективности работы ОЭЗ в России составляют 67% (за все работы) и 84% (в 2016 году). Под эффективностью работы ОЭЗ понимается окупаемость государственных инвестиций в инфраструктуру и рентабельность резидентов. При этом самыми неэффективными оказались туристско-рекрационные зоны, в том числе чеченская (горнолыжный курорт «Ведучи» в Итум-Калинском районе), эффективность которой за три года существования составила лишь 16%. Лидерами же стали технико-внедренческие ОЭЗ со средним результатом в 96%.

ОЭЗ — не единственная мера поддержки бизнеса в определенном регионе. В России также существуют территории опережающего развития (ТОР) и свободный порт Владивосток. С 2014 по 2017 годы ТОРы могут создаваться только на Дальнем Востоке (что выделяет его среди других российских регионов), затем — в любой части страны. Сейчас, по данным правительства, на Дальнем Востоке работают 18 ТОРов.

В общей сложности, они привлекли 192 резидента и 2,1 триллиона рублей инвестиций. Участникам обещают немного другие преференции, нежели в ОЭЗ. В частности, они могут рассчитывать на льготное финансирование от государства и слабый контроль (в обмен на создание не менее 20 рабочих мест). Это связано с тем, что ТОРы и ОЭЗ преследуют немного разные цели: первые больше направлены на экономическое развитие территории и формирование привлекательной бизнес-среды, вторые — на развитие отдельных отраслей экономики. В октябре Дмитрий Медведев подписал постановление о создании первых ТОРов за пределами Дальнего Востока: в Удмуртии, Мордовии, Саратовской и Ярославской областях.

Задача свободного порта Владивосток — привлекать логистические компании на российский Дальний Восток и стимулировать развитие экспортоориентированных производств в регионе (за счет нулевых вывозных пошлин на готовую продукцию и ввозных — на сырье, а также быстрому возврату НДС). Правда, на недавнем Восточном экономическом форуме резиденты порта жаловались, что обещанные облегченные условия действуют далеко не всегда: вернуть НДС бывает слишком сложно, а свободный таможенный режим распространяется не на все виды продукции.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK